Киноафиша Москвы

Фильм «Медея»

Medea (1988, Дания)

5.4
оценить
Кино: «Медея»
Кино: «Медея»
  • 16+ 1 час 17 минут
  • жанр
    Драма
  • Дата выхода:

Режиссер фильма «Медея»

62 года Фильмов: 22

Датский режиссер, один из самых авторитетных (и радикальных) кинопостановщиков в мире: в ранних короткометражках вообще откусывал головы голубям. Прославился не только своими фильмами, но и провокационными высказываниями и эпатажными выходками. Но каким бы отъявленным трикстером и мастером эпатажа ни был фон Триер, он понимает про кино одну важную вещь: это не сложившееся, а все еще развивающееся искусство — и Ларс, как никто другой, занят раздвиганием границ экрана. Когда-то в его фильмах — например, в E-трилогии, рассказывающей про гибель европейской цивилизации («Элемент преступления», «Эпидемия», «Европа»), — форма опережала содержание, поэтому Тарковский, под влиянием которого был сделан «Элемент преступления», назвал фильм барахлом, но уже начиная с трилогии «Золотое сердце» про женщин-мучениц («Рассекая волны», «Идиоты», «Танцующая в темноте») форма пришла в надлежащее сочетание с содержанием, в то время как сам Триер мимоходом создавал и выбрасывал за ненадобностью целые кинематографические течения наподобие Dogme 95. Поздний период творчества режиссера — это незавершенная трилогия «США — страна возможностей» («Догвиль», «Мандерлай», так и не снятый «Васингтон») и «Трилогия депрессии» («Антихрист», «Меланхолия», «Нимфоманка»). Впрочем, были у фон Триера и сольные фильмы: дипломная работа «Картины освобождения» про эсэсовца, телевизионная «Медея» по предсмертному сценарию Карла Теодора Дрейера, кризисная, но славная офисная комедия «Самый главный босс», а также снятый под впечатлением от «Твин Пикса» сериал «Королевство», «торжество всеобъемлющей чуши», которое становилось от серии к серии только безумнее и так и не было завершено.

Как вам фильм?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Лучшие отзывы о фильме «Медея»

Фото moskovtseva
отзывы:
48
оценок:
48
рейтинг:
33
9

Два года назад какая-то сумасшедшая выбросила из окна двоих своих детей, а затем выбросилась сама. Приревновала мужа. "Чокнутая", - сказали коллеги. "Медея", - подумала я.
Из всевозможных трактовок образа загадочной колхидской царевны Ларс фон Триер избрал наиболее жизненную интерпретацию мифа за авторством Еврипида, которая и через тысячи лет спустя все еще остается действующей, в сводке новостей обернувшись банальной бытовухой со статьей.
Герои древнегреческих мифов при ближайшем рассмотрении, конечно, пугают неискушенного современника. Инцесты, братоубийства и прочие издержки родственных отношений там цветут и пахнут, прорастая какими-то совершенно жуткого вида плодами. Но, несмотря на слухи (тысячелетней давности) о том, что детоубийство Медее Еврипид приписал за взятку, точность попадания в образ заставляют в этом сомневаться. За деньги или без, но автор древнегреческой трагедии так или иначе вычленил суть природы решительной, сильной и беспощадной женщины.
Безумна ли Медея? Вряд ли. Но в отличие от Триера, снявшего свою картину в сотнях оттенков тусклого, Медея не признает полутонов. Для нее есть или черное, или белое. И потому вся мощь ее любовного чувства, ставшего причиной многих злодеяний, предшествующих рассказанной истории, перерождается в равный по силе антипод. Ненависть ее абсолютна и холодна. Это не преступление в состоянии аффекта, это - единственный выход сознания, которое не признает компромиссов. Медея не зря наделена колдовскими способностями – это отдаляет ее от простых смертных с их возможностями смирения и прощения. У Медеи нет ни того, ни другого, по силе своих страстей она, скорее, античное божество, а потому может и миловать и, что в ее случае более верно, казнить. То, что она совершает – это даже не месть. Она забирает обратно то, что так щедро подарила человеку, не оценившему ни этот дар, ни ее саму.
Тягучая мрачная атмосфера и гипнотический эффект, которые создает тусклая, колеблющаяся картинка стали если не идеальным, то, во всяком случае, художественно оправданным способом визуализации всего нагромождения человеческих страданий, о которых идет речь. Сама героиня – постаревшая, сосредоточенная на собственном горе, великолепно сыграна. Ее символический жест в предпоследней сцене – освобождение от груза беды, и только тогда ее лицо, наконец, искажает горе, которое она носила в себе.
Очень сильно.

1
0
12 августа 2013
Фото kinomedved.livejournal.com
отзывы:
946
оценок:
965
рейтинг:
159
1

Смертельно занудная, хотя и лапидарная, хотя и, хочется сказать, симпотно снятая, экранизация Еврипида. Однако раннее эпигонство Триера под Тарковского несколько заебало. Не без блеска он его эпигонствует, конешно, ну да всё равно – это ведь только эпигонство, эпигонство, да и только. Смотреть на, пусть и короткую, «Медею» – одно сплошное дискомфортствие. Ибо сюжет избит донельзя, ни хуя нового тута не скажешь, а природу, водичку, коней и всё такое прочее мы уже видели у Тарковского. Тарковский закрыл тему. Ларсик всё пытался ее открыть заново, но только позже станет понятно, что он и сам не так-то просто открывается.

0
0
17 марта 2011

Галерея

Главная фотография предоставлена пользователем: Elena Belyaeva