Киноафиша Москвы

Фильм «Она»

Elle (2016, Франция, Германия, Бельгия)

7.7
оценить
0:00 / 0:00
0:00

Она

Она (без перевода)

Смотреть трейлер
  • 18+ 2 часа 10 минут
  • жанр
    Драма, Триллер
  • Дата выхода в России:

Злая эротическая комедия Пола Верхувена

Пол Верхувен в свои 78 лет снял провокационный, смешной, язвительный, злой фильм, разоблачающий общество потребления, делающий это изысканно и свежо. Получившая за эту роль приз в Каннах Изабель Юппер играет измученную обстоятельствами женщину, которую насилует и преследует извращенец. Она бы и махнула на это рукой, да только насильник сам не отстает: пишет эсэмэски, заходит к ней домой, заглядывает в сны. Он ей даже, пожалуй, нравится — привносит разнообразие в серую жизнь. «Она» — дьявольский коктейль, состоящий из сплошной запрещенки: садомазохизм, феминизм, харассмент, видеоигры, обрезание, йога, расизм, похороны, котики.

Рецензия «Афиши» на фильм

Фото Станислав Зельвенский
отзывы:
1168
оценок:
799
рейтинг:
18227
9

Пол Верхувен лютует в Париже

Парижанка Мишель Леблан (Изабель Юппер), хозяйка компании по производству компьютерных игр, после развода живет в огромном доме одна, не считая британского кота. Однажды туда вламывается человек в балаклаве и насилует ее. У Мишель сложные отношения с полицией, поэтому она принимает ванну, припудривает синяк, сдает анализы и продолжает жить дальше. Тем более что вокруг тоже много интересного. Мама (Жюдит Магр), сделав очередную пластическую операцию, собирается замуж за жиголо, который младше ее лет на пятьдесят. Бывший муж (Шарль Берлин), писатель-неудачник, тоже нашел себе молодую подружку. Сын (Йонас Блоке) работает в фастфуде и вот-вот станет отцом (но там есть нюансы). Лучшая подруга (Анна Консиньи) не знает, что ее муж (Кристиан Беркель) спит с Мишель. Впрочем, он Мишель надоел, и она поглядывает на набожного финансиста (Лоран Лафитт), тоже женатого, из дома напротив. Наконец, именно сейчас отец Мишель, сорок лет проведший за решеткой, подал очередное прошение о помиловании.

После возвращения Пола Верхувена в Европу его имя то и дело упоминалось в связи с разными историями — от сорвавшегося в последний момент «Азазеля» до, например, его старинного проекта про Иисуса, — и тем временем как-то незаметно с выхода «Черной книги» прошло десять лет. Всплыл голландец неожиданно во Франции в качестве иностранного тренера местной звездной команды: французские деньги, французский материал, французская съемочная группа — Верхувен приехал с разговорником, ассистенткой и монтажером. «Она» — экранизация свежего романа Филиппа Джиана, известного в первую очередь по «37,2 по утрам» (сценарий написал ничем вроде бы не примечательный американец Дэвид Берк). Книга называется «О…» (в значении «Ох…») — и, собственно, это почти исчерпывающая рецензия на картину.

По репортажам из Канн, куда Верхувен попал второй раз в жизни, складывалось впечатление, что это какой-то немыслимо провокационный фильм. Что вроде бы больше говорит о нынешней пугливой эпохе (и общей ажитации каннских корреспондентов), чем о самой работе: рискованная — да, шокирующая — едва ли. Это очень французское сочетание черной комедии, триллера и эротической драмы — в духе какого-нибудь Мишеля Девиля. И ядовитая ирония над буржуазными нравами, которой иногда тонко, а иногда не очень пронизана «Она», конечно же, никаким боком не является сюрпризом.

Но режиссер не просто так ухватился за эту книгу: в центре ее невероятно эффектный образ, который как родной встает в верхувеновскую галерею парадных женских портретов. Красавица и чудовище (в одном, разумеется, лице), чьи тонкие кости сделаны из титанового сплава. Тут должны быть какие-то ритуальные славословия в адрес Изабель Юппер, но что говорить, она великая; у Мерил Стрип, наверное, шире диапазон, но, когда Юппер на экране, не возникает вопросов, кто лучшая актриса мирового кинематографа (и о возрасте рассуждать слегка неприлично, но, святые угодники, ей здесь за 60). Детективом «Она» довольно лениво притворяется чуть больше часа, а главная, держащая до последних минут интрига касается внутренней трансформации героини — о которой мы пытаемся судить не столько по действиям (которых тоже хватает, впрочем), сколько по жестам, взглядам, интонациям. И угадываем, как правило, неправильно. Вдобавок Верхувен дразнит умолчаниями: скажем, роль героини в ужасающих событиях сорокалетней давности так и остается до конца не раскрытой. В каждой следующей сцене Мишель может оказаться жертвой, а может — агрессором; в любом случае виктимным ее поведение, мягко говоря, не назовешь. «Стыд — недостаточно сильное чувство, чтобы хоть от чего-нибудь нас удержать», — бросает героиня фразу, которую можно печатать на бокс-сете с полной фильмографией Верхувена.

Предположение, что изнасилование — не в смысле какого-то БДСМ, а в самом классическом варианте — может быть действием, скажем так, с разными последствиями, и вправду, вероятно, выглядит очень провокативным, особенно в культурном климате 2016 года. То, что Верхувен не боится заглядывать туда, куда не принято, и то, с каким лицом он это делает, заслужило ему репутацию мизантропа. Но этот саркастичный, жесткий, местами болезненный (хотя чаще все-таки смешной) фильм, снятый вдобавок в приглушенных тонах, вопреки всему оставляет впечатление светлое, почти оптимистическое. Все без исключения герои, не только Мишель, так или иначе пытаются сладить со своими пороками — или желаниями, которые мы договорились считать пороками. Но стоит посмотреть на вещи чуть шире и признать, что люди устроены чуть сложнее, чем написано в Библии или в газете, этот новый взгляд дает замечательный освобождающий эффект. И никакая это не мизантропия, ровно наоборот. Мы невыносимы, но это нормально, говорит 78-летний голландец. Человек человеку кот.

27

Отзывы пользователей о фильме «Она»

Фото Артур Сумароков
отзывы:
59
оценок:
93
рейтинг:
44
9

В дом немолодой состоятельной женщины Мишель Леблан врывается неизвестный и подвергает ее сексуальному насилию в особо жесткой форме. Кончив свое неблагодарное занятие, таинственный угнетатель исчезает во тьме ночной, оставив Мишель наедине с самой собой и новыми нелицеприятными обстоятельствами, ведь насилие, по злой иронии судьбы, сопровождало ее слишком часто по жизни. Придя в себя достаточно скоротечно, женщина начинает продумывать план мести насильнику, которого, однако, надо сперва вычислить в ближайшем и далеком окружении, а подозреваемых оказывается даже больше, чем она предполагала изначально. Впрочем, разве действительно все мужчины - насильники, или все таки с Мишель давно не все в порядке?!
К напоенным до краев эротикой, сладострастием безумия и социобиологическими рекурсиями произведениям популярного французского писателя армянского происхождения Филиппа Джиана с конца 80-х обращались режиссеры Ив Буассе, Жан-Жак Бенекс, братья Ларье и Андре Тешине, но лишь Бенекс в своей культовой ленте "37.2 по утрам" 1986 года смог более чем достоверно передать ту многофактурность и изощренную перверсивность прозы Джиана, подобрав более чем адекватное - на тонкой грани дозволенного, впрочем - ее переложение на киноязык и эстетику угасающей Новой волны, тогда как все прочие постановщики, бравшиеся за книги порочного француза-постмодерниста, вязли в бытовой и личностной шелухе, в итоге чего последующие экранизации теряли в базовой авторской философии, но выигрывали по гамбургскому счёту в своей предпочтительной жанровости. И лишь экранизация романа "О...", кинокартина "Она" 2016 года сломила стены тотального невосприятия и разночтения прозы Джиана, заодно вернув утраченное реноме некогда главному поставщику жестоких сексуальных игрищ Полу Верховену.
Следует отметить, что "Она" с игривой непосредственностью тасует все жанровые карты, ведь, строго говоря, фильм Верховена представляет из себя воистину дикую смесь психопатологической драмы, эротического триллера и черной сатирической комедии, подспудно дополненной элементами пресловутого эксплуатационного кинематографа "rape & revenge". Однако такие контрастные души чересчур разных жанров не мешают быть фильму по-настоящему сбалансированным, снятым предельно приглушенно и на полутонах, не оставляя на антресолях несомненную детективную интригу фильма и постепенно приводя зрителей к достаточно язвительному, псевдошокирующему финалу, итожащему весь монолит кинотекста строго по хардкору.
Верховен в этой картине прибегает к неоднократно апробированному в "Четвертом мужчине" и "Основном инстинкте" художественному методу создания фатальной ложности происходящего на экране, тем паче попутно размышляя не только о неумолимом распаде конкретной личности, но и выходя на более универсальное высказывание о притягательной природе жестокости, о пробуждении притаенных где-то в глубине души, сознания, своего сущностного воплощения опасных и тайных страстей, приводящих не столько к свободе aka либертинажу, сколь к полной деконструкции, деградации, депривации устоявшихся правил бытия; пинки в сторону зажравшейся буржуазии воспринимаются как некое необязательное дополнение к мизантропической философии фильма, одновременно кривозеркалящем мещанской неге "Их" Малгожаты Шумовской - там, правда, безобидному и сознательному в ряде случаев проституированию было дано смиренное оправдание, Верховен же новозбранно ищет плюсы и, что неудивительно, находит их в истории о шерстяной краже и мнимой лакированности сытого общества. Ибо внезапно ли(!?), но самым нормальным персонажем среди всей европейской семьи в самом что ни на есть глобальном масштабе госпожи Леблан оказывается ее насильник, и, несмотря на внутреннюю логику повержения носимого им зла, он куда безобиднее, чем его всамделишно наслаждающаяся болью жертва, в которой зеркалится, рассыпаясь на тысячи осколков, пресловутый закат Европы.
На подсознательном уровне Мишель желала встретиться с насильником, дабы потом окончательно саморазоблачиться, но ирония самой ленты в том лишь, что разницы между саморазоблачением и саморазрушением Мишель упорно не замечает, и привычно желаемое - субъективная сублимация - принимается за действительное, а стремление уравновесить нарушенный статус-кво выглядит не более чем блажью, моральным релятивизмом в терминальной стадии своей инволюции. И вряд ли выглядит совершенно случайным приглашение на главную роль Изабель Юппер, которая в образе Мишель лишь в очередной раз примеряет на себя развратное платьице неприметной, но асоциальной современницы, бетонируя собственные амплуа из картин Ханеке, Оноре, Брейя или Хоакима Триера, при этом режиссерский кинотекст отсылает и к бенефису трио Бенекс-Англад-Даль.
В сущности же режиссёр Верховен привычно меняет акцентацию восприятия центрального персонажа - в итоге чуть ли не намеренно происходит сличение Кэтрин Трэммел и Мишель Леблан. Впрочем, большая неоднозначность таится за личиной писательницы-бисексуалки, охотницы и жертвы, играющей не по правилам мужского мира, мужчин умевшей обманывать изощрённо и неприкрыто агрессивно - впрочем, то была социальная модель поведения девяностых; Мишель же, чья гендерная роль в социуме как альфа-самки и леди-босса слишком часто подвергается сомнениям и насмешкам, чуть ли не сразу после момента изнасилования и далее совершенно не тянет на роль невинной жертвы. Да и на поверхности все те же двойные или тройные авторские игры с реальностью, которые наблюдаются у голландского постановщика еще со времен экранного воплощения прозы Герарда Реве, в которой тщетно было отделить алкогольно-наркоманский бред героя от яви; в "Основном инстинкте" книга-реальность переплетались в зловещей дихотомии, а в новой картине Верховена реальность компьютерных игр лишь дополняет, но не заменяет тот ужас внешнего мира - Верховен стал в некоторой степени реалистом. Нарочитая холодность, бесстрастная хладнокровность Мишель вкупе с возведенным в абсолют собственного существования одиночеством буквально подчеркивает неспособность героини Юппер к нормальной социальной приспособленности, роль дочери, матери и жены не то что бы ее не прельщала совсем, но и слишком важной ее тоже не назовешь в деле личностной идентификации и самореализации этой женщины, которая изначально отрешилась от обыденных гендерных установок, своей в чисто маскулинном сообществе так и не став - карьеризм и тяга к порочным утехам обернулись по сути ничем существенным, в то время как игра с насильником парадоксально делает её бытие пускай и не самым нормальным, но хотя бы имеющем некую цель - как ни странно, познания, ибо незаконное вторжение полового террориста открывает в женщине ящик Пандоры, а сие ведь может быть и весьма приятным, снеся по итогу к чертям ту неброскую притворность и приторность. Пустота внутреннего убранства ее дома, лакированная безжизненность обстановки срифмовывается с тяжким опытом прошлого; все по Фрейду, детка, разве что Верховен позволяет себе и зрителю не ужаснуться такой (анти)героине, но поиронизировать не без сардонической усмешки над ней же. В конце концов, все мы в какой-то степени маньяки, так может стоит таки перестать лицемерничать?! Игра начинает доминировать в пространстве фильма, но игра эта в ту подлинность, от которой столь тщательно уходили в самих себя все без исключения герои фильма. Запустив процесс обратного познания собственного прошлого и переосмысления настоящего, Мишель в содействии с ее насильником неизбежно вытаскивают скелеты из шкафов у всех, под прицелом режиссёра не останется нетронутым ничто и никто, The game Is over.

9
Фото Георгий
отзывы:
709
оценок:
857
рейтинг:
2254
9

Plutôt ange ou démon?

На протяжении двух с лишним часов, которые решившийся купить билет зритель проводит в кинотеатре, не возникает сомнения в правильности выбора фильма – мысль об этом растворяется в калейдоскопе проносящихся в сознании эмоций и размышлений о том, что такие понятия, как боль, страдание и разочарование могут оказываться ключами к познанию новых категорий мироощущения.

5
Фото BlondinkaVkino
отзывы:
20
оценок:
36
рейтинг:
109
7

Фильм «Она» Пола Верховина, на мой субъективный взгляд, получился совсем неоднозначный. С одной стороны, все мы помним эпохальный «Основной инстинкт» (ну тут же стоит вспомнить провальный «Шоугерлз») и по-прежнему восхваляем, превозносим гений и талант Пола Верховина, с другой стороны, новый фильм голландца получился – ну так себе. Да, киноманам негоже отрицательно отзываться о работе заслуженного мэтра. Как можно? Сидят себе рецензисты долины с невероятно огромным багажом Канн и ищут сокрытые смыслы в «комедии об изнасиловании». А что, если король голый? Что, если 77-летний Пол Верховен уже крайне стар и это сказывается на его работе? В возрасте главных героев, в оборванности философии, безумной обреченности, в надрывности характеров, инфантильности мужчин, их слабости. От природы не убежишь в прошлые заслуги. Впрочем, судить, конечно же, вам самим.

Сценарная история картины «Она» основана на романе французского писателя Филиппа Джиана «Ох...», вышедшем в 2012 году. Состоятельная парижанка, разведенная, совладелица бизнеса по компьютерным играм (в книге она руководит группой сценаристов) Мишель однажды оказывается жестоко изнасилованной в собственном доме неизвестным мужчиной в маске. Когда таинственный насильник исчезает, Мишель не заявляет в полицию. Случившиеся пробуждает в ней подавленные психологические травмы прошлого. В детстве она неосознанно помогала своему отцу – серийному убийце, прятать улики. Затем, после его поимки, ей пришлось выдержать травлю со стороны СМИ и общественности. Благодаря этому Мишель научилась жить, несмотря ни на какие потрясения, а тем более изнасилование, и готова была уже забыть про жестокое происшествие у себя дома, но насильник не намерен был ее оставлять. Героиня решила вычислить мужчину, осмелившегося бросить ей вызов. Кто он, среди ее окружения?

Фильм «Она» - эротический триллер с драматическим накалом и черным юмором. Здесь постоянная игра в насильника и жертву является способом для героев почувствовать себя живыми и одолеть навязанные обществом роли. С какой-то легкой отреченностью героиня относится к смерти своих родителей и к предательствам. Она эгоцентрична, независима, жестока, сильна, но не свободна от своей маленькой затравленной девочки внутри, которая искренне не может позволить себе теплых чувств по отношению к кому-либо, даже к родному сыну. Ей не свойственно сочувствие, в ее картине мира ему нет места. И вовсе не из-за отца (действительно пошло), просто единственная возможность для главной героини приблизиться к самой себе, вырваться из круга обязательств социума – быть изнасилованной.

Вне всяких сомнений, что несравненная Изабель Юппер украсила это кино. Ее игра отчаянной и хладнокровной стервы великолепна. К слову, ни одна из американских актрис не отважилась сниматься в «вызывающе безнравственном фильме» (не без основательно: что стало с карьерой главной героини «Шоугерлз»?).

Пол Верховен в своем интервью говорит, что «оставит в фильме пробелы, которые зрители будут заполнять сами». Так вот, дорогие ценители европейского кино, стоит увидеть фильм «Она», хотя бы для того, чтобы снова запутаться в своих оценках. По мне, так это состарившиеся «Шоугерлз» в Европе. Настоящим критерием искусства является время. Если спустя десять лет, мы вновь и вновь будем передавать этот фильм друг другу с пометкой «обязательно к просмотру», то тогда, пожалуй, возраст тут ни при чем.

5
Фото Эмиль
отзывы:
26
оценок:
29
рейтинг:
21
7

Неплохой фильм, хотя не совсем прост для понимания. Слишком много откровенных сцен, хотя для французов это характерно.

3
Фото Dmitry Scherbakov
отзывы:
36
оценок:
42
рейтинг:
27
7

Все-таки Верховен - это не Ханеке+юмор. Попытка сделать европейское кино, конечно, удалась. Это мы поняли: кино получилось очень хорошее. Но все же это не европейское кино, оно американское. Уже один факт, что все точки над и расставлены, почти нет открытых вопросов, то что все ясно - нам дает понять, что здесь сыграл голливудский опыт (ну и, конечно, фирменная жестокость Верховена, тот же великолепный "Робот-полицейский" урезали из-за того, что бандиты слишком жестоко мучают копа Мерфи - сейчас , конечно, режут меньше, поэтому и сцены в Elle на грани получились, как и в Робокопе, впрочем, даже после монтажа). Ну и еще: просмотр телеканалов из серии "в мире животных", классическая музыка, та же Юппер - все это очевидные реверансы в сторону того же Ханеке и , конкретно, "Пианистки". Ханеке конечно очень серьезен, смешного у него мало. Но именно это и есть европейское кино: Жизнь Адель, Белая лента, Виктория и др. Американцы на европейское почве выглядят чуточку неубедительно, именно потому что это взгляд американца на европейское общество: вроде бы все то, все про них, но сама подача какая-то странная. Ну да, иронично, очень иронично, но это ирония не иностранца над туземцами, а это ирония над самим собой, но на чужом языке. Поэтому немного вторично, местами скучно. Но все равно очень метко, очень в точку. Хоть и без послевкусия.

2

Галерея

Информация от прокатчика

Информация предоставлена компанией «Синема Престиж»

Мишель, состоятельная парижанка, владелица — на пару с подругой — крупной компании по разработке видеоигр, с мужем в разводе, у сына своя, взрослая, жизнь. А у Мишель необременительный роман с мужем подруги. Однажды в ее дом врывается мужчина в черном, избивает ее и насилует. Когда он исчезает, Мишель не заявляет в полицию. Жуткая история пробуждает в ней идущие из детства психологические травмы и потаенные инстинкты, связанные с ее отцом, — серийным убийцей, и в каждом из мужчин в своем окружении она начинает видеть насильника. Она хочет найти его, но вовсе не для того, чтобы сдать полиции…