Фильм

Фильм Медея

Medea (1988, Дания), IMDb: 7.1

6.9
7.1
Предоставлено пользователем: Elena Belyaeva
1/17
СтранаДания
ЖанрыДрама
Продолжительность1 час 17 минут
Дата выхода1 января 1988
Возрастное ограничение16+
Датский режиссер, один из самых авторитетных (и радикальных) кинопостановщиков в мире: в ранних короткометражках вообще откусывал головы голубям. Прославился не только своими фильмами, но и провокационными высказываниями и эпатажными выходками. Но каким бы отъявленным трикстером и мастером эпатажа ни был фон Триер, он понимает про кино одну важную вещь: это не сложившееся, а все еще развивающееся искусство — и Ларс, как никто другой, занят раздвиганием границ экрана. Когда-то в его фильмах — например, в E-трилогии, рассказывающей про гибель европейской цивилизации («Элемент преступления», «Эпидемия», «Европа»), — форма опережала содержание, поэтому Тарковский, под влиянием которого был сделан «Элемент преступления», назвал фильм барахлом, но уже начиная с трилогии «Золотое сердце» про женщин-мучениц («Рассекая волны», «Идиоты», «Танцующая в темноте») форма пришла в надлежащее сочетание с содержанием, в то время как сам Триер мимоходом создавал и выбрасывал за ненадобностью целые кинематографические течения наподобие Dogme 95. Поздний период творчества режиссера — это незавершенная трилогия «США — страна возможностей» («Догвиль», «Мандерлай», так и не снятый «Васингтон») и «Трилогия депрессии» («Антихрист», «Меланхолия», «Нимфоманка»). Впрочем, были у фон Триера и сольные фильмы: дипломная работа «Картины освобождения» про эсэсовца, телевизионная «Медея» по предсмертному сценарию Карла Теодора Дрейера, кризисная, но славная офисная комедия «Самый главный босс», а также снятый под впечатлением от «Твин Пикса» сериал «Королевство», «торжество всеобъемлющей чуши», которое становилось от серии к серии только безумнее и так и не было завершено.
9

Два года назад какая-то сумасшедшая выбросила из окна двоих своих детей, а затем выбросилась сама. Приревновала мужа. "Чокнутая", - сказали коллеги. "Медея", - подумала я.
Из всевозможных трактовок образа загадочной колхидской царевны Ларс фон Триер избрал наиболее жизненную интерпретацию мифа за авторством Еврипида, которая и через тысячи лет спустя все еще остается действующей, в сводке новостей обернувшись банальной бытовухой со статьей.
Герои древнегреческих мифов при ближайшем рассмотрении, конечно, пугают неискушенного современника. Инцесты, братоубийства и прочие издержки родственных отношений там цветут и пахнут, прорастая какими-то совершенно жуткого вида плодами. Но, несмотря на слухи (тысячелетней давности) о том, что детоубийство Медее Еврипид приписал за взятку, точность попадания в образ заставляют в этом сомневаться. За деньги или без, но автор древнегреческой трагедии так или иначе вычленил суть природы решительной, сильной и беспощадной женщины.
Безумна ли Медея? Вряд ли. Но в отличие от Триера, снявшего свою картину в сотнях оттенков тусклого, Медея не признает полутонов. Для нее есть или черное, или белое. И потому вся мощь ее любовного чувства, ставшего причиной многих злодеяний, предшествующих рассказанной истории, перерождается в равный по силе антипод. Ненависть ее абсолютна и холодна. Это не преступление в состоянии аффекта, это - единственный выход сознания, которое не признает компромиссов. Медея не зря наделена колдовскими способностями – это отдаляет ее от простых смертных с их возможностями смирения и прощения. У Медеи нет ни того, ни другого, по силе своих страстей она, скорее, античное божество, а потому может и миловать и, что в ее случае более верно, казнить. То, что она совершает – это даже не месть. Она забирает обратно то, что так щедро подарила человеку, не оценившему ни этот дар, ни ее саму.
Тягучая мрачная атмосфера и гипнотический эффект, которые создает тусклая, колеблющаяся картинка стали если не идеальным, то, во всяком случае, художественно оправданным способом визуализации всего нагромождения человеческих страданий, о которых идет речь. Сама героиня – постаревшая, сосредоточенная на собственном горе, великолепно сыграна. Ее символический жест в предпоследней сцене – освобождение от груза беды, и только тогда ее лицо, наконец, искажает горе, которое она носила в себе.
Очень сильно.

12 августа 2013
Все отзывы
Читайте также
6 малоизвестных фильмов великих режиссеров, снятых для телевидения
6
малоизвестных фильмов великих режиссеров, снятых для телевидения
6 малоизвестных фильмов великих режиссеров, снятых для телевидения
Сериал «Amore More»: эротическая трагикомедия против полиамории
Сериал «Amore More»: эротическая трагикомедия против полиамории
Сериал «Amore More»: эротическая трагикомедия против полиамории
11 новых российских фильмов, снятых за пределами Садового кольца
11
новых российских фильмов, снятых за пределами Садового кольца
11 новых российских фильмов, снятых за пределами Садового кольца
Достаточно крови: что нового о вампирах рассказывают «Морбиус» и «Ампир V»?
Достаточно крови: что нового о вампирах рассказывают «Морбиус» и «Ампир V»?
Достаточно крови: что нового о вампирах рассказывают «Морбиус» и «Ампир V»?
Создайте уникальную страницу своего события на «Афише»
Это возможность рассказать о нем многомиллионной аудитории и увеличить посещаемость