Пикник Афиши 2024
МСК, СК Лужники, 3–4.08=)СПБ, Елагин остров, 10–11.08
Афиша | СБЕР — генеральный партнёр
Москва
6.5

Фильм
Добро пожаловать в Нью-Йорк

Welcome to New York, США, 2014
Реклама
Смотрите дома онлайн
Кино за 1 ₽ в онлайн-кинотеатре Okko
Смотреть в
Описание Афиши
Описание прокатчика
Сатира Абеля Феррары по мотивам секс-скандала с участием бывшего главы МВФ

Фильм вечного бунтаря Абеля Феррары про сексуальный скандал вокруг видного французского политика Доминика Стросс-Кана, который в 2011 году якобы изнасиловал горничную нью-йоркского отеля. Режиссер благоразумно изменил имя героя и в целом значительно приукрасил историю, но Стросс-Кан все равно уже пообещал подать на него в суд. Главную роль исполнил Жерар Депардье.

  • Добро пожаловать в Нью-Йорк – афиша
  • Добро пожаловать в Нью-Йорк – афиша
  • Добро пожаловать в Нью-Йорк – афиша
  • Добро пожаловать в Нью-Йорк – афиша
  • Добро пожаловать в Нью-Йорк – афиша
Драма, Криминальный
18+
Абель Феррара
22 мая 2014
17 июля 2014
1 час 45 минут

Другие фильмы Абеля Феррары

Участники

Читайте также

Рекомендации для вас

Популярно сейчас

Как вам фильм?

Рецензия Афиши

5
Василий Миловидов
102 отзыва, 103 оценки, рейтинг 1463
7 июля 2014
Биография животного

Мсье Деверо (Жерар Депардье) — видный политик, потенциальный президент Франции и во всех смыслах большой человек — отправляется с визитом в Нью-Йорк. Там его уже ждет номер люкс с дюжиной бутылок шампанского и вереницей девиц легкого поведения, которые будут раз­влекать падкого на женщин француза всю ночь. И все было бы хорошо, не реши герой наутро наброситься на неудачно зашедшую горничную.

Несмотря на опровергающий какие-либо связи с реальностью вступительный титр, главный герой фильма на деле никакой не Деверо, а Доминик Стросс-Кан — французский политикан, чьи американские приключения режиссер экранизировал с присущими себе вольностями. Что за этот таблоидный по своей сути материал взялся именно Абель Феррара, конечно, повод насторожиться. Творческий метод автора всегда заключался в слепой стрельбе и пренебрежении хорошим вкусом, что на выходе давало кино как абсолютно великое («Плохой лейтенант», «Король Нью-Йорка»), так и откровенно дурацкое («4:44. Последний день на земле». «Добро пожаловать», по-хорошему, обосновался где-то посередине, с креном в сторону эффектного провала, но факт этот поначалу мешает разглядеть масштаб личности в кадре. Не любитель что-либо усложнять, Феррара идет по пути наименьшего сопротивления и на роль реального монстра берет другое, не менее реальное чудище — нашего соотечественника Депардье. Слияние трех одинаково витальных личностей — автора, актера и прототипа — дает свои плоды: сцены гости­ничного дебоша Феррара снимает с редким упоением. Депардье тоже то ли играет, то ли проживает одну из лучших своих ролей — хрюкает, пыхтит и не раз раздевается догола. Феррара, кажется, осознанно сни­мает кино про животное, и закономерным образом самыми эффектными моментами фильма оказываются те, где оно резвится на воле. Когда его пытаются посадить в клетку и разглядеть в нем человека, «Добро по­жаловать» сильно теряет свой хулиганский задор. Но пусть кино в итоге и выходит скорее неудачей, зверь в его центре — представитель слишком редкого вида, чтобы отказать себе в удовольствии за ним понаблюдать.

6
0

Отзывы

9
Георгий
708 отзывов, 2495 оценок, рейтинг 2304
23 июня 2014
Aller simple de CDG a JFK

И даже не он - без малейшего гротеска - величайший французский актер, так удивительно сыгравший одного из самых одиозных политиков современной Франции, личная жизнь которого стала искрящимся желчью скандалом и сокрушительным крахом карьеры следующего возможного президента Республики, сравнить которые можно с историей Клинтона и Левински, столь впечатлит своей ролью, решившись на которую Жерар Депардье еще раз продемонстрировал многогранность и решительность своих высот: смело, чо, а Жаклин Биссе запомнится мне в этом фильме: именно она смогла воплотить на экране то, что, вероятно, и должна чувствовать в подобной ситуации обманутая жена: так ловко поводя рукой и поворачиваясь к камере спиной, она, в балетках, легко и волнительно сможет нивелировать возмутительно скандальные сцены этого фильма. Можно было бы предположить, что в современных политических реалиях в патриотическом порыве фильм будут изливать на русского зрителя из каждого второго кинотеатра с припиской: "В этих европах на самом деле все так", но Мизулина этого, конечно, не допустит. Субъективно данная картина absolument a voir потому, как это не всего лишь история про Стросс-Кана, а кислотный портрет современного политика вне партии и вне географических лимитов.

4
0
7
zarkov z
123 отзыва, 773 оценки, рейтинг 224
22 июня 2014

Давно не видел таких смешных и в то же время омерзительных сцен секса в кино. Порою кажется, что это не художественный фильм, а съемки скрытой камерой пребывания Депардье в гостинице в Саранске. Оргия в отеле по мерзотности напомнила "120 дней Содома". На показе фильма на Московском кинофестивале его представляла актриса Natasha Romanova, которая сказала шикарно: "Когда снимали фильм, мы думали, что будем показывать его в Каннах, а вышло так, что показываем его на ММКФ". Это многое объясняет про фильм, а сама актриса занята в фильме всего 5 минут в сцене группового секса с лесби уклоном. При всем при этом фильм очень даже неплох, особенно когда заканчивают показывать сцены с похотливым героем Депардье и фильм переходит к нюансам американского правосудия. В общем, твердая четверка.

3
0
1
Илья
73 отзыва, 854 оценки, рейтинг 213
21 июля 2014

Паспорта из рук президентов, рекламы кухонь и прочего, халявные жилплощади Саранска и Грозного окончательно разложили ранимую творческую личность Жерара Депардьё.
Похоже, он иссяк. А ведь еще в незапамятные времена был очень хорошим актером - ИМХО.

Вот суть "произведения".
С первых титров авторы фильма какбэ намекают зрителю: мол, это все вымысел, но на самом деле правда, и правда голая, как она есть: о DSK, попавшем пару лет назад в одну крайне не приятную историю - да-да, мы помним...
Далее появляется Жерар в какбэ интервью и какбэ очень смело заявляет: мол, "ненавижу политиков и политику (- держите Вам в харю все ваши паспорта с жилплощадЯми, Владимир и Рамзан!)" И еще, "я не играю, а чувствую героя на экране".
И надо сказать, в последнем, как мне показалось, он был абсолютно честен - Жерар не играл, а показывал Жерара.
Далее, идет завязка, в которой очень немолодой Жерар предстает перед нами Жераром, как он есть: толстый и безразмерный, с одышкой и лоснящимся лицом, спутанными редкими волосами, бесформенно одетый в один и тот же плащ.
А следующие минут 40 этот, с позволения сказать, старый боров занимается тем, что исступленно трахает все, что движется и не очень, причем, делает это абсолютно натурально, тряся всей своей анатомией - 18-ти летние юношы нервно курят в сторонке...
Следующие 40 минут очень познавательны. Зритель познает, как устроена американская пенитенциарная система, а также как устроен Жерар, во всех его анатомических подробностях. Как ни странно, Жерар и тюрьма выглядят тут очень гармонично.
И, наконец, последние 40 минут зритель видит какбэ Анн Санклер, жену DSK, приехавшую к нему на помощь, американскую жилплощадь, снятую какбэ за 60к зеленых рублей в месяц, много разговоров-скандалов и чуток какбэ философских размышлений Жерара, т.е. DSK.
Развязки нет(((

Что конкретно ела "творческая группа" авторов - я не знаю, но я такого есть не хочу!
За два часа просмотра я увидел откровенно слабый сценарий, с откровенно слабой режиссурой и откровенно слабой игрой всех т.н. актеров.
Еще более откровенно меня удивил имидж борова главного героя, изображавшего DSK, которого, разумеется, я лично не видел и "свечку не держал", но который во французской прессе и на телевидении всегда выглядел очень стильно, аккуратно и однозначно не был похож на грязную свинью в образе Жерара. А еще, полагаю, он все же иногда работал и делал между вакханалиями перерывы, находясь на столь ответственном посту, в отличие от главного героя этого "произведения"...

Мой скромный вердикт: не тратьте время.

2
0
7
Татьяна Таянова
188 отзывов, 236 оценок, рейтинг 369
27 августа 2014

Депардье не впервой, ой как не впервой играть сильную личность, плюющую на правила. Дантон, Роден, Видок, Сирано, Колумб, Ватель, Распутин… Масштабы. Масштабы! Но в этом фильме сильный мира сего (так и не ставший президентом Франции Стросс-Кан), такой большой, такой влиятельный, как-то вдруг оказывается в маленькой-маленькой тюрьме-мышеловке. И оказавшись там, он почти понимает, что он всю жизнь в ней и был. И размеры его – те же. Герой шел по пути уменьшения себя. Уменьшения – разрушения. И, словно актер, которому не нравится играть на сцене одну и ту же роль из года в год, сам подпиливал собственные подмостки, чтобы, наконец, перестать играть и почувствовать себя живым («чувствую себя живым только когда занимаюсь любовь с женщиной»).

Весь фильм – это довольно простые и потому очень резкие оппозиции. Жизнь против политики, инстинкты против игр в масках, «я монстр» против «нужно сохранять лицо». А в финале уже не остается никаких против. Лишь безнадежные и, в общем-то, никому не адресованные, разве что зияющей пустоте: «я ничего не чувствую», «никто не может никого спасти», «я всего лишь лишился чувства собственного достоинства». Наивный, наивный профессор из преданного и проданного прошлого… Никакие цветы на могиле твоего идеализма не перебьют его вонь!

Фолкнер в своей Нобелевской речи в далеком 1950 году напал на всю современную литературу. Он говорил: «Писатели и писательницы забыли о проблемах борющейся души. Но только эти проблемы рождают достойную литературу... Писателю придется учиться заново. Ему нужно понять, что страх - самое низменное из чувств, и, постигнув это, уже навсегда забыть о страхе, убрать из своего творчества все, кроме правды о душе, старых вечных истин - любви, чести, жалости, гордости, сострадания и самопожертвования, без которых любое произведение обречено на скорую гибель. И покуда писатель не сделает этого, над его трудом нависает проклятие. Он пишет не о любви, а о вожделении; о поражениях, в которых никто не теряет ничего ценного, о победах без надежды и, что хуже всего, без жалости и сострадания. В его горе нет всем понятного горя, и оно не оставляет глубоких следов. Он пишет не о человеческой душе, а о волнениях тела. И покуда он не поймет этого, он будет писать так, как будто он стоит и наблюдает конец человека и сам участвует в этом конце. Но я отказываюсь принять конец человека...»
Слова эти – а им уже более 60 лет - актуальны до сего дня. В том числе и для кино, судя по тому, что показывает Феррара.

Скорее всего, говоря о «конце человека» в литературе, Фолкнер имел в виду Камю и сродных с ним... Вот и Абель Феррара в своем новом фильме «пишет... о поражениях, в которых никто не теряет ничего ценного, о победах без надежды и, что хуже всего, без жалости и сострадания». Напоминает это «Чужого»? Пишет так, «как будто он стоит и наблюдает конец человека и сам участвует в этом конце...» Чем не атмосфера «Чумы»? «Будьте внимательны при спуске с эскалатора» (одна из первых фраз фильма, звучащая в аэропорту)… Да уж. Как же здесь пахнет Триером и его «Нимфоманкой» (помните финальный спуск героини?), а вовсе не «Стыдом» Стива МакКуина, как говорили на обсуждении фильма в клубе. В «Стыде» был стыд!

1
0
7
Artur Sumarokov
714 отзыва, 3005 оценок, рейтинг 946
29 июля 2014

14 мая 2011 года директор-распорядитель Международного валютного фонда Доминик Стросс-кан, являвшийся в тот момент одним из лидеров президентской гонки в Пятой Французской Республике, был арестован по обвинению в харрасменте, совершенном им во время своего пребывания в США по отношению к служащей отеля Нафисаттоу Диалло, 32-летней уроженке Гвинеи, особой красотой не отличавшейся. И без того имевшему шлейф сексуального скандалиста, впрочем, ко времени приснопамятных выборов относительно забытый, Стросс-кану был нанесен тяжелейший удар по репутации, поставивший крест на всей его политической карьере, хотя постепенно дело это развалилось в суде, как и все последующие, приписывавшие достопочтенному месье множественные девиантные промискуитеты с девицами разных возрастов и степени зрелости. Откровенно политический привкус этого происшествия не добавил баллов ни конкурентам Стросс-кана, ни всей современной окологосударственной и провластной Системе что европейской, что американской, что азиатской или российской, в которой играть по-честному нереально, а лучшим пиаром всегда остается макабрически и девственно черный.

Современный кинематограф на эту вне всякого сомнения интригующую историю откликнулся на удивление быстро, и уже в 2014 году культовый американский режиссер и сценарист Абель Феррара, чьи лучшие картины остались, к сожалению, далеко позади в прошлом(самой, пожалуй, заметной картиной его в нулевых годах можно считать острорелигиозно-синефильскую притчу "Мария" 2005 года) в рамках Каннского кинофестиваля представил свою последнюю по счету киноработу — фильм «Добро пожаловать в Нью-Йорк», ставший по сути этаким витиеватым кинематографическим переосмыслением имевшего место реального сексуального скандала с участием экс-главы МВФ и экс-кандидата в президенты Стросс-кана. Тут следует однозначно заметить, что вокруг этой ленты уже возник скандал, ибо сам Стросс-кан подал на ее создателей в суд за клевету, а лента, изначально позиционировавшаяся как чуть ли не реалистическое биографическое повествование, таковой ни в коей мере не является, и картина Феррары отбыла из Канн несолоно хлебавши, не сумев получить ни должного внимания прессы, ни тем более зрителей и критиков.

«Добро пожаловать в Нью-Йорк» — это уже поздний Абель Феррара, который по-прежнему как режиссер аскетичен и минималистичен, но куда как менее религиозен и полемичен в своих умозрительных выводах и философских изысканиях. Взяв за основу своего двухчасового повествования знаменитый скабрезный скандал, по сути Феррара предпочел напрочь отказаться от прямых параллелей с прозаической заангажированной и сверхзаполитизированной реальностью, погрузив зрителя в умеренную и сдержанную кинематографическую условность, в которой обитает облаченный властью и деньгами некто мистер Деверо в исполнении Жерара Депардье.

Постепенно утрачивающий реноме ведущего французского актера современности, этакого эксцентричного киногения, Депардье в картине Феррары предельно интересен и убедителен в рамках заданной режиссером прямолинейной драматургии, лепя образ не столько реального Стросс-кана, сколь некую мифологизированную обобщенность человека из власти, подверженного всем существующим порокам и живущего над миром, сугубо по своим правилам. Можно даже смело утверждать, что Феррара, оттолкнувшись от инцидента со Стросс-каном, снял как собственную трактовку маккуиновского «Стыда», окружив и своего полуреального героя массой соблазнов, которым грех как не поддаться, так и продолжил художественную линию, начатую еще в «Убийце с электродрелью» и «Плохом лейтенанте», ибо общего между Деверо и, к примеру, Лейтенантом немало. Оба пребывают в пограничном состоянии, оба подвержены внутреннему тлену собственной порочности и искушенности, пожирающей их изнутри и обеим героям суждено пройти через ряд испытаний, чтобы в финале обрести желанное спасение не души, но тела, получить катарсическое ирредентистическое прощение и в собственных глазах, и в глазах общества в целом.

Путь спасения для Лейтенанта оказался усеян трупами и сахаром кокса, а для Деверо — через множественные судебные тяжбы, семейные мелодрамы и корпоративные драмы, показанные моментами искусным реалистическим росчерком кинопера, а моментами и откровенно сатирически и гротесково, с элементами резких выпадов в сторону современной политическо-экономической системы, порождающей таких типичных эрзац-негодяев, как Деверо, купавшийся в роскоши, деньгах, женщинах(до определенного рокового стечения обстоятельств), наслаждавшийся собственной силой на уровне Эроса, бывший Атлантом, расправившим плечи, а потому все более перестающий быть именно Человеком. А Нью-Йорк, избранный режиссером и в качестве места реального скандала, в картине Феррары обретает черты ирреального Города Грехов и Соблазнов, давящего своим громадьем небоскребов мегаполисом, в котором легко затеряться и запутаться, и в котором даже самая большая шишка, крепко держащая за гонады государства второго и третьего мира, есть всего лишь песчинкой и игрушкой в руках не то Бога, не то Дьявола, глазеющего изо всех окон и щелей миллионов офисов и отелей, в которых за легкую симпатию к представительнице прекрасного пола могут засудить до смерти и обобрать до последней нитки.

И в сценах соблазнения и фактического изнасилования, которыми так славен господин Феррара, знающий толк в шерстяных кражах(примечательно, что главная жертва в картине, жена как главная жертва, сыгранная секс-бомбой 70-80-х гг. Жаклин Биссет, предельно соблазнительна и более соответствует типу классической femme fatale, нежели малосимпатичная реальная жертва Диалло, отчего всякая схожесть с реальным скандалом в картине пропадает окончательно), и в напряженных судебных боях фильм выглядит предельно убедительно и драматично, хотя с каждой новой сценой вящий реализм и политический контекст отступает, а ему на смену приходят экзистенциализм и проблемы вечного морального выбора для главного антагониста, который мучается от шекспировских вопросов бытия и самосознания, который пытается понять, кто есть он сейчас, и кафкианские кошмары начинают его терзать изнутри. В погоне за собственным Либидо и СуперЭго Деверо успел утратить очень многое, а к финалу картины его становится даже жалко, ибо Искушенный оказался сам безыскусен в интригах политических и сексуальных, и став жертвой по-настоящему, он постиг, что поддаваться власти основного инстинкта бывает крайне опасно для карьеры и здоровья. Нью-Йорк стал его ловушкой, и вырвался из нее он абсолютно иным, ведь как гласит простая и всевечная истина: «Через грязь лежит путь к счастью», а также к обновленной репутации, к восстановленным отношениям и к новому самому себе. Чистому, белому и пушистому.

1
0

Подборки Афиши
Все