Москва

11 восхитительных боевиков, к которым приложили руку создатели «Джона Уика»

В прокате боевик «Никто» Ильи Найшуллера и компании 87North (бывшей 87Eleven), основанной каскадерами и авторами «Джона Уика» Чадом Стахелски и Дэвидом Лейтчем. Сейчас эта парочка снимает и продюсирует, кажется, лучшие боевики в Голливуде и поднимает жанр каскадерского экшена на новый уровень. По такому случаю «Афиша» рассказывает про самые свежие и интересные проекты, снятые при их непосредственном участии за последнее десятилетие.
Евгений Ткачёв, Арсений Омельченко, Василий Миловидов
22 марта 2021

боевик, драма, криминальный

Красная-красная кровь

Корейский певец и модель Рэйн так сильно поразил сестер Вачовски на съемках «Спиди-гонщика» своими боевыми навыками, что удостоился сольного фильма — разумеется, про ниндзя. Поставить его взялся протеже Вачовски, прославившийся благодаря кинокомиксу «V значит «вендетта» Джеймс МакТиг. Вместе со сценаристом Дж.Майклом Стражински он снял простое и прямолинейное кино, собрав его из универсальных жанровых кубиков. Инновации здесь носят чисто технический характер: CGI-мастера дорисовали много крови в духе «300 спартанцев» и красивые шлейфы для сюрикенов и кусаригамы. А чтобы японские разборки не выглядели слишком экзотично для западного зрителя, появились агенты Интерпола в исполнении неплохих британских актеров. В итоге у МакТига вышел крепкий полуторачасовой боевик, без лишних соплей, да еще со стареньким Се Косуги в роли главного злодея! Угрюмые синоби плавно выскальзывают из теней, полуобнаженные люди с нарисованными шрамами красиво машут мечами, вычерчивая своей кровью на снегу вечную историю о важности и цене свободы.

Дэвид Лейтч (режиссер второй группы, координатор трюков), Чад Стахелски (режиссер второй группы, координатор трюков, постановщик боевых сцен)

боевик, приключение, триллер, фантастика

Захватывающее продолжение важного киберфантастического фильма

В прошлом году исполнилось 10 лет с выхода «Трона: Наследия» — сиквела культового восьмидесятнического фильма про киберпространство, который пришлось ждать целую вечность. По сюжету Сэм Флинн (Гарретт Хедлунд) — сын талантливого программиста Кевина Флинна (Джефф Бриджес), исчезнувшего еще в конце восьмидесятых, — 20 лет прожил в неведении, где находится его отец. Но вот Сэм набредает на неработающий магазин со старыми аркадными автоматами, где проваливается в виртуальную реальность. В ней антропоморфные программы (самая симпатичная — Куорра в исполнении Оливии Уайлд) все так же гоняют на мотоциклах и устраивают гладиаторские бои с помощью тарелок, похожих на фрисби, а заправляет всем зловредная программа по имени Клу, точная копия Кевина Флинна. Режиссеру Джозефу Косински не повезло дебютировать с продолжения легендарного фильма: когда ты малоизвестен, да еще подхватываешь забытый бренд, спрос с тебя выше, чем с маститого постановщика (так же было с Феде Альваресом и его ремейком «Зловещих мертвецов»). «Наследие» получило противоречивые отзывы (мнения критиков радикально разделились) и было забыто, но спустя 10 лет видно, как Косински мастерски владеет искусством сторителлинга (умение, которое он потом отточит на олдскульном сайфае «Обливион» с Томом Крузом и грандиозной пожарной драме «Дело храбрых»). Повинуясь какому-то своему бешеному ритму, сиквел «Трона» не дает заскучать все два часа, несясь к неумолимой и печальной развязке под сумасшедший саундтрек недавно распавшегося электронного дуэта Daft Punk. А отдельная песня — это, конечно, дуэт Хедлунда и Уайлд, которые до этого были знакомы семь лет и давно мечтали поработать вместе. Можно сказать, что Уайлд крадет этот фильм у всех многочисленных мужских персонажей (даже у как будто накокаиненнего героя Майкла Шина). Ее боевая стойка (способность актрисы к боевым искусствам удивила даже каскадеров) и невозмутимый вид добавляют в эту трагичную историю отцов и детей немного такой необходимой легкомысленности. P.S. Символично, что у Косински в этом году выйдет сиквел еще одного культового фильма — «Топ Ган: Мэверик» с Томом Крузом. Круг замкнулся.

Дэвид Лейтч (координатор трюков), Чад Стахелски (координатор боев)

боевик, приключение, триллер

Сборная героев боевиков восьмидесятых и девяностых

В конце нулевых проснулась ностальгия по восьмидесятым (так же, как сейчас по девяностым), и особо предприимчивые кинематографисты поспешили ее быстро монетизировать. Особенно постарался Сильвестр Сталлоне, который под одной крышей собрал героев восьмидесятнических боевиков, уходящую, по сути, натуру (через два года произойдет первый сбор марвеловских «Мстителей», которые захватят мир и кошельки посетителей кинотеатров). В этой ситуации даже удивительно, что Слая хватило на целую трилогию, в ходе которой мы увидели легендарную встречу Сталлоне и Арнольда Шварценеггера (позже они встретятся еще в тюремном боевике «План побега»), много знакомых и забытых лиц (жаль только, Стивен Сигал не зашел) и задорного экшена, что неудивительно: постановщиком трюков на первых «Неудержимых» и режиссером второй группы на вторых был Чад Стахелски (также он с Дэвидом Лейтчем был на подхвате при работе над «Планом побега»). По задумке франшиза «Неудержимые» должны была разрастись до невиданных масштабов (обещали фем-версию и сериал), но Слай поссорился с продюсерами — и сказал, что уходит. Вместе с ним поспешил уйти и Шварц (даже странно, что он при этом за собой ничего не взорвал!).

Чад Стахелски (координатор трюков)

боевик, триллер, фантастика, драма

Китнисс Эвердин проходит все уровни игры на выживание

Одна из главных young-adult-франшиз десятых. «Королевская битва» по-американски. Злободневная антиутопия, которая начиналась как кино про борьбу за выживание на реалити-шоу, а закончилась фильмом про пламя революции. Роль первой скрипки во всей этой многоуровневой истории была отведена Китнисс Эвердин (Дженнифер Лоуренс) — девушке, которая не собиралась становиться Жанной д’Арк «Голодных игр», но что уж тут поделаешь: если ты в игре, значит, ты в игре.

Чад Стахелски (координатор трюков)

боевик, триллер, криминальный

Джейсон Стэтем примеряет на себя роль последнего бойскаута

В начале десятых Джейсон Стэтем был на пике популярности, иногда с ним выходило по четыре фильма в год (отличных, хороших, плохих, отвратительных), но среди всего этого парада разнообразия затесалась одна работа, которую хотелось бы выделить отдельно. В «Защитнике» Боуза Якина (сценариста «Карателя» с Дольфом Лундгреном) совершенно нет ничего выдающегося, это крепкая «бэха» на полтора часа, сюжет которой содран с «Леона»: взгляд бездомного по имени Люк Райт (Джейсон Стэтем) в метро цепляется на китайской девочке Мэй (Кэтрин Чан) — обладательницы феноменальных математических способностей, за которой охотится половина Нью-Йорка: азиатская и русская мафия, полиция и администрация города, потому что ей известен код от сейфа триад; Райт встает на защиту девочки. Однако это очень динамичное, увлекательное, держащее в напряжении кино — в том числе за счет боевых сцен, над созданием которых особенно постаралась каскадерская команда.

Чад Стахелски (режиссер второй группы, координатор боев)

 

боевик

Неожиданный режиссерский дебют Киану Ривза: образцовая «бэшка»

Киану Ривз, в начале десятых существовавший лишь в виде мема в интернете, в 2013 году разродился неожиданно верным традициям кино про боевые искусства фильмом, который к тому же явно упивается своей собственной глупостью. В «Мастере тай-цзи» Тайгер Ху Чен, личный тренер Киану, играет талантливого бойца, который вынужден участвовать в подпольных боях насмерть; сам Ривз с присущим актерам категории Б смаком исполняет роль их организатора.

Чад Стахелски (постановщик боевых сцен)

боевик, триллер

Киану Ривз в этапном каскадерском экшене

К середине десятых в Голливуде в боевике не происходило ничего примечательного, пока не вышел «Джон Уик» Чада Стахелски и Дэвида Лейтча, которые вдохнули в жанр (каскадерского) экшена новую жизнь. История бывшего киллера (Киану Ривз), потерявшего жену и мстившего за собаку, была без семи пядей во лбу, но ее авторы специально сделали ставку не на сценарий (довольно утилитарный), а на чистый кинематографический дивертисмент — бои без правил и контрольные выстрелы в голову, — чем вызвали только один вопрос: а так можно было? За пять лет франшиза про Джона Уика обросла трилогией (и не собирается заканчиваться), Лейтч снял не менее задорный фем-боевик «Взрывная блондинка», а Стахелски помогал Кэти Янь на постановке боевых сцен в «Хищных птицах: Потрясающей истории Харли Квинн». Учитывая то, что рекордсменом просмотров на Netflix стал еще один каскадерский экшен — «Тайлер Рейк: Операция по спасению», — очевидно, что авторы «Джона Уика» открыли ящик Пандоры и удовлетворили витавший в обществе запрос на качественные боевики.

Дэвид Лейтч (продюсер, режиссер), Чад Стахелски (режиссер)

детектив, боевик, триллер

Шарлиз Терон наводит шороху в Берлине конца холодной войны

Если «Джон Уик» был прямой как палка (но такой же эффектный), то «Взрывная блондинка» — не только грандиозный хореографический экшен (хотя службисты так не дерутся, а дерутся так, как показано в «Заложнице» с Лиамом Нисоном), но еще и брутальное авторское высказывание. Взять хотя бы очень красивую метафору с часами, в которых спрятан список глубоко законспирированных агентов, за которым все охотятся накануне падения Берлинской стены. Это ведь не только аллегория отсчета времени (как в нолановском «Дюнкерке»), но и жирный намек на то, что время конкретно этих шпионов прошло. Они либо погибнут, либо станут такими же бесполезными, как наручные часы, либо в последний момент успеют запрыгнуть в новую эпоху (как героиня Шарлиз Терон — Лоррейн Бротон). Берлин конца 1980-х прогнил — и то, что это гнилое место должно пасть, понимают буквально все. В таком сумбуре и не разглядишь, кто хороший, а кто плохой. И этот моральный релятивизм, нравственная амбивалентность — лучшее, что есть в фильме. Мы болеем за героиню Шарлиз Терон. Но так ли она хороша? И так ли плох герой Джеймса МакЭвоя, из которого тут делают главного антагониста? Однако весь фокус в том, что стоит сменить оптику, и любовь к агенту Лоррейн Бротон сразу же сменится болью и разочарованием. Но со знаком плюс благодаря хитрой драматургической рокировке. В то время как разочарование со знаком минус вызывает финальный, самый последний твист картины, который превращает ее из жесткого, недоброго и умного боевика в кино про мошенников и происки американского империализма (за которым вынуждены подметать немцы — тут становится понятно, почему помощника Бротон зовут Меркель). Наверное, «Блондинка» должна была закончиться иначе — например, остановившимися, а затем снова затикавшими часами после завершения допроса Лоррейн (ведь произошло полное обнуление). Так было бы логичнее (и мощнее). Однако компромиссный финал про то, как американцы разрушили Стену, лишает фильм подлинного величия. И низводит отличную задумку до уровня комикса, на котором «Блондинка», к слову, и основана.

Дэвид Лейтч (режиссер)

боевик, приключение, фантастика, комедия

Прорывная метамодернистская дилогия про супергероя-шутника

За пределами киновселенной «Марвел» в десятые годы тоже происходила какая-то жизнь. Помимо «Людей Икс» студия «20-й век Фокс» выпустила провалившийся по всем фронтам ребут «Фантастической четверки» (от которой отрекся ее режиссер Джош Транк), а Sony и Columbia — успешного в финансовом плане, но несостоятельного в художественном «Венома» — спин-офф «Человека-паука». На этом фоне из сольных проектов, не относящихся к MCU, стоит выделить разве что «Дэдпула» — спин-офф «Людей Икс», но очень символический. При этом если первый фильм одновременно был прорывным кинокомиксом категории R, отвязным боевиком и лучшей (наравне с «Реальными упырями») комедией ушедшего десятилетия с цитатами из «Сирано де Бержерака», то вторая часть оказалась уже не только метамодернистским и метанарративным конструктором, но еще и настоящим кино с душевной травмой, инклюзивной семьей (которая, как и в «Стражах Галактики», определяется не кровными узами) и правом на второй шанс. Учитывая то, что сейчас почти все права на марвеловских героев принадлежат вездесущей студии «Дисней», нам стоит ожидать много рафинированных «фильмов для всей семьи», но будем надеяться, что и в этой сахарной лавке останется поле для экспериментов: в частности, таких как «Дэдпул» и многострадальные «Новые мутанты».

Дэвид Лейтч (режиссер)

боевик, приключение, криминальный

Эталонный женский кинокомикс про полюбившуюся публике злодейку

Лучшее, что было в провальном «Отряде самоубийц», — это Марго Робби, поэтому неудивительно, что ее героиня Харли Квинн уже забронировала себе место в грядущем сиквеле-перезапуске Джеймса Ганна (куда взяли лишь пару-тройку актеров из оригинального состава) и обзавелась сольным фильмом — правда, без Джокера, на которого у DC Films в 2019 году были свои планы. Собственно, с расставания героев, которое Харли отмечает символическим взрывом химзавода, и стартует повествование. Однако освободившись от токсичных во всех смыслах отношений, героиня обнаруживает, что ее скорейшей кончины желает едва ли не половина Готэма. В попытках найти себя (а заодно сбежать от десятков разъяренных громил) Харли впутывается в мутную историю с участием мафиозных кланов, таинственного алмаза и мстительницы в маске (глава преступников в исполнении Юэна МакГрегора, конечно, тоже не обходится без супернаклонностей). Вскоре в сюжетный водоворот затягивает еще и местную полицейскую, певичку-каратистку и сироту-воровку, из которых после многочисленных драк и перепалок вырастает команда «Хищных птиц», способная с шиком надрать зад любому зарвавшемуся гангстеру (среди злодеев, разумеется, только мужчины). В фильме есть две безусловные удачи. Первая — дебютировавшая в Голливуде режиссерка с китайскими корнями Кэти Янь («Мертвые свиньи»), которой удалось на удивление мастеровито и талантливо сбалансировать все элементы этой эклектичной картины, с самого начала найдя нужный ритм и визуальный стиль. Вторая — невероятная постановка экшена от студии 87Eleven Чада Стахелски, которая за пару лет снискала славу лучшей в мире по части трюков и боевых сцен (визитной карточкой студии стала франшиза самого Стахелски «Джон Уик».). Ну а момент с резинкой для волос, поданной во время боя, вообще должен поделить все женские боевики на до и после «Птиц». К сожалению, дурной маркетинг (в частности, слово «эмансипация» в английском варианте названия) несколько подпортил картине прокат, особенно в Северной Америке, из-за чего над сиквелом пока повис жирный знак вопроса.

Чад Стахелски (режиссер второй группы)

боевик, триллер

Боб Оденкерк превращается в машину для убийства

У строительного бухгалтера Хитча (в оригинале — Хатча) Мэнселла (Боб Оденкерк) жизнь похожа на день сурка: дом, семья, работа и мусор, который он не успевает выкидывать по расписанию. Неудивительно, что он уже давно не чувствует себя живым, но все меняется, когда в его дом вламываются два грабителя с незаряженным револьвером. Проявив к ним милосердие, Хитч натыкается на снисходительный тон полицейского («Если бы это была моя семья, здесь бы все закончилось по-другому» — реальный эпизод из жизни Оденкерка, из которого вырос фильм) и потихоньку звереет. Масло в огонь также подливает пропавший браслет с котиками его маленькой дочки. Мужчина отправляется в ночное путешествие по городу, во время которого натыкается на группу отморозков в автобусе (солирует Александр Паль). Хорошенько размяв на них кулаки (и не рассчитав силы, герой Паля погибает), Хитч наживает себе смертельного врага в лице бухгалтера русской мафии и хранителя obshaka Юлиана Кузнецова (Алексей Серебряков), который устраивает на мужчину настоящую охоту, будучи не в курсе, что тот — бывший наемный убийца на службе у ЦРУ. После прорывного, но мучительного «Хардкора» постановщик клипов группы «Ленинград» и адепт POV-сцен Илья Найшуллер снял вполне себе конвенциональный боевик в Голливуде. Это немножко и ревизия жанра (которой отчасти был «Джон Уик»), и честная игра в старорежимный экшен, очень олдскульное, девяностническое, а то и восьмидесятническое по духу кино: «Жажда смерти» встречает «Незаконное вторжение» (с Куртом Расселлом и Реем Лиоттой). Много остроумных панчлайнов, недурная боевка, с выдумкой поставленные перестрелки и красивый желтый в кадре. Но все, конечно, не так просто. И дело тут не только в том, что в этот раз Оденкерк играет скорее не Сола Гудмана, а Уолтера Уайта — мужчину, чья маскулинность была как будто бы прижата в дверном проеме, а в том, как ловко Найшуллер вместе с «уиковским» сценаристом Дереком Колстадом деконструирует, переворачивает с ног на голову жанровый троп «Жажды смерти». Ведь в классических боевиках обычно положительный герой мстит банде отморозков, а тут наоборот: бандит мстит хорошему парню, да и хороший ли парень Хитч — адреналиновый наркоман, променявший адреналин на спокойную жизнь? В «Никто» нет ничего великого, но это очень качественное, достойное кино, за которое его авторам не должно быть стыдно — Найшуллер в Голливуде больше не никто.

Дэвид Лейтч (продюсер)