Фильм

Фильм Великая иллюзия

La grande illusion (1937, Франция), IMDb: 8.1

7.1
8.1
Великая иллюзия – афиша
1/8

Жан Габен в военной драме Жана Ренуара

СтранаФранция
РежиссерЖан Ренуар
Продолжительность1 час 54 минуты
Дата выхода3 июня 1937
Возрастное ограничение12+

Рецензия «Афиши» на фильм «Великая иллюзия»

Три французских солдата в годы Первой мировой войны — аристократ Болдье (Френе), пролетарий Марешаль (Габен) и еврей-банкир Розенталь (Далио) — упорно пытаются бежать из немецкого плена.

Им мешает капитан фон Рауффенштайн (фон Штрогейм) в корсете, со сломанной шеей — он-то и является ключом к замыслу фильма. Враг, но аристократ, он испытывает неодолимую тягу к французскому классовому собрату. Это тяга обреченного племени, члены которого сбиваются в кучку, чтобы умереть в один час. Вместе с аристократией в окопах Первой мировой умирает классическая культура, и Ренуар наблюдает за этим с мудрой печалью человека, знающего цену неумолимому ходу времени — в конце концов, это его профессия. Именно по времени, по мысли Ренуара, проходят настоящие границы — вертикальные и всевластные. Все остальное, включая границы пространственные, горизонтальные, — всего лишь великая иллюзия. В подтверждение этому весь фильм, объявленный Геббельсом «киноврагом Германии N1», — праздник преодоления границ и скольжения по поверхности. Горизонтально движение сюжета из лагеря в лагерь, из подкопа в подкоп. Горизонтально движение камеры, обнимающей людей одним грациозным, широким жестом. Горизонтальна ирония: когда побег уже почти удался, героям останется только перебраться в Швейцарию, но граница покрыта снегом: где кончается смерть и начинается свобода, не видно.

1 января 2001

Фильм разделён строго на 2 части, будто писался двумя разными сценаристами (он, впрочем и писался двумя разными сценаристами - самим Ренуаром и Шарлем Спааком) - до и после побега. Ощущение, что первая часть сценария написана режиссёром: легкомысленная, бессвязная,
неровная, популистская комедия о том, как французским офицерам хорошо жилось в немецком плену. И водевильчик можно поставить с переодеванием в женскую одежду, и выбежать из строя, чтобы поделиться с вновь прибывшими англичанами фактом наличия подземного хода для побега. И живут заключённые по двое-трое в довольно просторных комнатах. Дом отдыха, короче, вот и веселятся они первые час пятьдесят времени фильма, и ПИндора (стыдливо названного переводчицей ПиндАром) в оригинале на греческом читают. Банальные диалоги, банальные шутки, банальные гэги. Штамповка. Лучше посмотреть "Мистера Питкина" или "Большую прогулку". Даже немое кино остроумнее.
В общем, большую часть фильма я безуспешно боролась со сном.

Вторая, меньшая, часть, после побега, практически оправдывает неблагодарный просмотр первой. Это абсолютно другой фильм. А особенно по контрасту с первой частью вторая смотрится просто проникновенным шедевром. Аристократ де Болдье умирает, чтобы удался побег двух его друзей, убитый немцем-комендантом, того не желающим и горько впоследствии в содеянном раскаивающимся. Марешаль чуть было не бросает серьёзно вывихнувшего ногу еврея Розенталя. Здесь же, в Германии, Марешаль находит свою любовь - молодую вдову крестьянку Эльзу, но вынужден оставить её, поскольку оставаться дольше в Германии после выздоровления Розенталя становится бессмысленным и опасным.
А когда друзьям удаётся перейти через границу в Швейцарию и начальник полицейского патруля запрещает стрелять по ним, поскольку они на территории другой страны, зал просто взрывается аплодисментами - такое в Музее кино на моей памяти, кажется, впервые.

В общем, если идти на этот фильм, то заходить в зал нужно ровно через 1'50" после начала сеанса - всё равно две части одна с другой почти никак не связаны.

Факт: это единственный фильм Ренуара, хорошо и даже с восхищением принятый публикой сразу по выходе. Блокбастер, короче.

25 сентября 2004
9

Нас заставляли смотреть его на Истории зарубежного кино, а мы, дураки, не понимая своего счастья, переписывались смсками и жевали чипсы. Единственное, что я помню: что этот фмльм - великий!

1 июня 2008
5Война по-европейски

Война здесь - только фон в виде семейных портретов с несуществующими мужьями и братьями да агитплакатов с надписями об очередном французском городе, взятом немцами. Никаких растерзанных осколками трупов, взятий цитаделей, вероломных атак или героических рейдов в тыл противника. Это кино демонстрирует подвиг другого рода - как оставаться людьми в период массового окружающего убийства. Об искусстве того, что впоследствии назовут гуманизмом и толерантностью, впишут в различные международные конвенции - как учтиво общаться с пленниками и с теми, кто тебя взял в плен.

В кадре - полный набор офицеров первой мировой - французы, немцы, британцы и русские. Невольно думаешь: какого геополитического фига столько достойнейших людей своего времени постреливали друг в друга, мёрзли в окопах и бросали своих жён и детей?!

Трое французских офицеров, несмотря на наличие в немецком лагере для военнопленных достаточного количества коньяка и лягушек, вынашивают мечты о побеге. Обратно в окоп. Что при общем осознании бестолковости и скорого конца войны может поддерживать толко долг - не разум. До окопа добегут не все, у одного будет разбита нога, у другого - сердце... Вот и подумаешь: стоит ли долг разума?

4 февраля 2012
7

Благородные офицеры, сочувствующие друг другу враги, непрестанные извинения и взаимные расшаркиванья, высокопарные диалоги, чувство долга, доминирующее над всеми прочими чувствами, – все это порождает вместо привычного представления о войне ощущение фарса, комедии, разыгрываемой перед лицом если не Бога, то уж по крайней мере кого-то за пределами человеческой компетенции. "Простите, я ведь целился в ноги", "Ах, ничего страшного, были сумерки, поэтому Вы случайно и попали в живот". Аристократские замашки сохранены, белые перчатки тщательно отмыты, да здравствуют д'Артаньяны Первой мировой! Правда, это скорее похоже на агонию, связанную с вырождением дворянства как класса.

По сравнению с утонченными французом-аристократом и офицером-немцем, выращивающим герань в горшочке, гораздо более живыми и, следовательно, более близкими кажутся двое других пленных – француз и еврей. Не обремененные дворянскими титулами, они могут позволить себе "слишком человеческое" в диалогах друг с другом.

Многое из картины Ж.Ренуара и прочих ранних фильмов о войне впоследствии станет штампом – к примеру, влюбленность пленного француза в одинокую вдову-немку, бескорыстно приютившую его у себя в доме. У Ренуара все это смотрится на одном дыхании и не вызывает никаких подозрений. Однако война похожа у него на игрушечный макет, а смерть кажется такой далекой и ненастоящей, что даже не верится – пройдет пара лет, и на Землю обрушится ураган нацизма. Ренуаровская война – это действительно "великая иллюзия". Смотришь фильм и понимаешь: есть мир, есть война, а есть что-то еще, перед лицом которого и мир, и война, и классовые предрассудки, и границы наций становятся мелкими и иллюзорными.

19 января 2010
Все отзывы
Читайте также
Главные фильмы о Первой мировой войне
Главные фильмы о Первой мировой войне
Главные фильмы о Первой мировой войне
Почему вашему ребенку новые «Звездные войны» понравятся не меньше старых
Почему вашему ребенку новые «Звездные войны» понравятся не меньше старых
Почему вашему ребенку новые «Звездные войны» понравятся не меньше старых
Малефисента, Белль, Жасмин: как диснеевские героини из фильмов отличаются от своих анимационных прототипов
Малефисента, Белль, Жасмин: как диснеевские героини из фильмов отличаются от своих анимационных прототипов
Малефисента, Белль, Жасмин: как диснеевские героини из фильмов отличаются от своих анимационных прототипов
Игровые версии диснеевских мультфильмов
Игровые версии диснеевских мультфильмов
Игровые версии диснеевских мультфильмов
Создайте уникальную страницу своего события на «Афише»
Это возможность рассказать о нем многомиллионной аудитории и увеличить посещаемость