Москва
13 лучших хорроров за полгода
Ведьмы, смотрители маяка, пришельцы, рокеры и реднеки: «Афиша» собрала самые страшные, изобретательные и остроумные фильмы ужасов, которые вышли за последние полгода.
Евгений Ткачёв, Антон Иванов
15 июля 2020

фэнтези, ужасы, драма

Уиллем Дефо и Роберт Паттинсон разыгрывают брутальный миф о Прометее

На небольшой остров в Новой Англии приезжает новая смена смотрителей маяка — бывалый моряк Томас Уэйк (Уиллем Дефо) и новичок Эфраим Уинслоу (Роберт Паттинсон). Все сразу идет не так: Уэйк на правах старшего измывается над Уинслоу, заставляя того делать самую черную работу и не пуская в святая святых — к фонарю. Постепенно выясняется, что оба смотрителя кое-что о себе недоговаривают. Мужчин окутывает атмосфера паранойи и недоверия, усугубляющаяся скукой и большим количеством алкоголя. Когда шторм отрежет остров от цивилизации на несколько недель, история их взаимоотношений превратится в античную трагедию. После отличного фолк-хоррора «Ведьма» от Роберта Эггерса ждали шедевра. И «Маяк» не подвел: черно-белая 35-миллиметровая пленка, всего два героя в исполнении первоклассных актеров, затерянная во времени и пространстве локация. Как и в «Ведьме», Эггерс пишет историю кровью, которую можно интерпретировать как в реалистическом, так и в мистическом ключе. Смесь из мифа о Прометее, поэмы Кольриджа о каре за убитого альбатроса (в фильме его роль играет агрессивная чайка), русалок и мистических озарений можно объяснить рационально — но не слишком хочется. Сама красота выстроенных кадров наполняет их дополнительными смыслами. В конечном счете это архетипичная история о том, что нельзя прийти к свету, идя за своей тенью.

фантастика, ужасы

Николас Кейдж борется с фантазиями Лавкрафта

Натан Гарднер (Николас Кейдж) разводит альпака на ферме, надеясь на этом разбогатеть. Его жена (Джоли Ричардсон) только вылечилась от рака, а дети доставляют родителям обычные хлопоты. Когда на ферму Гарднеров упадет метеорит, от которого исходит непонятное сияние, в их доме начнут происходить странные и страшные вещи. Нечто из глубокого космоса понемногу разрушит рассудок семьи, а затем примется за их тела. «Цвет из иных миров» — не самый очевидный рассказ Лавкрафта для экранизации: не очень динамичный, не самый известный. Главная сложность — как показать «цвет, который невозможно вообразить». Ричард Стэнли взял из рассказа фабулу и отдельные сюжетные ходы, но в его интерпретации история заиграла новыми красками (преимущественно лиловыми). Чтобы сделать простой, в общем-то, сюжет интереснее, Стэнли добавил элементы изобретательного боди-хоррора. Получилось даже более лавкрафтиански, чем у самого Лавкрафта. Огня добавляет игра Николаса Кейджа, особенно когда события начинают напоминать кислотный трип. Также сместились акценты: то, что у писателя было воплощением ксенофобии и страха перед неизвестным, в фильме превратилось скорее в экологическое высказывание.

Подробнее тут

ужасы

Изобретательный подростковый хоррор про зло из леса

Трудный подросток Бен (Джон-Пол Говард) со сломанной рукой приезжает на летние каникулы к отцу (Джеймисон Джонс), разводящемуся с его матерью и уже заведшему себе новую пассию. План поработать на лодочной станции довольно быстро летит к чертям, когда Бен сначала влюбляется в свою ровесницу, остроумную азиатку Мэллори (Пайпер Курда), а затем узнает, что в доме по соседству поселилась ведьма из леса, любящая полакомиться маленькими детьми и способная менять обличья. Снятый за копейки изобретательный инди-хоррор братьев Пирс способен удивить не единожды, особенно фантазией авторов, которые решили поженить малобюджетный фильм ужасов с «Окном во двор» и подростковой трагикомедией в духе Джона Хьюза. Собственно, мультижанровая структура — одно из главных достоинств картины, плюс шьямалановский финальный сюжетный твист, который заставит вас пересмотреть фильм еще раз, но уже с совершенно другой оптикой. Также тут есть над чем подумать — в частности, над тем, как хорроры превратились в место для выпуска мизогинистского пара.

боевик, триллер, ужасы

Сурвайвал-слешер про охоту левых на правых

Социальная сатира вперемешку с кровавым хоррором, рассказывающая про то, как леволиберальная американская элита решила устроить охоту на протрамповских реднеков. Фильму не повезло с повесткой: осенью прошлого года его сняли с проката после стрельбы националиста в супермаркете Walmart в Техасе, а затем — антифашиста в баре в Огайо. В США снова завязалась дискуссия о проблемах расизма и свободной продажи оружия, а Трамп накинулся на этот фильм и Голливуд у себя в твиттере, обвиняя его во всех смертных грехах.

В итоге премьеру картины перенесли на весну. Теперь же она вышла в прокат (и сразу же на VoD) с дерзким слоганом «Самый обсуждаемый фильм года, который никто не видел» — и в этом есть доля правды. «Охота» такая же едкая, как черная комедия «Четыре льва», такая же жесткая, как боевик «Трудная мишень», и такая же непредсказуемая, как триллер «Красный штат». Правила игры тут меняются каждые пять минут, а главный протагонист появляется вообще на тридцатой. Режиссер — сериальный постановщик Крейг Цобель (хотя у него есть и полнометражки «Эксперимент «Повиновение» и «Z — значит Захария»), а один из сценаристов — Деймон Линделоф (сериалы «Лост», «Оставленные» и «Хранители»). В связи с этим здесь есть как свойственный Линделофу поросенок (причем в сюжетообразующей роли), так и несвойственная для него ирония (очень смешная, а не через губу, как у него обычно бывает; особого внимания заслуживает неожиданное прочтение эзоповской басни про черепаху и зайца). В общем, это дико захватывающее кино, которое ни в коем случае нельзя пропустить.

боевик, ужасы, драма

Эковерсия «Чужого» о том, как со дна постучали

В недалеком будущем человечество в поисках полезных ископаемых добралось даже до Марианской впадины. Когда буровая станция «Кеплер-822» разрушается из-за землетрясения, инженер Нора Прайс (Кристен Стюарт), капитан Люсьен (Венсан Кассель) и еще несколько выживших пытаются пробраться к спасательным капсулам. Однако вскоре они поймут, что землетрясение было неслучайным — и на глубине 11 км рядом с ними есть кто-то еще (предположительно, очень страшные твари). Невероятно тактильный хоррор-блокбастер Уилльяма Юбанка («Любовь, «Сигнал») со стриженной под ежик Кристен Стюарт, впечатляющими подводными сценами и лавкрафтианским кошмаром, пытающимся играть на поле «Чужого», хотя ему немного и не достает клаустрофобии. Помимо экологического месседжа, картина содержит также антикапиталистический пасквиль: снова бездушная корпорация ради прибыли готова пожертвовать безопасностью своих сотрудников и всех, кто случайно окажется не в то время и не в том месте.

детектив, фантастика

Страшный сон чайлдфри

Том (Джесси Айзенберг) и Джемма (Имоджен Путс) ищут дом. Риэлтор предлагает им вариант в пригороде. Сначала молодые люди не могут покинуть коттеджный поселок с одинаковыми домами, а потом находят ящик с младенцем и запиской, что их не выпустят, пока они не вырастят ребенка. Дальше начинается сюрреалистичный и жуткий круговорот одинаковых дней, ребенок растет не по дням, а по часам, а Том с Джеммой понимают, что воспитывают не совсем человека. Фильм Лоркана Финнегана построен на простеньком концепте, помещающем героев в сконструированный мир, как в «Шоу Трумана». Однако этого хватает, чтобы рассказать историю об ответственности и отношениях. Некоторые сцены решены крайне остроумно, а образ ребенка вполне способен отговорить некоторых сомневающихся заводить детей.

Подробнее тут

триллер, ужасы, музыкальный

Издевательский слешер с гендерной сменой ролей

1988 год, штат Индиана. Три подруги (Александра Даддарио, Мэдди Хассон и Эми Форсайт) отправляются на хард-рок-концерт, где встречают трех парней (Остин Свифт, Логан Миллер и Киан Джонсон), с которыми решают затусить в загородном доме. Очень зря: поблизости участилось количество убийств — религиозного характера. Славный маленький хоррор Марка Майерса («Мой друг Дамер», «Человеческий капитал»), начинающийся в духе восьмидесятнических и девяностнических слешеров с их поворотом не туда, маньяком Кожаное лицо и техасской резней бензопилой, но в итоге перерастающий в издевательскую сатиру про войну полов. Самые лучшие — это первые полчаса в фильме, когда совершенно непонятно, куда эта история вырулит. Потом ставки идут на понижение, но смотреть все равно весело, особенно на перформанс Александры Даддарио, которая оказалась способна удивить. Главный вопрос — что большее зло: хеви-метал или одержимые проповедники?  — так, впрочем, и останется дискуссионным, но «Мы призываем тьму» призывает не дискутировать, а достать ножи.

боевик, ужасы

Брутальный сурвайвал-хоррор про битву бумеров с миллениалами

В богом забытом городе большой популярностью пользуется наркотик под названием «хайп». Девушка по прозвищу Ящерица (Сьерра МакКормик) крадет большую партию «хайпа» у местного наркобарыги (Трэвис Хаммер) и скрывается в баре у круто сваренного героя Стивена Лэнга, у которого за стойкой штаны просиживают друзья, те самые ветераны зарубежных войн, плюс Мартин Коув из «Кобры Кай» и недавно дембельнувшийся молодой черный солдат (Том Уилльямсон). Посовещавшись, мужики решают не выдавать девушку — и до последнего держать оборону против разъяренной толпы наркоманов-зомби. Как и Квентин Тарантино, юное дарование Джо Бегос собирает «VFW» из сотен любимых фильмов с любимыми актерами, которые теперь играют и у него: с Дэвидом Патриком Келли («Воины»), Уилльямом Сэдлером («Байки из склепа: Рыцарь-дьявол») и Фредом Уилльямсоном («От заката до рассвета»). В «Ветеранах зарубежных войн» есть оммажи ко всем этим картинам, но несущая конструкция ленты — это все-таки «Рио-Браво» (хотя по тому, как настойчиво за кадром звучит карпентеркор, есть веские причины предполагать, что этот классический вестерн просочился в сознание Бегоса через его неофициальный ремейк — «Нападение на 13-й участок»). Отметим, что экшен в «VFW» снят виртуозно, с выдумкой, огоньком и почтением к классике — на такое отвязное членовредительство можно любоваться от заката до рассвета.

Подробнее тут

триллер, фантастика, ужасы

Буквальное воплощение идеи вертикальной мобильности

В центре сюжета тюрьма под названием Яма. Она состоит из нескольких сотен вертикальных ярусов. Периодически сверху спускается платформа, наполненная едой. С каждым ярусом еды становится все меньше, так что нижним остаются одни объедки. Читающий «Дон Кихота» идеалист Горенг (Иван Массаге) оказывается на одном ярусе с Тримагаси (Сорион Эгилор) — стариком, который продержался в Яме несколько месяцев, и решает сломать сложившуюся систему «каждый сам за себя», добиться справедливого распределения ресурсов. Нетфликсовский хоррор испанца Гальдера Гастелу-Уррутии пытается выглядеть идеальной антиутопией и иногда этим чересчур увлекается. Зачем создана Яма и как туда попадают, зрителям так и не объяснят. Например, Тримагаси сидит за убийство, а Горенг сам согласился на заточение, чтобы получить некий диплом. Некоторые диалоги персонажей напоминают интернет-полемику социалистов с либертарианцами, а в финале социальное высказывание и вовсе заходит на территорию религиозной метафизики. Однако идейную неразбериху окупают физиологичность и визуальная изобретательность.

Подробнее тут

приключение, триллер, фэнтези, ужасы

Старая сказка на новый лад

Гретель (София Лиллис) слишком самодостаточна для девушки в средневековом обществе, поэтому не может найти работу. Мать, которая тяжело переживает смерть мужа, выгоняет ее и брата Гензеля (Сэмюэл Лики) из дома, чтобы те нашли себе пропитание. Дальше вы знаете: детишки находят домик со строгой, но доброжелательной старушкой (Элис Крайг), которая с удовольствием их кормит. Отличие от сказки братьев Гримм заключается в том, что у ведьмы особые виды на Гретель. Имя девушки не зря стоит в названии фильма первым: брат в этой истории только функция, балласт, который мешает ей найти себя. Чтобы идти дальше, от балласта надо избавляться. Перед Гретель встает выбор: стать ведьмой и творить либо зло, либо добро, третьего не дано. Оз Перкинс («Февраль», «Я прелесть, живущая в доме») снял красивую сказку, но в попытке применить к знакомой истории профем-оптику забыл, что стать ведьмой — не единственная женская опция.

Подробнее тут

фантастика, ужасы

Карантин на рыболовецком судне

Студентка-биолог Шивон (Гермиона Корфилд) — интровертка, которая людям предпочитает морские организмы, решает пройти практику на рыболовецком судне. Рыбакам нужны деньги, поэтому они стараются не обращать внимания на рыжие волосы девушки, которые, по преданию, сулят беду. Беда и правда скоро придет: в виде паразитов, присосавшихся ко дну судна. Один из самых актуальных хорроров карантина, высказывающийся в пользу самоизоляции, а также поднимающий ряд этических вопросов — довольно сложного характера. Это, конечно, не бог весть какое социальное высказывание, но в этих трюмах периодически сквозит такой экзистенциальный ужас, что хочется поплотнее укутаться.  

триллер, ужасы, драма

Не самый удачный отдых в загородном доме

После того как отец Эйдана и Мии (Джейден Мартелл и Лиа МакХью) ушел к другой (Райли Кио), их мать (Алисия Силверстоун) вынесла себя мозги с помощью пистолета. Теперь горе-папаша (Ричард Армитидж) везет детей и возлюбленную на Рождество в заснеженный загородный дом, чтобы попытаться наладить между ними отношения. Поскольку героиня Райли Кио до этого состояла в секте и оказалась единственной, кто пережил массовое самоубийство, отдохнуть нормально не получится. Жуткая семейная драма, играющая на нервах все два часа. Главный сюжетный трюк заключается в том, что героиня долго не может понять: она реально оказалась в чистилище — или у нее просто окончательно поехала крыша? Дети, впрочем, недолго будут потирать от удовольствия руки: маленькие проказники еще не поняли, что разбудили в ней то, что она тщательно подавляла.

боевик, триллер

«Один дома» встречает «Пятницу, 13-е»

Еще один хоррор про семейные отношения: после смерти матери тринадцатилетняя Бекки (Лулу Уилсон, мистическим образом похожая на молодую версию Макензи Дэвис) не может смириться с тем, что ее отец пригласил в их загородный дом свою новую возлюбленную с сыном, на которой собирается жениться. Но Бекки недолго придется печалиться: скоро в их особняк нагрянет банда сбежавших из тюрьмы неонацистов во главе с инфернальным Домиником (Кевин Джеймс) — и девочке предстоит отбиваться от них всеми подручными средствами: например, в ход пойдут остро наточенные карандаши. Бекки — ребенок, поэтому она еще не научилась контролировать свою боль. Она еще не знает, что боль не может устать, устать может только человек. Нацисты — это метафора боли, которую она отчаянно пытается заглушить. Эта попытка приведет к тому, что фильм по ходу сюжета из «Одного дома» превратится в «Пятницу, 13-е» — то есть в настоящий кошмар, нагруженный при этом недюжинным психологизмом.