Фильм

Фильм Петровы в гриппе

Petrov's Flu (2021, Россия, Франция, Швейцария, Германия), IMDb: 6.9

Выбор «Афиши»
6.8
6.9
1/14

Главный русский роман 2010-х от главного русского режиссера 2010-х

Автослесарь-художник Петров, его бывшая жена-библиотекарша и школьник-сын накануне Нового года заболевают гриппом и передвигаются по Екатеринбургу, как Улисс по Дублину. Роман нарочно написан так, что и читатель чувствует себя будто бы в гриппозном бреду, поэтому пересказать сюжет довольно сложно, да и не нужно: зачем портить удовольствие, объясняя, как в этой книге Аид встречается со Снегурочкой. Главный русский роман 2010-х в руках у главного русского режиссера 2010-х. Семья Петровых в гриппозном бреду плетется туда-сюда по предновогоднему Екатеринбургу, где уральский алкоголизм смешивается с древнегреческой трагедией, и вообще все оказывается переплетено — это, можно сказать, анти-«Елки», которых мы действительно заслужили. От перечисления актеров, как от легкой болезни, тоже приятно укачивает: Хаматова, Колокольников, Дорн, Трибунцев, Ауг и даже екатеринбургский театральный режиссер Николай Коляда.

СтранаРоссия, Франция, Швейцария, Германия
Продолжительность2 часа 25 минут
Дата выхода в России9 сентября 2021
Возрастное ограничение18+
Октябрь
Выпускник физического факультета Ростовского государственного университета театром увлекался еще в школе. В 1990-е ставил спектакли в театрах Ростова-на-Дону, снимал клипы и документальное кино, работал на телевидении. В 2001 году наделал шороху московский дебют Серебренникова — спектакль «Пластилин» по пьесе Василия Сигарева в Центре драматургии и режиссуры, веха в истории отечественной «новой драмы». Далее современные пьесы в постановке Серебренникова стали появляться в МХТ им. Чехова («Терроризм», «Изображая жертву»), Театре им. Пушкина («Откровенные полароидные снимки»), «Современнике» («Голая пионерка»); каждый из спектаклей брутален, дерзок и говорит с публикой на щекотливо современном языке. Попутно в прокат выходят фильмы «Изображая жертву», «Юрьев день», «Измена», «Ученик», производя резонанс на международных фестивалях. В 2010-е Серебренников много работает с русской классикой; «Господа Головлевы» в МХТ им. Чехова с Евгением Мироновым — безоговорочный шедевр российского театра начала XXI века. В 2002 году в Школе-студии МХАТ был набран курс под руководством Серебренникова — «Седьмая студия»; студенты вскоре составят основу труппы авторского театра своего учителя. В 2012 режиссер в темных очках и бейсболке возглавил Театр им. Гоголя, преобразовав его полностью и назвав «Гоголь-центром»; из захолустного театр скоро стал самым популярным в городе. Здесь Серебренников ставил большие спектакли с просветительским и гражданско-политическим уклоном («Мертвые души», «Кому на Руси жить хорошо», «Машина Мюллер») и приглашал к сотрудничеству едва ли не всех видных представителей нового театрального поколения. В 2021 году власти Москвы не стали продлевать контракт с Серебренниковым, в результате чего он покинул «Гоголь-центр», а полномочия худрука перешли Алексею Аграновичу.

Рецензия «Афиши» на фильм «Петровы в гриппе»

7Сюр из избы

Удивительно, но новый фильм Кирилла Серебренникова, чем‑то походит на «Французский вестник». Это вновь декоративное искусство: здесь в каждом кадре столько деталей, что разглядеть и осознать их все во время суетливого фестивального показа не представляется возможным.

Сюжет не имеет смысла пересказывать — многие и так читали книгу, к тому же здесь так до конца и непонятно, что же происходит в фильме на самом деле, а что лишь чудится. Скажем лишь, что главные герои — обычная и престранная одновременно семья Петровых (Семен Серзин, Чулпан Хаматова и юный непримелькавшийся актер Владислав Семилетков в роли их сына), которая, нарушая все заветы папы из «Простоквашино», одновременно и вместе болеет гриппом и сходит вместе с ума. Их психоделические галлюцинации оказываются столь крепко переплетены со знакомой им провинциальной обыденностью, что отличить одно от другого уже ни у кого не получится.

«Петровы в гриппе» Кирилла Серебренникова утомляют, как и «Французский вестник», от них точно так же болит голова. Но зрительская усталость эта иной природы: данная картина воспринимается как какая‑нибудь простуда, от которой вроде ни горячо, ни холодно (в смысле, ни жара, ни озноба) — так, течет что‑то и течет, превращаясь в хроническое заболевание. С этим хроническим надо бы что‑то делать, да все никак руки не доходят — а что есть наша жизнь, как не хроническое заболевание? Сентенция в духе высокопарного Гаспара Ноэ, но и пусть, Серебренников тем же балуется, что и француз в «Экстазе» и «Вечном свете» — по всему фильму расклеены бумажки с надписями или просто граффити, которые никак не связаны с происходящим.

Вот такова и новая картина режиссера, явным образом пострадавшего от рук российской превратной действительности, но не оставившего попытки эту самую действительность описывать и превращать в веселый карнавал. Это кино очень длинное, даже мучительно продолжительное — два с половиной часа, и ни про одну из частей его нельзя сказать, что она совершенно неотъемлема и прямо вот необходима. Ни одно из сюжетных событий не происходит на самом деле — все это мифология, чушь, горячечный бред. И в то же время этот бред не так уж фантасмагоричен, чтобы все списать на причуды сна в зимнюю ночь. Наверное, точнее описания для нашего с вами удручающего быта и не подобрать — все это словно не на самом деле, как будто не своей жизнью живем, но это, к сожалению, печальная явь без конца и края.

Отрицая реализм, Серебренников при этом ближе всех предшественников подбирается к тому, чтобы точнейшим образом зафиксировать русский мир во всем его однообразии, вне рамок времени и места. В фильме показывают сразу несколько эпох, и наши дни, и советские, но особой разницы между тем и этим все же не наблюдается — хтонь и хмарь одна и та же.

Матрица поломалась давно, уж явно до рождения нас и наших отцов и дедов — поэтому Серебренников так глубоко во второй половине уходит во флешбэк, показывает нам всю предысторию несчастной советской Снегурочки из ТЮЗа (Юлия Пересильд), что когда‑то поразила на предновогодней елке грипповавшего еще в детстве Петрова. У нее рука была холодная, словно она и в самом деле сделана была из снега (а на самом деле это Петров просто температурил). То чудесное появление сказки в жизни впечатлит главного героя так сильно, что мы еще несколько раз увидим ту же самую сцену с разных ракурсов — это возвращаясь к ощущению, которое оставляет фильм, будто он какой‑то очень уж длинный и мог бы быть короче где‑то на час. На самом деле избыточный хронометраж призван для того, чтобы вызвать физиологическое ощущение у зрителя, что это он заболевает вместе с героями, проваливается куда‑то за грань осознанности, думает по кругу одни и те же навязчивые мысли (в смысле, пересматривает одни и те же сцены). Мама, мы все тяжело больны.

Погрузившись так глубоко в подсознание русского народа, Серебренников не намерен к финалу фильма выбираться на берег. Все закончится тем, что из гроба восстанет труп (рэпер Хаски) и побредет по припорошенной снегом России куда‑то из ниоткуда в никуда. И это сильный жест, причем, вероятно, фак — в сторону всевозможных власть предержащих. Опять же, средний палец вытянут на сильно дрожащей руке — все же Серебренникову по-прежнему, как и в предыдущих картинах, регулярно отказывает чувство вкуса, он начинает корячить из себя пророка в своем отечестве, разбрасывается банальностями и так далее.

Но, наверное, он и вправду один такой из оставшихся, режиссер, который по-прежнему способен снимать на каннском уровне. И это уже дает надежду тем, кто, как и сам Серебренников, живет в России: однажды мы из всего этого наконец выберемся, Россия воспрянет ото сна — и нам будут рукоплескать Канн и весь калифорнийский берег.

9 августа 2021
10Шедевр для тех, кто понимает

Поймут не все, но это однозначно шедевр. Я рада, что в наше время ещё могут снимать достойные фильмы

9 сентября 2021
10

Фильм, который хочется пересмотреть, обсудить, обдумать. Благодарствую, Серебренников, вам удалось.

11 сентября 2021
5Прочесть. Посмотреть. P.s. Не шедевр, как многие малюют.

Перегиб в хтонической системе иллюстрации русского бытия - это лишь малая часть, что не дала мне поставить фильму положительную оценку. Уж такого жгучего средневековья, не побоюсь этого слова, примерно в наши дни(+/-5-10 лет) наворотили, что не верится в такой быт Петровых на фоне мобильных телефонов(с реквизитом прямо перестарались). Далее: рваное повествование мы любим и давно уже к нему привыкли, но здесь слишком «шов виден». Куча пестрых мелочей в кадре, которые того и гляди - ускользнут, разные «второстепенные люди», играющие свои роли юродивых прохожих, - очень напоминает и Муратову нашу Киру, и Германа-не побоюсь -старшего, ещё «Последняя сказка для Риты» промелькнула в голове, но сравнение не в плюс, потому что ощущается как отсылка, читай пародия. Витиеватые диалоги, наигранность героев, чрезмерная попытка комизма (в частности, в сцене, где боксирует Петрова) и на этом фоне сурьёзно и вдумчиво играющая Пересильд - нелепый контраст. Совет для тех, кто не читал, сделать это перед просмотром, обезопасите себя от чрезмерного хаоса в голове(хаос в книге более удобоваримый, да и художественно более качественный, на мой личный вкус). Но воскрешение детских переживаний Петрова в каскаде воспоминаний очень гармоничны и мне кажется, ими залюбовались все в зале, будто дышать перестали). Ну и шутейка в конце фильма, прилетающая от «жуткой» кондукторши едва вернувшемуся с того света Хаски в формате «за проезд оплачиваем», сопровождаемая гомерическим смехом, возвращает нас к реальности уже не то, чтобы того, Петровского мира, а прямо нашего с вами, где ты либо умер, либо обрызганный грязью из-под колёс автобуса, замёрзший, фрустрированный, скорей расплачивайся за привилегию быть живым.

10 сентября 2021
8

Развернутая версия песни Хаски "Панелька". Эмоциональный глубокий и кровавый фильм. Как и наша действительность.

13 сентября 2021
9

Библиотека русской жизни

Петровы — самая обычная семья. Он - автослесарь, она - библиотекарь, у них есть сын, но вместе они не живут. Казалось бы, ничего особенного. Но повседневная реальность взрывается в тот момент, когда семья заболевает гриппом, и жизнь наполняется безумием, фантастикой и сюрреализмом.
Фильм рассказывает о нескольких днях жизни автослесаря Петрова и его семьи в постсоветском Екатеринбурге накануне Нового года. Все герои начинают болеть гриппом, и реальная жизнь смешивается с их галлюцинациями. Автослесарь Петров - обычный, среднестатистический россиянин, "звёзд с неба не хватающий", который хочет сводить сына на "новогоднюю ёлку", и чтобы он не заболел. Нурлыниса Петрова - его жена, работник районной библиотеки, которая в фантазиях или наяву "калечит и убивает", и вообще она "супергероиня". Поездка в городском автобусе, встреча с незнакомцем, "помощь" начинающему писателю ("камео" Ивана Дорна, который здесь неожиданно убедителен), и кусок "советской жизни" в финале - всё это "слепок русской правды и жизни".
«Петро́вы в гри́ппе» — художественный фильм режиссёра Кирилла Серебренникова, экранизация романа Алексея Сальникова «Петровы в гриппе и вокруг него» где неожиданно встречаются Тим Бёртон и Алексей Герман-старший. Операторская работа Владислава Опельянца - лучшее что есть в фильме наравне с прекрасной работой российских артистов. Отечественный фильм о поисках "загадочной, русской души", и вообще такой вот "скверный анекдот", где фантазии и абсурд пересекаются с реальностью. Самобичевание от "горя" и "безысходности" до "надежды" и "веры" - "поколение за поколением" где все и всё взаимосвязано. Люди без идей, больших целей, но с огромной, русской душой и фантазией. История людей, которые живыми встают из гробов, и которые были воспитаны Снегуркой на "советской, новогодней ёлке", у которой собственная жизнь была сложная и непонятная. Энциклопедия российской и советской жизни от А до Я: которая будет понятна в меру своего "личного опыта" и извращенности.

12 сентября 2021
Все отзывы
Материалы о «Петровы в гриппе»
Кинопремьеры недели: «Петровы в гриппе», «Злое», «Блокадный дневник» и «Дом на другой стороне»
Кинопремьеры недели: «Петровы в гриппе», «Злое», «Блокадный дневник» и «Дом на другой стороне»
8 сентября 2021
«Петровы в гриппе» и в Каннах: лучший фильм Кирилла Серебренникова со времен «Изображая жертву» (и еще две премьеры)
«Петровы в гриппе» и в Каннах: лучший фильм Кирилла Серебренникова со времен «Изображая жертву» (и еще две премьеры)
7 сентября 2021
20 фильмов, которые мы ждем с Каннского кинофестиваля 2021 года
20
фильмов, которые мы ждем с Каннского кинофестиваля 2021 года
17 июля 2021
10 самых ожидаемых экранизаций 2020 года
10
самых ожидаемых экранизаций 2020 года
17 февраля 2020