Пикник Афиши 2024
МСК, СК Лужники, 3–4.08=)СПБ, Елагин остров, 10–11.08
Афиша | СБЕР — генеральный партнёр
Москва
6.5

Фильм
8 1/2 женщин

8 1/2 Women, Германия, Великобритания, Нидерланды, Люксембург, 1999
Реклама
Смотрите дома онлайн
Кино за 1 ₽ в онлайн-кинотеатре Okko
Смотреть в
О фильме
  • 8 1/2 женщин – афиша
  • 8 1/2 женщин – афиша
  • 8 1/2 женщин – афиша
  • 8 1/2 женщин – афиша
  • 8 1/2 женщин – афиша
Комедия
Питер Гринуэй
22 мая 1999
1 час 58 минут

Другие фильмы Питера Гринуэя

Участники

Читайте также

Рекомендации для вас

Популярно сейчас

Как вам фильм?

Отзывы

7
Артур Сумароков
59 отзывов, 890 оценок, рейтинг 43
21 февраля 2016

Явственно возникает впечатление, что те или иные режиссёры авторского кинематографа, задумывая снимать на определенном этапе своей карьеры метакино, этот созерцательный слепок с себя любимых, считают себя обязанными отдать дань уважения великому Федерико Феллини и его «8 1/2» вместо того, чтобы без привлечения столь очевидного контекста сформулировать собственное видение потустороннего мира кино, где актерские амплуа, маски и настоящие лица срослись в жутком триединстве. Постмодернизм значительно упрощает жизнь и украшает творчество, и без гипертекстуальности Феллини не смогли обойтись ни Годар, ни Трюффо, ни Альмодовар (причем дон Педро сделал это дважды), ни Тарантино, ни даже культовый британский художник с навыками алгебраиста и чуть больше режиссёр Питер Гринуэй, в 1999 году, когда в его карьере стал намечаться определенный спад, прокосплеивший знаменитого итальянца едва ли невыразительнее и невразумительнее всех в своих «Восьми с половиной женщинах».

Нарочито наполненная иронией история Эмменталей, нувориша Филиппа и его сына Стори прочитывается чересчур буквально, несмотря на все старания самого режиссёра и двух его операторов — Ван Бруммелена и Вьерни — насытить буквально каждый кадр изысканной эстетикой и подспудной метафоричностью. Но сюжет, выстроенный в духе Кентерберийских рассказов Чосера, постепенно распадается лишь на ворох эпизодов эротической, психоэротической или околоэротической направленности. Причем очевидно, что под образами Филиппа и Стори (слишком говорящее имя; эдакий воплощенный нарратив) Гринуэй подразумевает самого себя, и вся картина от начала до конца — непривычно аскетичная, лишенная привычной куртуазной барочной лощенности — является сублимацией авторского самокопания, до определенной степени тягостной его рефлексией, тщательным желанием разобрать самого себя на кусочки перед всеми, киноязыково раздевшись донага. Отзвуки предыдущих лент режиссёра — от «Падений» до «Интимного дневника» и «Z00» — видны невооруженным глазом, но в сущности нет в этой картине ни богатства красок, ни пира фактур. Очищенный от эстетского гиперформализма Гринуэй, в «Восьми с половиной женщинах» выдал сухой остаток, выжимку своего творчества исключительно с точки зрения философии и привычной физиологической телесности.

Его «Восемь с половиной женщин» — это в то же время попытка постичь мужскую природу через призму взгляда на отца и сына Эмменталей, которые после смерти женщины, что их держала в некоей моральной узде — матери и жены — отправились в тотальный разнос, превратив свой роскошный замок в Женеве в самый настоящий сад земных наслаждений, сиречь многонациональный гарем с женщинами всех типажей и характеров: от молчаливой инвалидки, которая и есть пресловутой «половиной» до сексуально раскрепощенной монашки. Будто стремясь отвергнуть всякие дальнейшие притязания смерти, Филипп и его сын Стори будут предаваться бесстыдному разврату жизни, не понимая, что смерть для них неизбежна, а гомосексуальный инцест это просто гомосексуальный инцест, а не попытка высвободиться от собственных духовных скреп. Колыбель по эту сторону понимания ленты уже качает не синьор Федерико, а Герр Зигмунд с его «Тотемом и Табу», а также прочими махровыми трудами о познании людской психологии. Оргазм как маленькая смерть здесь предстает именно как смерть натуральная, а сексуальные приключения двух мужчин тем паче выглядят трагикомическими, что с собственноручно созданным бабьим царством совладать они не в силах. Дамы раскусили их планы и крепко держат за стволы их членов. Фатальная ловушка, обрекающая этих двух мужчин, не могущих разобраться с самими собой, на неизбежно абсурдистское существование. Вкупе с пресловутым вырождением всей аристократии, на которую Гринуэй всегда взирал с непритаенным презрением. Но в этот раз его сменила скука и невыразимой силы тоска, от которой и сам режиссёр сумеет по-настоящему избавиться лишь в своих шестичасовых «Чемоданах Тульса Люпера».

0
0

Подборки Афиши
Все