Киноафиша Москвы

Фильм «Головокружение»

Vertigo (1958, США)

6.8
Кино: «Головокружение»

Отставной сыщик Скотти Фергюсон страдает патологическим страхом высоты

Отставной сыщик Скотти Фергюсон страдает патологическим страхом высоты.

Режиссер фильма «Головокружение»

Умер в 1980 году в возрасте 80 лет Фильмов: 54
Постер Птицы
7.8

Птицы 1963

Постер Психоз
7.1

Психоз 1960

Постер Веревка
6.3

Веревка 1948

Постер Шантаж
5.4

Шантаж 1929

Постер Ребекка
5.4

Ребекка 1940

Постер Марни
4.9

Марни 1964

Постер Саботаж
4.6

Саботаж 1936

Постер Безумие
4.3

Безумие 1972

Постер Топаз
4.3

Топаз 1969

Постер Ринг

Ринг 1927

Постер Мэри

Мэри 1931

Рецензия «Афиши» на фильм

Фото Михаил Брашинский
отзывы:
505
оценок:
78
рейтинг:
949
9

Соглашаясь на мольбу старого приятеля (Хелмор) последить за его женой, страдающей раздвоением личности (Новак), бывший коп Скотти Фергюсон (Стюарт), страдающий боязнью высоты, и не подозревает, что ему предстоит сыграть подставную роль в зловещей интриге, дважды влюбиться и оказаться на самой грани, отделяющей любовь от безумия и смерти.

Хотя фильм основан на романе «Из царства мертвых» Буало и Нарсежака, это не детектив — в нем скомпрометирована загадка. За полчаса до финала Хичкок раскрывает все карты, перенося акцент с преступления на чувства. Но и любовь, о которой мог бы стать фильм, скомпрометирована жестокостью и эгоизмом героя, «переделывающего» одну возлюбленную в другую. «Ты мой второй шанс», — говорит Скотти вернувшейся из мертвых Мадлен, и в этом подлинный смысл картины, повествующей о смертельности цифры два. Две женщины, две любви, два падения, два поцелуя — зеркальность построения наводит Скотти на мысль, что на все есть ответ и спасение в системе. В этом его трагическая ошибка: вторых шансов не бывает. «Головокружение» (по иронии судьбы получившее второй шанс, когда в 1996 году его полностью отреставрировали, вернув «Техниколору» оператора Роберта Беркса кровавость, а гениальной музыке Бернарда Херрманна цифровую бездонность) — это падение в зазеркалье, своеобразное роуд-муви, только не по пространству, а вглубь него. Тоннелем становится лестница — бездонная монастырская лестница внутрь наваждения, возможно, самого потрясающего в кино.

Отзывы пользователей о фильме «Головокружение»

Фото Саша Ласкер
отзывы:
2
оценок:
2
рейтинг:
1
7

Протагониста зовут Джон Фергюсон. Фергус - герой ирландской мифологии, у которого было два меча. Первый - обыкновенный, второй же, Лейте, - из Ши, потустороннего мира. Меч Лейте, когда его заносили для удара, светился, словно радуга. Цвета радуги в их последовательности: красный - оранжевый -желтый - зеленый - голубой - синий - фиолетовый. В фильме вскользь упомянуто, что Гэвин Элстер побывал на востоке; веер с восточным рисунком, висящий под бра в комнате Джуди и др. Интересно, что цвета радуги совпадают с цветами чакр: Муладхара (красный) - Свадхиштхана (оранжевый) - Манипура (желтый) - Анахата (зеленый) - Вишуддха (голубой) - Аджна (темно-синий) - Сахасрара (фиолетовый). Еще обратите внимание на то, как змеится дорога, ведущая в лес, где растут секвойи, что оба финальных эпизода связаны с часовней.

Восточный учитель Махатма Мория говорит: "В мозгу есть центр, называемый Колоколом; как резонатор , он собирает симфонию мира и самую глубокую тишину способен превратить в грозный аккорд... так же как спинной мозг зовется Копьем, ибо, желая отразить удары, мы должны напрячь этот канал. "

Фото Артур Сумароков
отзывы:
59
оценок:
93
рейтинг:
44
9

Наиболее деконструирующий существующие жанры и киноязыковые условности классического нарратива, фильм «Головокружение» 1958 года Альфреда Хичкока стартует тем не менее весьма традиционно, в духе уходящих в небытие уже тогда нуаров, когда неоднозначный частный сыщик Скотти Фергюсон с целым буйным выводком фрейдистско-юнгианских комплексов, им не преодоленных, скрипя сердцем соглашается проследить за женой своего давнего друга Гэвина, Мадлен. Но тем очевиднее становится дальше, что в этой сугубо американизированной экранизации романа Буало и Нарсежака, многозначительно трактуемой хоть по диагонали, хоть по вертикали, упущено кое-что, лежащее в общем-то на поверхности изобразительно изысканной киноматерии фильма.

За год до того, как Ален Рене ревизионировал себе право на диалектику памяти в «Хиросиме, mon amour», продолжив её «В прошлом году в Мариенбаде», именно Альфред Хичкок в декорациях подернутого онорической вуалью Сан-Франциско, предвосхищая и опережая, заговорил о том же, о власти памяти над жизнью человека, над его бытием, превращая его неизбежно в некое пластичное истончение привычных вещей, поступков, привычного осознания себя. Даже если не принимать на веру навязанные игровые условности, ведь, по законам нуара никто здесь не является и так самим собой, отняв самостоятельно у себя право на честную идентификацию, то становится ясно, что именно глубинная, генеалогическая память толкает Мадлен возвращаться к портрету своей прабабки, заново, реинкарнируясь, проживать её жизнь, повторять вслед за ней её неизбежный путь рока, будучи не в силах противиться этой мистической, некромантской тяге к соприкосновению к прошлому своей семьи, ведь её нынешнее семейное бытие, режиссёром не вполне проясненное, завуалированное и затаенное, неприхотливо; оно, как и всякое постоянство, лишено своего метафизического смысла, и Мадлен, ведомый по сути человек, оказывается сперва в заложниках своего брака, потом — давнего прошлого в лице Карлотты Вальдес, а уж потом — зависимой от Скотти.

Он же в свою очередь тоже является жертвой игр разума, завязанных на кошмарах собственной памяти. Концентрируя в себе практически все возможные фобии и психологические вывихи, так как акрофобией дело едва ли ограничивается, и в поведении главного героя не без усилий просматривается танатофобия, агорафобия и обсессивно-компульсивное расстройство, Скотти не может отпустить от себя воспоминания о гибели своего напарника; неискупленное и ошибочное чувство вины владеют им столь сильно, что просто страх перед неведомым произрастает в патологию, неизлечимую с каждой минутой. Боязнь вступать в долгие отношения с женщинами приводит к тому, что он начинает их как неосознанно боятся, так и стремиться завладеть той единственной, которая стала его мономанией. Как и безымянный герой Мариенбада, он продолжает помнить ту, что придала его мучительной жизни абрисы смысла, пускай она и не является самой собой, но, ослеплённый желанием воскресить ту память, Скотти, вслед за настоящей Мадлен, а не её псевдообразом, её симулякром, оказывается неспособным противостоять собственным ментальным макабрам. Как и Мадлен повторила точь в точь жизнь и смерть загадочной Карлотты, так и Скотти проиграл заново историю своей единственной настоящей любви, только вместо пресловутого Эроса оставив лишь один Танатос. Много позже, в картине «В прошлом году в Мариенбаде» действие и вовсе перенесется в некий антимир, населённый мертвецами, наказанными амнезией. «Головокружение» лишь совершает полный цикл человеческого существования: человек был, человек жил, человек совершил, человек получил, человек убил, человек умер; человек любил, человек забыл, человек вспомнил, — но только где-то здесь затаилось очевидное сомнение: а был ли вообще этот человек?!

Фото Рома Левентов
отзывы:
164
оценок:
482
рейтинг:
54
5

Надуманный сюжет и концовка, однообразное действие ("Стюарт ведет наружное наблюдение").

С другой стороны, немного саспенса и интриги таки есть, неплохая актерская игра, красивая Ким Новак.

2,75 из 5

Фото M_Thompson
отзывы:
1370
оценок:
1383
рейтинг:
505
9

Старый полицейский (Джеймс Стюарт) испытывает проблемы с головокружением во время пребывания на относительно высоких площадках. Во время одного из заданий Скотти из-за своей болезни допускает гибель своего напарника и подает в отставку. Но дома без дела болтаться он тоже не может и вскоре берется за частное расследование – его друг Гэвин (Том Хэлмор) просит его проследить за женой Мэдлин (Ким Новак), которую подозревает в сумасшествии. Мол, ходит на кладбище, постоянно несет какую-то чепуху. Скотти, после недолгих раздумий, берется за дело. Довольно быстро познакомившись с очаровательной женщиной, он действительно видит, как та посещает кладбище, музей, в котором висит картина с изображением ее бабушки, а также ведет себя всячески странно – ходит с отрешенным видом, да бросается в холодные воды залива Сан-Франциско, из которых Скотти как-то ее и спасает, отогревает и постепенно влюбляется.

Восхитительно исполненный фильм в исполнении Хичкока, которого сразу и не поняли. Снято по книге, построенной на интриге, которую Хичкок раскрывает в середине фильма – Джуди и есть та самая женщина, которая выдавала себя за Мэдлин, чтобы запутать и подставить Скотти. Режиссер никогда особо не восхищался «неожиданными» историями, в которых интрига «кто убийца» раскрывается в самом конце и детективов, в английском понимании этого слова (см. Агата Кристи) не снимал, отдавая предпочтение саспенсу. Ему были интересны иные аспекты сопровождающих все это событий. Как в случае с «Головокружением» - представление женщины в роли другой, и превращении иллюзии в мечту, а потом - в кошмар.

По своему времени фильм был очень передовой в техническом смысле. Хичкок обильно использовал световые фильтры, придавая той или иной сцене более яркий эмоциональный колорит, как это было с более светлыми кадрами появления Мэдлин, приглушенными тонами удрученного Скотти, более мягким освещением Джуди, появляющейся в своем финальном наряде Мэдлин. Для получения искаженной перспективы, когда Скотти стоит на колокольне и смотрит вниз, Хичкок применил трансфокаторный наезд на макет, который сделали специально для этой сцены, скопировав натурные декорации в уменьшенном виде. Этого эффекта головокружения режиссер старался добиться больше десяти лет и только к этому фильму смог технически добиться того, чего хотел.

Кроме того, фильм невероятно сексуален в силу своей затаенной эротичности. Конечно, Хичкок никогда не покажет природу сексуальных отношений в лоб. Как и с тайной, он предпочитает играть со зрителем – все эти сцены с двойным смыслом, огромная сексуальная тяга от Скотти к Мэдлин. Да и маниакальная страсть именно одеть женщину, как одевалась Джудди – это ли не потаенный призыв обратного действия, которого хотел бы на месте Скотти любой другой? Более того, сам темп фильма насколько медлителен и неспешен, что становится ясно – пришло время нового Хичкока.

Фото kinomedved.livejournal.com
отзывы:
946
оценок:
965
рейтинг:
159
1

Головокружительный, конешно, фильм – истинно обворожительный и подлинно завораживающий. Причем такое ощущение, что своей несказанной атмосферой лента не менее чем наполовину обязана восхитительному композеру Бернарду Херрманну. Ведь «Vertigo» – это прежде всего наимощнейший саундтрек, подобных которому я лично не слышал уже лет тыщу. Но и картинка, конешно, соответствует. И форма – Хичкок здесь в такой форме (и она столь свободна), в какой еще никогда, пожалуй, до сего не был. Ну и Стюарт: как все-таки Хитч ловко знает, куда – куда именно – приглашать Стюарта, а куда, понимаешь, – именно Гранта. От Ким Новак я, например, конешно, не в восторге – но, пожалуй, Келли сюда бы точно не сгодилась, как и Грант. Ну а кого тогда еще? блондинок Хич у нас любит – что ж, его право. Ну и Буало, как говорится, с Нарсежаком – тоже ведь изрядные умельцы своего тривиально-криминального дела. Но именно Херрманн в данном случае – это что-нибудь особенное.

Галерея

Встречайте новую «Афишу» Рассказываем о всех нововведениях Afisha.ru

Встречайте
новую «Афишу»

Ежедневно мы собираем главные городские
развлечения и рассказываем о них вам.

  • Что нового:

    В ба­зе «Афи­ши» сот­ни
    событий: спек­таклей, фильмов,
    выс­тавок и мы помогаем
    выбирать лучшие из них.

  • Что нового:

    У каждого события есть
    короткий приговор, помогающий определиться с выбором.

  • Что нового:

    Теперь найти сеансы в 3D
    или на языке оригинала
    с субтитрами еще проще.

  • Что нового:

    Не стойте в очереди,
    покупайте билеты онлайн!

  • Надеемся,
    вам понравится!

    Продолжить