Театральная афиша Москвы

Театр Эрмитаж

7.7
касса+7 (495) 650 67 42
адрес

Расписание спектаклей на
Август

поиск с билетами
Выбор «Афиши»
сбросить все

15 авг. 19:00 и еще 2 показа

7.8

23 авг. 19:00 и еще 1 показ

7.3

31 авг. 19:00 и еще 1 показ

17 авг. 19:00 и еще 1 показ

16 авг. 19:00 и еще 1 показ

Постановка Старый Арбат

30 авг. 19:00 и еще 2 показа

Рецензия «Афиши» на театр

Фото Елена Ковальская
отзывы:
1039
оценок:
297
рейтинг:
1349

Театр одного режиссера — Михаила Левитина. Актеры у него поют не хуже, чем танцуют, а танцуют не хуже, чем играют. В каждом спектакле — танго. С театром дружен Юлий Ким, идет спектакль по его песням «Безразмерное Ким-танго» и его «левые вечера». Расположение театра — лучше не бывает: самое старое здание в саду «Эрмитаж». Сейчас действуют две сцены: большая (на 443 места) и сцена-трансформер «Малый Эрмитаж». Знаток ОБЭРИУ, Левитин ставил Хармса и Введенского, Олейникова и Заболоцкого, Бабеля и Олешу. После Левитин полюбил Латинскую Америку и ее литературу, но любимый спектакль публики — старинный хармсовский «Хармс! Чармс! Шардам! Или Школа клоунов».

0

Отзывы пользователей о театре «Эрмитаж»

Фото Ilia Rybalchenko
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
3
9

Прошлая жизнь никогда не уходит от нас. Все, что ты совершил, что сделал – будет вылезать, выкарабкиваться из памяти, взрывать тебя в самый неподходящий момент! Ныть, стонать, играть на твоих нервах. И поэтому ты, идя себе вдаль, берешь с собой , уходя в твое новое (в то, которое наутро уже с тобой, стоит лишь раскрыть глаза), если умен – все, что любил и любишь. С собой. С родным не прощаются. Не прощаются.
И тогда прошлое не будет напоминать о себе болью, а вместо этого – ответной любовью и радостью. Будь умен – крикнет тебе твое прошлое – и радость будет продолжаться. Продолжаться….

Зал на спектакле «Вакса, которая гуляла-гуляла, гуляла-гуляла» - был разделен на две половинки. Юные – которые пришли посмотреть на уникального режиссера, посмеяться и получить удовольствие. И зрелые, извините за банальное слово – с которыми он делился, которым он светил, которым он излучал что-то такое…очень важное. То самое, за чем мы пришли.

И сцены - тоже - было две. Прошлое – и настоящее. Две жизни. Две семьи. Которые странным, метафизическим образом пересекались у режиссера и отца Михаила Захаровича Левитина…и никогда не соединялись. Как та любовь, которую он взял с собой в новую жизнь – никого не обманывая и никогда не предавая свое прошлое. Две сцены существовали - одновременно. Говорили они по очереди. А существовали – одновременно. И честность, и какая-то важная правда была в том, что та сцена, где были его взрослые дети – любила, любила – Новую, большую сцену, где отец сидел на кроватке с маленькой дочкой…

Я знал, что Ваксы на сцене не будет. Знал, что не будет занавеса, что будет сразу сцена – и что там не будет никакой Ваксы. Никто мне этого не говорил – просто я смотрю все премьеры этого театра уже более 20 лет…

И когда мой маленький сын Пашка спросил меня – «Папа, где же собачка?» - я уже знал ответ. Не сомневался – они ее сейчас принесут. Они войдут с ней в зал. Папа и дочь.

Другое – невозможно.

Еще я боялся за режиссера. Не за отца. Книжка дала мне представление о его семье, уже успела осветить этой теплотой, исходящей даже не из текста - а из того, что вкладывает между строк писателя ангел, стоящий за спиной. Я боялся за другого Левитина. За Левитина – постановщика. Всего неделю назад он говорил, как тщательно подбирает артистов, как придирчиво требует от них актерского набора профессиональных качеств, «чемоданчика с мастерством». А теперь – самому на сцену, перед зрителем. И вся твоя труппа в зале. И все смотрят. И ты – не в «Мотивчике», где надо было на стуле произнести несколько важных финальных слов вслед за мальчиком. Не в «Ким-Танго», где надо исполнить ключевой куплет. Теперь твоя роль главная. На пару часов ты главный артист. Не потому что режиссер, а потому, что отец.

И вся труппа в зале.

Я догадывался, как он это сделает. Левитин не будет играть. Он скрыл это режиссерским приемом – чтением книги. Словно он не отец, не режиссер – а просто тот, кто делится с нами - тем, что уже написано. Много лет назад. Значит, можно уже не волноваться. Все уже в прошлом. А сейчас мы просто читаем добрую, хорошую книжку… Я, маленькая дочка, старшие дети.

И он читал… а я - и маленький Пашка - внимательно слушали, как он скрывал за своим опытом свое волнение, дрожь в голосе. Как нарочно – в зале это видно – добавлял уверенности, не давал себе релаксировать, не останавливался в самых острых местах отцовских переживаний, словно самое главное – это и правда рассказать нам про Ваксу…Словно книжка про нее… Да помилуйте, даже маленький Пашка сразу сказал мне, что пьеса не об этом!

А еще я боялся, что Левитин – перегорит. Эти очень сильные эмоции не могут существовать долго - все репитиции, прогоны. Я страстно хотел попасть на первый же показ, потому что потом – это будет уже накатано, это будет не монолог взволнованного отца, а натренированный опытный режиссерский текст…а я хотел другого, настоящего! Того, что было в книжке!

Он - не перегорел. Он был настоящим. Папой. Он не играл. Он не притворялся. Он был верен своему принципу, заложенному в «Хармсе» – если бы зрителей не было – содержание так важно, что мы сыграем это и для себя. Для себя. Потому что в этом, внутри – есть важное. Видите, чувствуете? Тогда вы с нами!

Правда, он схулиганил. Так нельзя, нельзя. Но отцу, автору, режиссеру – можно. В книжке обе Ваксы – и первая (потерянная, тонкая, эмоциональная, необходимая), и вторая (подменная, ненастоящая и внешностью и душой - а поэтому излишне простая, не понимающая и не принимающая игры чувств отца и дочери) – в книжке обе Ваксы жили своей жизнью – споря, размышляя…живя! А в спектакле хулиган-папа сделал обоих Вакс своими союзниками. Каждый раз теперь они спорили с Машей, поддерживая отца! Каждый раз, когда Вакса говорила – точнее, за нее говорил Левитин-отец – каждый раз она говорила точно тогда, когда папа что-то не понимал в поступках дочери, когда что-то в детской душе казалось ему непонятным… И Вакса, которая в книжке была абсолютно самостоятельным персонажем, если даже не арбитром их отношений, теперь становилась на сторону папы, и оживая, поддерживала его!

Маленький Пашка тоже сразу это заметил, но сказал – «Папа, за то, как он ее оживляет – ему можно простить все!» Я замер. «Погоди, Паша. Но ведь он на самом деле просто забавно ее трясет. Ничего более. И ты видишь – молодая половина зала хохочет в этот момент!». «Ты ничего не понимаешь, папа! Он делает ее живой!».

Надо сказать – маленький Пашка долго изучал театр перед спектаклем, и это здорово помогло ему понять пьесу. «Пашк, а зачем тут висят пустые рамки, качаясь перед афишами?» - спрашивал я его в коридоре театра. «Это просто. Рамка главнее фотографии» - отвечал мне малец. Я понимал, что сам в этот момент улетаю, что дух Левитина начинается уже с пустых рамок в коридоре. И удивленно лепетал – «Почему? Как рамка может быть главнее фотографии?». «Просто, папа. Фотографию в нее можно вставить новую. А сама рамка - остается! Она вообще…может быть пустой!». Минуту переваривая сказанное сыном, я неуверенно продолжал: «Погоди, Пашка, но ведь рамки висят перед афишами…а афиши – крупные! И через рамку афиша видна не вся!» «Не вся, папа! Но видно главное! И потом….потом…КТО МЕШАЕТ ТЕБЕ ЗАГЛЯНУТЬ ЗА РАМКУ?».

«Что он делает с моим сыном?» - подумал я. Хотя…что он сделал со мной, школьником и студентом, много лет назад, что я 20 лет хожу на его премьеры? Может- вы знаете? И еще – скажите, как заглянуть за рамку? Это сбоку? Сзади?

«Отдохните 10 минут» - сказал нам режиссер, словно он был отцом уже не только в своей семье - маленькой личной - не только отцом семьи чуть поболее – театральной, но и большой-большой зрительской. И мы пошли гулять по театру, и конечно же, в буфет!

Как у нас заведено, в антракте маленький Пашка ел в буфете неизменный бутерброд с колбасой и запивал вкусным соком, а потом поспешил в зал и стоял в сторонке, и смотрел на дочку Машу. Девочка пригласила на спектакль всех своих школьных друзей . И в перерыве – не знаю, было ли это задумкой или вышло само – девочка Маша отдыхать не пошла – она спустилась в зал, к подружкам, и играла с ними, разве что скакалок и классиков на полу не было… Пашка стоял, молчал….губы его шевелились…ему страшно хотелось подойти к ним…

«Пожалуйста…Пожалуйста, дай мне посмотреть на Ваксу вблизи» - слышал я, как он «репетирует»…Но уже начался спектакль, и Маша, прямо из зала, сказав девочкам, «я скоро вернусь» - пошла доигрывать спектакль, словно это была такая же игра, как классики, скакалка…ну во что там еще играют девочки?

Левитин – мастер ходов. Мастер увидеть акцент в книге. Расставить приоритеты и ударения и преподнести зрителю. Иногда – как в «Боге» - с юмором. Иногда – как в «Зойкиной квартире» - с грустью. Иногда – как в «Кураже» - с художественным изяществом.

Но тут – другое дело - тут была СВОЯ книга. И режиссер – это было хорошо заметно – приоритеты, наоборот, скрывал. Маскировал. Он ощутимо боялся – и я вглядывался в него, пытаясь понять – почему? Почему? Почему на сцене он со своим символом раздумий – карандашиком? Почему ему надо оказаться именно вот в этом, карандашом создаваемом состоянии? Оказаться? Или спрятаться? Или - вот – еще и еще, и опять – самые откровеннее части он читает вскользь… И вдруг я понял! Это может показаться смешным для взрослого и известного режиссера – но, похоже, он – боялся..за Машу. Боялся сказать что-то такое, что говорит только своей дочке. Одной на свете. Словно есть рассказ про Ваксу, а есть – какая-то их, и только их общая тайна. И мы, прикоснувшись к ней, могли узнать что-то такое…что знать нельзя. Что знает только отец и дочь. Хотя – может в этом и был главный акцент, главный смысл книги? Та невидимая, незримая связь, тот мир, о котором отцу хочется с криком счастья рассказывать другим родителям – но посвящать в который – нас никак нельзя? Потому что эта связь (помните – 6 лет и 64 года?) – она так тонка, так непонятна…и так нужна!

Автор балансировал, словно на канате – между желанием художника рассказать – и желанием отца сохранить внутренний мир, ту самую связь с ребенком. В некоторых местах, казалось, он терялся - что я могу вам рассказать, а что нет? И тут выручала Маша, которая просто любила папу, и много раз сказала об этом со сцены… Она включалась в действие…или засыпала, оставляя папу рассказывать о своих взрослых переживаниях…или незримо присутствовала – просто где-то вдалеке, играя на пианино… Главное- она была. Была. Понимаете? Вот вы идете в экспедицию, или лечите детей, или считаете финансы…ну или чем вы там занимаетесь? – а у вас есть дочь. Вы это знаете, стуча костяшками своих счетов или выписывая пилюли. Вы ее чувствуете. Даже если она спит, или играет на фортепиано.

Помните, маленький Пашка сказал, что эта пьеса – о любви? Похоже, он угадал!
Этот же луч огромной, вспоглощающей любви - к отцу - шел и с другой сцены – с той, где играли его взрослые дети. И они - тоже - не просто рассказывали нам про Ваксу. Они кричали, они плакали, они заклинали, они тоже что-то такое знали и рассказывали - не о ней, не собачке, а о любви к папе.

И если отец (по тем причинам, что я пытался понять выше) был сдержан и скрыт в своих эмоциях, пытаясь обмануть зрителя, что просто спокойно читает свой очень откровенный текст…. То Ольга Левитина была начисто лишена этих рамок!

И возможно..нет – даже видно – она просто упивалась своим и актерским, и человеческим счастьем! Актерским – потому что можно играть так, что от твоей энергии слетал снег с верхушек деревьев в саду «Эрмитаж». Человеческим – потому что часто ли нам дано сказать отцу ТАКОЕ? Да! ДА! Совсем не с Ваксой говорила Левитина! Она говорила с отцом! И это «Папа, я тебя люблю!» - слышалось в каждом ее действии.

Ольга – актриса растущая. Но я не ждал… такого. Довольно много ольгиных работ в знаменитую пятилетку богдановских главных ролей (увы, рано и обидно завершеной, но сейчас не об этом) – я признаюсь, часто ее критиковал (на фоне других прим) именно за плоские, стандартные образы. Сейчас же это был такой набор актерской техники, перевоплощений, игры образов – поражающий - и все это с внутренней самоиронией! Как про прыгунов с шестом говорят, она брала свою профессиональную планку с таким актерским запасом, с таким драйвом от собственной игры, с такой человеческой и женской силой раскачивая зал на добрые эмоции – что временами маленький Пашка сжимал покрепче мою руку…которую почему-то постоянно держал в своей маленькой..весь спектакль.

«Папа, я тебя люблю!». Что может быть сильнее? Может, рождение собственного сына в 2007м, может – работа с отцом и великим Фоменко – не знаю, да какая разница? – я видел актрису, которая умеет любить отца, детей…и семью.

Именно она, Ольга, пережив сложную историю своих родителей, родив собственного ребенка – имела право говорить и отцу, и нам, зрителям, обо всем, о чем молчал он! Она играла в полную силу, с той отдачей, которую предполагал, как высшую ступень, Станиславский! И ее движения, слова, перевоплощения, ее дыхание, ее слова и возгласы, падения и биения - все это кричало нам и ему - как он нужен – и в детстве и сейчас – как нужен дочке отец! Как он нужен - ей самой! Она пережила все это – и сложную семейную драму, и годы своего взросления – и теперь она имеет право об этом говорить, так слушайте же! Какая же ты молодец, Оленька, что не стала переводчиком, что не осталась в Америке, что выбрала папин нелегкий хлеб…и все у тебя получится.

Сын Михаил – смешной, забавный, немного знакомый мне по «Эху Москвы» - тоже ищет свой путь, и теперь он тоже учится быть режиссером. Отец хорошо обыграл это реальное занятие своего сына - в спектакле. Детям зрителей раздаются карточки с напечатанными на них крупным шрифтом репликами, а Миша – одновременно играя воспитательницу в детском саду – режиссирует происходящее действие, вовлекая в него деток! И вот они уже не зрители, а артисты!

Миша – не эрмитажевский пока артист. Он играет роли черезчур строго, поэтому даже смешные моменты выходят у него слишком академически. Так делают в Вахтанговском. У Миши нет масок, он идет от внутреннего процесса. Как положено. Как учат. Поэтому Миша не будет клоуном. Он будет хорошим комедийным артистом, у него огромный потенциал и запас… Просто давайте немного подождем, хорошо? А я вам напомню через несколько лет.

Отец…Левитин не играет. Он вообще не играет, понимаете? Он читает текст. И этого достаточно. У него другая задача – скрыть свои переживания. Утаить, если покатится слезинка из уголка глаза. Это другое. А вы смейтесь, зрители. Это же театр… Впрочем, на слове «сверЬху», сказанном в классической манере мхатовских стариков, я споткнулся. Улыбнулся – по другому Михаил Захарович даже детские книжки читать не может!

Весь спектакль маленький Пашка сидел, как вкопанный. Иногда крепче сжимал мою руку. Он слушал, смотрел, переживал. Он иногда и сам становился режиссером – «Пап, разве можно было этот кусок пропустить?». В «Эрмитаже» маленький Пашка, похоже, уже родной – он его чувствует. А я все еще отстаю, используя разум - пытаюсь постичь, понять. А умом это не получается. Интеллект тут лишний. Точнее – иной. Это с рождения, наверное, надо.

А Пашке очень хотелось потрогать Ваксу. Он не сводил с нее глаз. Иногда доставал свою маленькую зеленую тетрадочку с рисунками, которые он сделал, пока слушал книжку дома. И теперь сравнивал. Мне казалось – он сравнивал даже не внешнее сходство, ведь Пашка не мастер рисунка. Он сравнивал какие-то внутренние ощущения. Те, кто смотрел его зеленую тетрадочку, тоже понимали это. «Вакса-Такса» - сказала, увидев его рисунки, Катя Варченко. «Вакса – варежка» - сказала красивая девушка Юля, сидевшая рядом. А Пашка видел Ваксу такой! И сейчас, когда – та, настоящая – Вакса была на сцене- его мечтой было посмотреть ее…вблизи…

Была у Пашки и еще одна радость. По окончании спектакля из рук режиссера маленький Пашка получил только что вышедшую книгу. «Ты откуда?» - спросил его режиссер. Но пока Пашка пытался произнести трудное слово «фейсбук», и достать заветную зеленую тетрадочку с рисунками Ваксы, которую он специально принес на спектакль, чтобы показать режиссеру – его оттерли ребята более старшего возраста… Зато сразу после он прочитал в книжке «Заходи к нам, Пашка! Твои Маша и МЗ» - и твердо решил, что еще и зайдет, и покажет. Обязательно. Его же позвали. Он и прийдет. Зайдет к режиссеру, достанет деловито свой портфельчик, и откроет зеленую тетрадку. Там, может, к тому времени будут и новые рисунки. Ведь теперь маленький Пашка видел – и отца, и дочку, и главное - Ваксу!

А теперь, быть может, о главном.

«Скажи, а кто такая Юля?» - спросил меня маленький Пашка, когда мы шли домой - про красивую девушку, сидевшую рядом. Я начал не очень уверенно рассказывать, что это администратор театрального сайта, что она хорошая… Я и сам ничего не знал про нее! Но то, что она и вправду очень хорошая – за несколько вежливых реплик в антракте я успел понять, и наверное, это было единственное, что я мог пояснить сыну…

И тут…я неожиданно увидел, что Пашка – плачет. Он первый раз ошибся. Он, раскрывший тайну качающихся рамок, он – и первый раз он не понял что-то в театре. И не понял - чего-то главного. Того, что главнее любых других открытий.
Пашка плакал почти навзрыд. Я не мог понять, что происходит, а для отца это самое тяжелое – когда ребенку плохо, а ты ничего не можешь. Я пытался спрашивать, выводить его на разговор…и вдруг…

«А я думал, это Машина мама!»

Я был настолько поражен...я не знал…я не мог ответить…А в Пашке сквозь плач проступал, постепенно проявлялся режиссер –

«Мамы не может не быть! Хотя бы голос!»

Пашка, маленький мой сын, ребенок – он чувствовал что-то такое, чего не понимаем мы, отцы…

3
Фото Евгения
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
2
9

Случайно попали с сыном в декабре на предпремьерный показ нового спектакля театра Эрмитаж, под названием "История про Ваксу для любящих родителей и любимых детей»". Совершенно необычный проект! Худрук театра Михаил Левитин и его младшая дочка Маша (6 лет) вместе написали повесть об игрушечной собачке Ваксе, которая "гуляла-гуляла" и... пропала :( И ей попытались найти замену... А она в это время побывала у множества разных людей, хороших и не очень, и каким-то фантастическим способом вернулась назад!
Позже нашла в сети публикацию повести, вот она: http://magazines.russ.ru/october/2010/12/le4.html
Спектакль в прямом смысле семейный: играют в нем только Левитины :). Сам главный режиссер театра (кажется, он волнуется на сцене больше всех, читая книжку), дочка Маша, а также старшие дети Ольга и Михаил - профессиональные актеры, играющие всех остальных действующих лиц. Играют потрясающе!! Ольга играет с равным мастерством и потерянного мужчину-алкоголика, и сердобольную старушку, и циничную девушку-подростка 13 лет... Причем переключения происходят мгновенно. Миша играет... воспитательницу детского сада...:))) Сцена частично перенесена в зал (там вообще интересная сценография) В начале второго действия в зал раздали карточки, и дети, читая их, сами поучаствовали в действии. Сын был в восторге! Я же испытала более сложные чувства родителя, тонкостей его взаимоотношений с ребенком... Чувствовалось, что для режиссера это очень важная тема, жизненно важная. И мне показалось, что на этот спектакль так и надо приходить - родителю с ребенком примерно от 6 до 10 лет. Раньше может быть непонятно... Позже, наверное, контакт со своим ребенком меняется...
Дочка режиссера, несмотря на ранний возраст, очаровательна! Ничего не боится, много играет на фортепиано (под ее аккомпанемент происходит продолжение действия) и, похоже, сама получает удовольствие от происходящего :) Она необычный ребенок, какой-то "не-ванильный"... Да и весь театр такой - неожиданный, спонтанный, заставляющий задуматься... что-то перечесть... посмотреть с какой-то другой точки зрения...
В общем, советую сходить на "Ваксу".

2
Фото Marat Korichneviy
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
2
9

Хороший театр с богатым репертуаром и хорошей игрой актеров.
Обязательно хотя бы раз в пару тройку месяцев советую ходить в этот театр.
А в этом сезоне мне больше понравилась постановка "Судьба барабанщика".
И кстати сэкономить помог один ресурс) там билеты в ценой пополам. очень удобно)
Теперь каждые выходные можно получать удовольствие в театре!
кому интересно вот ресурс http://gurboy.ru/actview/ex/1094

2
Фото calimero82
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
2
7

Ходили года два назад на "Хармс! Чармс! Шардам! или Школа клоунов" - великолепный спектакль! А недавно смотрели "Зойкину квартиру" - взялись перечитывать Булгакова :) Актеры играют талантливо и вдохновенно. Сама обстановка в театре тоже очень нравится. Лиричный сад Эрмитаж вокруг, карета в фойе, нарядные девушки в гардеробе - в этот театр приятно ходить.

2
Фото Angel A
отзывы:
29
оценок:
36
рейтинг:
38
9

Если вы устали от шума Москвы и хотите спокойно провести вечер, то театр "Эрмитаж" для вас. Уже изначально расположение театра настраивает вас на уединенную спокойную обстановку. Свернув с улицы в сад, вы словно попадаете на остров.
Обстановка театра не несет за собой чего-то пышного и пафосного. Да и оно здесь ни к чему. Скромный маленький зал, скромная внимающая публика. Что касается цены за билет, то в кино сейчас можно сходить даже дороже.
Благодарим за гостеприимство! Обязательно придем еще раз!

1