Киноафиша Москвы

Фильм «Полуночный ковбой»

Midnight Cowboy (1969, США)

6
Кино: «Полуночный ковбой»
  • 12+ 1 час 53 минуты
  • жанр
    Драма
  • Дата выхода:

Драма Джона Шлезингера. Три «Оскара», в том числе за лучший фильм 1969 года

История по наивного молодого техасца, который отправился в Нью-Йорк в надежде стать высокооплачиваемым жиголо. Три «Оскара», в том числе за лучший фильм 1969 года.

Рецензия «Афиши» на фильм

Фото Алексей Казаков
отзывы:
80
оценок:
41
рейтинг:
127

Техасский посудомойщик Джо Бак (Войт) с голубыми глазами и пустыми мозгами собирается зарабатывать на жизнь, ублажая нью-йоркских дамочек. Но Нью-Йорк заглатывает его живьем, знакомит с трансвеститами, ЛСД, творчеством Уорхола, а вместо дамочек предлагает в спутники хромого бомжа по прозвищу Крыса (Хоффман). Цензоры пометили фильм буквой "Х" (то есть порно). Тем не менее Американская киноакадемия вручила практически запрещенному фильму три награды, включая "Оскар" за лучший фильм. Цензорам пришлось признать, что мир после "Полуночного ковбоя" изменился и то, что вчера в нем было порнографией, сегодня смотрится классикой.

4

Отзывы пользователей о фильме «Полуночный ковбой»

Фото Алекс  Свитт
отзывы:
104
оценок:
109
рейтинг:
128
9

«Полуночный ковбой» (США, 1969).
Серьёзная психологическая драма о том, как не следует поступать в жизни.
(Имеются эротические сцены. Не рекомендуется: слабохарактерным людям и лицам моложе 18 лет)…


Доброго всем времени суток…

Вот я и снизошёл до первых эротических моментов в моём списке о лучших лентах кинематографа.
Впрочем, это всё мелочи жизни… Шедевры не составляются лишь на основе определённого рода сцен… Здесь всё гораздо глубже и серьёзнее…

Молодой парень, 28-ми лет, по имени Джо Бак (Джон Войт) живёт и работает в Техасе обычным посудомойщиком. Обладая симпатичным лицом, высоким ростом и, довольно-таки, статной фигурой, Джо, возомнив себя великим актёром старых вестернов Джоном Уэйном, полагает, что, надев ковбойский наряд, он сможет укладывать в постель всех женщин Америки. Начистив до блеска свои стильные сапоги, он увольняется, и решает отправиться в Нью-Йорк, где, по его мнению, раскрутит по полной свой бизнес… Однако не всё складывается так гладко… И парень оказывается на улице…

Жизнь на улице, заброшенные дома, наркоманы, свингеры, гомосексуалисты… Воровство, обман, избиение, жестокость…

При всей этой драме, мне очень понравилась концовка фильма… Она совсем не такая, как я себе представлял, и это радовало…

Режиссёр Джон Шлезингер, сценарист Уолдо Солт (фильм снят по одноимённому роману американского драматурга Дж. Лео Херлихая) и сам фильм – получили высшую награду - «Оскар»…
Дастин Хоффман и Джон Войт – по номинации…
Плюс была ещё куча призов и признаний…

Но я хотел бы подчеркнуть не это… В картине была изложена (и хорошо проработана) такая серьёзная тема, что годится не только в «100 лучших всех времён и народов...», но и, как материал для кружков и семинаров по психологии…
Фильм очень толково снят о том, как поступать НЕ НАДО в этой жизни…

Ну, а режиссёр, сценарист и главные герои были настолько сильными, что смогли очёнь интересно продемонстрировать это…

10 из 10.

Благодарю вас за внимание!

1
Фото Евгений Ткачёв
отзывы:
656
оценок:
4593
рейтинг:
1167
9

Фильм об обретение маскулинности

Джо Бак (Джон Войт) приезжает в Нью-Йорк, чтобы работать жиголо, но вскоре понимает, что альфонс из него никудышный: ублажать женщин он умеет, а стрясти потом с них деньги — нет. Вскоре он знакомится с бомжом-туберкулезником Риццо (Дастин Хоффман). Не сразу, но между ними завязывается крепкая дружба.

Маскулинность Бак, отягощённый юношеской психологической травмой (поданной в сюрреалистических флэшбеках), обретает как раз во время этой дружбы, когда учится заботиться о ком-то, помимо себя. Осенний Нью-Йорк прекрасен, Дастин Хоффман грандиозен, Войт сексуален, но в меру. Когда фильм выходил в символический прокат (два кинотеатра на всю страну), ему присвоили рейтинг X (порно). Сейчас он имеет маркировку 12+, так что становится видно, как за полвека изменились порнографические стандарты. В картине много шуток про ковбоев-геев (своего рода развенчивание этого мужественного образа; любопытно, что в год, когда фильму Шлезингера дали «Оскар», награду за лучшую мужскую роль получил Джон Уэйн) и ласкающий ухо саундтрек. «Полуночного ковбоя» хочется порекомендовать всем, кто не знает, что посмотреть. В наш век пресыщенности информацией получается всем.

1
Фото Наталья Чернова
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
0
9

"Мой друг никогда не грустит. И пьет эту ночь вместе со мной"

"По правде я не по-настоящему ковбой", - говорит бакенбардно- светловолосый, ярко-голубоглазый и курносый Джон Войт по имени Джо Бак халатному, немного сумасшедшему мистеру О'Дениелу, у которого несколько сумбурно-импульсивная манера вести разговор, блестящий от слюны подбородок и подсвеченная красными лампочками статуэтка Мадонны над унитазом. Говорит после денежной неудачи с потасканной, шоколадно-загорелой и возрастной дамой по имени Касс из «пент-хауса» на сорок второй улице города по имени Нью-Йорк. Говорит и со смущенным воодушевлением добавляет: "Но я настоящий жеребец".
Что же, он совершенно прав. В кошельке у него по общим закадровым подсчетам что-то около пятидесяти долларов. В жизненном кредо – безапелляционная уверенность в собственной неотразимости. В планах – стать высокооплачиваемым и по этому поводу безбедно проживающим альфонсом Большого яблока. В памяти – жизнерадостная любвеобильная бабушка и некая (контекстно изнасилованная) девушка с заевшей грампластинкой «Джо, ты единственный». Больше, помимо молодого тела, супернаива и, может быть, на первых порах некой степени трогательно чистой доброты, у ненастоящего ковбоя, но настоящего «жеребца» Джо Бака ничего нет.
И вот он уезжает из того самого посудомойного Тексаса, земли, где проходят его не-толстовские детство, отрочество, юность, и смелые парни в сапогах с изогнутыми каблуками на родео седлают пятнистых буйных быков. Уезжает на рейсовом автобусе с «коровьим» чемоданом, который впоследствии пытается «вымолить» у недоброй «администрации» гостиницы, и с радиоприемником, с которым в том же последствии после бездомно бродит по улицам Нью-Йорка и который окончательно закладывает вместе с Рэтсо за пять долларов, чтобы хоть как-то протянуть.
И такой этот постоянно жующий свой гам и изображающий Джона Уэйна перед зеркалом Джо Бак непробиваемо наивный и такой он самовлюбленный, и такой в мелочах не комичных ситуаций silly-stupid, что, когда суровая жизнь в лице абсолютно равнодушного к его существованию большого города начинает «тыкать в него напильником», обтачивая техасские неотразимые углы, этого Джо Бака совсем не жаль.
Но нужно сказать, что если киногерой вызывает у Вас отвращение, удивление, недоумение и даже какое-то брезгливое чувство насмешливой гадливости, значит, он хороший киногерой. Хорошо сыгранный. Но у меня какое-то внутреннее перемирие с Джон-Войтовским Джо Баком произошло только на последних минутах фильма, уже по дороге к солнечно-пляжному экстерьеру Флориды, когда в магазинчике SALE-SALE он покупает для Рэтсо новые брюки взамен "испорченных" и выходит не в этом техасском "одежоне" (яркие монотонные рубашки с птицами, «телячья» куртка с родео-бахромой по карманам, черная шляпа и"каблукованные" ботинки"), а обыкновенным парнем двадцати восьми вполне рабочих лет.
Конечно, прийти в мир и согласие с отснятым характером можно было бы и раньше. Скажем, в сцене полуночного, от тотального безденежья ковбойства с мальчиком-очкариком в кинотеатре со спейшипным фильмом. Или в крекерной рапсодии, закончившейся аккордом пролитого на брюки кетчупа. Или даже в сцене донорства ради девяти, кажется, долларов во имя Рэтсо. Но где-то, в каких-то кадровых мелочах дебютный Войт постоянно переигрывает, перегибает, на мой взгляд, палку возмущенных голубых глаз и детского удивления. Вываливается из драматизма и напряжения. И портит, конечно, портит впечатление, заставляя возвращаться в освещенную блеклым светом экрана комнату из-под осеннее-зимних нью-йорковых небес.
Хоффман здесь, безусловно, монументальнее. Исключительно в актерском плане. Он недаром «вцепился» в эту роль мертвой хваткой. Потому что она интересная. В отыгранном мелководье сложная и восхитительная. Рико «Рэтсо» Риззо с его грязными ногами, липкими центами, гнусавым голосом и не-от-хорошей-жизни вороватостью – это впечатление. Одной сцены на мосту становится достаточно: общий план широко шагающего, яркого красавца Войта и семенящего за ним «на полутора ноге» черного Дастина заставляет смотреть только на Дастина. И дело здесь вовсе не в мелких камешках в ботинке для «чистоты» природной хромоты. Хоффман всегда исключительно хорош. Просто в «Полуночном ковбое» он великолепен. В совокупности заявленных им сцен. «Почему вы воруете еду?» - спрашивает его «репортер» на богемной вечеринке. И Рико мгновенно начинает оправдываться. Как, возможно, начал бы оправдываться всякий уличенный в собственном тяжелом существовании и невиновный в нем человек. «Мы не могли отмыть его руки от гуталина. Похоронили в перчатках», - рассказывает Рэтсо Баку про своего отца. И даже там, на серо-желтом кладбище с лицами скорбных статуй, Хоффман горькой иронией, одним выражением лица и брошенным к подножью могильной плиты линялым венком за раз определяет историю собственного персонажа. Говорить нечего. Опять же, достаточным становится только опущенных уголков глаз. Крыса. Плутоватая, чахоточная, хромая нью-йоркская крыса с мечтой о женщинах на пляжах жирно-солнечной Флориды. И, конечно, со всем грязным, тошнотворным и тягостным вокруг – это больной симбиоз и мучительный контраст.
Мне было жаль предопределенности концовки. Солт (или, возможно, автор романа, по которому был снят фильм, Херлихай) вытянули зрителя (читателя) на морализм Бака «Найду работу» и однозначный и вроде, как призванный дать всему не-трогательную оценку финал. Финал оскароносный и при завуалированной «не-американщине» фильма обыкновенно американский: «Вот Вам басня про беспечного ковбоя, а вот вам пусть печальная, но справедливая мораль». А с другой стороны иначе, верно, и не могло быть. «Все нормально. Человеку стало плохо», - говорит среднегалстуковый, белорубашковый водитель очередного рейсового автобуса по дороге в Майами. Измененный обстоятельствами и этой удивительной, на последних моментах просто самоотверженной дружбой Джо обнимает Рэтсо за плечо, смотрит мимо нас в пустоту будущего. Автобус катит. Жизнь продолжается. Финальные титры идут.

0

Галерея