Фильм

Фильм Морпехи

Jarhead (2005, США, Германия), IMDb: 7

6.9
7
1/11

Красивое кино про скуку на поле боя

Рядовой Своффорд (Гилленхол) попадает на первую иракскую войну, где все, как в кино, и не дают пострелять. Невероятно красивый, невероятно экзистенциальный фильм режиссера «Красоты по-американски» про скуку на поле боя — с цитатами из Камю и проч.

СтранаСША, Германия
РежиссерСэм Мендес
Продолжительность2 часа 3 минуты
Дата выхода27 октября 2005
Дата выхода в России19 января 2006
Возрастное ограничение16+

Рецензия «Афиши» на фильм «Морпехи»

9

В далеком 1989-м, слушая как похожий на рака усатый cержант почти слово в слово тарабанит хрестоматийный сержантский монолог из «Цельнометалической оболочки», новобранец Своффорд (Джейк Гилленхол) как положено тянется в струнку, вопит «cэр-да-cэр» и, кажется, как и мы, не понимает, в чем тут дело – Кубрик так все точно угадал про сержантов или всем сержантам вместо учебных фильмов теперь показывают Кубрика. Cержант в итоге дает ему по лбу – но дальше герою в основном везет. За спокойный взгляд его определяют в снайперы; дают напарника (Питер Сарсгаард), так похожего на него повадками, что полфильма подозреваешь в нем галлюцинацию. Саддам нападает на Кувейт, и Своффорд полгода сторожит саудовские нефтяные вышки: играет в потемкинский футбол в противогазе перед съемочной группой CNN и волнуется, что любимая девушка его не дождется (хотя, что волноваться – понятное дело, не дождется). Он попадает и на настоящую войну, но та оказывается какой-то апокалиптической скукой – с черными песками, залитым нефтью небом и постоянно отсутствующим по какой-то причинепротивником. Просто кого-нибудь убить – чтоб как в книжке Камю «Посторонний», которую герой читает в учебке, «постучать в дверь несчастья короткими ударами выстрелов» – даже это на этой войне оказывается большой проблемой.

Пока американцы заняты сиюминутными вещами, англичанин Мендес с упорством, достойным, быть может, лучшего применения, снимает новую американскую классику. В каждом следующем фильме делая шаг не вперед, а в сторону, он уверенно теряет былых почитателей и вместе c тем рисует совершенно кубриковский по смелости маршрут: его короткая фильмография уже сейчас выглядит архипелагом из фильмов-островов — равноудаленных друг от друга и очень разных по топографии (мелодрама, самурайско-гангстерская драма, военный фильм, дальше будет видимо мюзикл), объдиненных разве что удивительной прозрачностью воздуха над ними, и не сразу очевидным сходством в выражении лиц населяющих их людей. На «Морпехах» можно долго ломать глаза, выискивая Мендеса в зернистой, засвеченной, совсем не мендесовской картинке, но в итоге он сам найдет вас: когда герой, встретив в пустыне толпу мертвецов, начнет вглядываться в их лица – так пресловутый Рикки Фиц заглядывал в глаза мертвому Кевину Cпейси в финале «Красоты по-американски». И пусть про этот пытливый, заинтересованный взгляд все не до конца еще понятно – у нас еще есть время: как и Кубрик, Мендес производит впечателение человека с планом работ на полвека вперед, и как Кубрика его лучше всего воспринимать в ретроспективе.

Как Кубрик он врядли дождется прижизненной благодарности: «Морпехов» в Америке – как вобщем и везде – встретили даже хуже, чем второй мендесовский фильм «Проклятый путь». Ожидавшиеся как первое серьезное высказвание о первой иракской компании (тем более, что выходили аккурат к завершению второй) они вызвали по итогам вполне законное раздражение: люди ждали серьезного разговора, а получили луч солнца, бьющий через пластиковую бутыль минералки и улыбочку артиста Гилленхола, который даром что весь фильм что-то говорит за кадром, главное явно оставляет при себе. За эту улыбочку, за общую театральность – кусок про «Бурю с пустыне» вообще снят в закрытом помещении и расцветкой похож на конец «Догвилля» – Мендеса конечно ругали эстетом, звучало в его адрес и страшное слово «амбивалентный», и если англичанин осознанно целит в кубрики, он должен сейчас бить в ладоши – Кубрика всю жизнь клеймили как-раз за амбивалетность.

Справедливости ради, кино и правда амбивалентное. И в начале, правда, возникает чувство, что человек взялся не за свою работу, что война все-таки не для Мендеса с его волшебными стеклышками, крикетными клюшками и культурным багажом. Cержант из Кубрика, «пойду долиной смертной тени», десантный взвод глядит копполовский «Апокалипсис», подпевая в известном месте Вагнеру, прячется в карман камуфляжной куртки томик Камю (наряду с «Иллиадой» и «Гамлетом» обширно цитируемого в первоисточнике «Морпехов» – мемуарах реального кувейтского ветерана, а впоследствии учителя литературы Энтони Своффорда). Перебор по части культурных ссылок сперва раздражает невыносимо – и нужно время, чтоб понять: это не режиссер драппирует свое гражданское брюшко цитатками из релевантных произведений, это время такое, когда реальность питается вымыслом, войны кроятся по мотивам антивоенной киноклассики, а люди живут, будто смотрят кино про свою жизнь. Главное в «Морпехах» как-раз это чувство не просто ненастоящей, но вдобавок еще небрежно, бездарно, совсем неинтересно сконструированной реальности, с которой вброшенный в нее человек может бороться лишь одним способом – улыбнувшись ей кривой, гилленхоловской улыбкой и принципиально отказавашись ее осмыслять.

Мендес так влюблен в свои собственные каноны, что они местами работаю против него. Так «Морпехи» имеют в конце минут пять совершенно лишнего времени – нужных лишь затем, чтоб закрыть фильм теми же словами, с которых он начинался (принцип, свято и не вполне понятно зачем соблюдаемый во всех мендесовских работах). На самом деле фильм заканчивается раньше – когда снайпер вскидывает винтовку вверх и, прицелившись в ему одному видимую звезду, жмет на курок – и этим выстрелом в ночное небо расписывается за себя и за того парня; за всех, кто живет, будто глядит кино про себя, и тромбует самый сложный жизненный опыт в простое английское слово – которым завершил свою многоумную творческую деятельность упоминаемый тут теперь уже точно в последний раз Кубрик, и которое прекрасно суммирует впечатление от мендесовского фильма, когда спустя 2 часа выходишь с него на свежий воздух. Fuck.

16 января 2006
9Война. Особый взгляд

Молодой морпех Энтони Своффорд (Гилленхол) после не самых приятных дней подготовки отправляется с товарищами воевать в Персидском заливе. Там пустыня, врагов не видно и никаких безбашенных перестрелок - и так неделями, месяцами. Оказалось, скука и ожидание - около 99 процентов военного времени.

"Морпехи", выполненные в песочных тонах, удивительно живописны. Некоторые сцены, особенно с горящей нефтью, можно смотреть снова и снова просто для эстетического удовлетворения. Но и как драма о войне этот фильм - из ряда вон.

В "Морпехах" герои не воюют, а старательно убивают время. Играют в футбол при пятидесяти градусах жары, истошно веселятся, ревнуют подруг - и всё это, конечно, напоминает дом сумасшедших. Противник невидим и где-то далеко, ощущение борьбы за идеалы быстро угасает. Эмоции на лице убедительного Гилленхола отражают всю эту странность.

Если к "Повелителю бури", другой картине о побочных эффектах военной службы, подходил слоган "Война - это наркотик", то к данному фильму, скорее, - "Война - это в твоей голове". Нескоро забудешь будни в пустыне.

13 июля 2011
9

“Don’t worry, be happy!”

В 1989 году, молодой парень Энтони Суоффорд (который был “зачат” во время войны во Вьетнаме, на Гавайях) (скромный но боевитый Джейк Джилленхал), вступает в ряды американских морских пехотинцев, и проходит “жёсткий отбор” (жизнь в “учебке” проходит под весёлую песенку “Don’t worry, be happy!”, и постоянную ругань от командиров) во время учений в подразделение снайперов, под командой “штаб-сержанта-жесткача” в исполнении Джейми Фокса. И прямиком оттуда, попадает в конфликт в Персидском заливе в Кувейте, где американские солдаты, должны охранять нефтеносные запасы этой страны от Саддама Хусейна и армии Ирака.
Американские солдаты, живут в открытой пустыне, под палящим солнцем, маются от безделья, онанируют, ставят доску с фото своих подружек (описывая места и позы во время секса с ними), ставят ставки на бои скорпионов, снова онанируют. И совсем, не понимают: что они здесь делают, кого охраняют (в пустой пустыне), и во время приезда телевизиощиков, начинают играть перед ними одетые в химзащиту в бейсбол, показывая “истинный дух” морпеха. А потом, онанируют, ещё и ещё. А капралу Суоффорду, сниться его подружка, которая ему изменила, и как он блюет в раковину аравийским песком.
Наконец, им выпадает “боевое задание”, где они умеленно будут наблюдать, как их авиация бомбит сверху “караваны” противников, а им остаётся, только как заправским нефтяникам, закапывать очередной “столб” нефти из земли.
За операцию “Буря в пустыне”, капрал Суоффорд - не убьёт ни одного человека, а во время пьяной вечеринки солдат в честь “возвращения домой”, пустит целый магазин автомата в воздух. “Многие от проблем - бегут в морскую пехоту. Если болен - лечат. Если ранен - заживает. Если умер - поднимут флаг над твоим гробом”. Режиссёр Сэм Мэндез искренне бытоописует “философию” армейской жизни морпеха, использую полу-документальную съёмку мнималистичной камеры Роджера Диккенса, которая своим цветом, походит на фото из палороида, сделанные теми-же морпехами на службе. Перед нами “полное погружение” в событие, и вся та “глупая” правда бытия. “История. Человек всю жизнь воевал и стрелял из оружия. Но даже, тогда, когда у него появится дом, жена, и подгузники для сына - он не забудет тяжесть своей винтовки, и тех салаг, которые, всё-еще бродят по пустыне в его снах”. И ещё - морпеха, можно различить по "банке" - особой стрижке морпеха.

Итог: несомненно, рекомендуется к просмотру.

21 февраля 2018
7А что за цели?

Сэм Мендес умеет снимать стильные, продуманные и нетривиальные фильмы. Свою карьеру в качестве достойного режиссера он начал еще в 99-м году с картины «Красота по-американски». После данного фильма его имя загремело, а картины с достойной подачей и уровнем проработки стали выходить регулярно. Последним достижением на этом поприще стала юбилейная картина о Джеймсе Бонде, но сейчас не об этом.
Не знаю почему, но раньше руки просто не доходили до диска с «Морпехами», а сам просмотр откладывался много раз до лучших времен. И вот сегодня этот замечательный день наступил, а после импровизированного сеанса просто обязан поделиться своими впечатлениями, отметив сильные и слабые стороны истории об Энтони Суоффорде.
Одним из главных плюсов является то, что режиссер преподнес зрителю удивительно качественный драматический сюжет. Такого в фильмах о войне еще не было, насколько я могу помнить. Тут есть взрывы, стрельба, убийства, но это больше служит фоном для переживаний главного героя и его товарища, ставших пешками в большой игре. Причем самое обидно заключается в том, что только в горячей точки понимаешь, насколько правильными или нет были прежние суждения, начинаешь ценить простые радости и опускаешь все ниже жажду крови. А ведь именно это, а еще и гора амбиций, сподвигла молодого Энтони пойти по стопам своей семьи, а вовсе не чувство долга или осознанность.
В общем, смотреть да поучаться.

26 ноября 2012

Решился все-таки пойти на этот фильмец, по той простой причине, что все остальное показалось еще более худшим. Ну что, не пожалел! Типичный солдафонский юмор, чего в принципе я не люблю. Фильм понравился исключительно за зрелищность отдельных эпизодов (подчеркиваю, не "мясо" в стиле "Спасение рядового Райна") и удачного подбора музыки. Просто, даже тупо пойти посмотреть можно, не слушая реплик.

23 января 2006

Эстеты, радуйтесь! Вашему вниманию предлагается увлекательная, ироничная и очень красиво снятая история о молодости, армии и тупике в поиске смысла жизни.

Только вот российским прокатчикам надо хоть иногда смотреть свои фильмы - из-за их грубейших ошибок в зале сидят совсем не те люди, на которых фильм рассчитан!
Никаким "мясным" военным боевиком, как можно понять из русских афиш, там даже не пахнет! Мендес умудрился из взглядов, пота, дыма и огня сплести совершенно особенный, неповторимый мир.
Смотреть однозначно!

1 февраля 2006
Все отзывы
Британский оператор. Начинал с документальных фильмов, на которых получил бесценный опыт: во время девятимесячного кругосветного путешествия на яхте научился экономить пленку и заранее решать, как будет вестись съемка, а попав под минометный огонь на партизанской войне в Эфиопии, научился работать в военно-полевых условиях. С 1990-х годов работает в Америке, часто с одними и теми же режиссерами — например, после «Бартона Финка» началось его многолетнее и плодотворное сотрудничество с братьями Коэн (они сошлись на любви к теням, контрастному освещению, широкоугольной оптике, оригинальным «восьмеркам» и цифровой цветокоррекции). Впервые на «Оскар» номинировался благодаря «Побегу из Шоушенка», после чего претендовал на золотую статуэтку Киноакадемии бессчетное количество раз, но всегда умудрялся проиграть — даже когда соревновался сам собой (в 2008 году был дважды номинирован за «Старикам тут не место» и «Как трусливый Роберт Форд убил Джесси Джеймса»). Но в итоге он всё-таки получил заветную статуэтку за «Бегущего по лезвию 2049». Командор ордена Британской империи и первый оператор, удостоившийся этой награды.
Читайте также
Лучшие военные фильмы
Лучшие военные фильмы
Лучшие военные фильмы
Лучшие фильмы про спецназ
Лучшие фильмы про спецназ
Лучшие фильмы про спецназ
Фантастический триллер «Клон»: Карен Гиллан из «Стражей Галактики» сражается сама с собой
Фантастический триллер «Клон»: Карен Гиллан из «Стражей Галактики» сражается сама с собой
Фантастический триллер «Клон»: Карен Гиллан из «Стражей Галактики» сражается сама с собой
Сериал «Amore More»: эротическая трагикомедия против полиамории
Сериал «Amore More»: эротическая трагикомедия против полиамории
Сериал «Amore More»: эротическая трагикомедия против полиамории
Создайте уникальную страницу своего события на «Афише»
Это возможность рассказать о нем многомиллионной аудитории и увеличить посещаемость