Киноафиша Москвы

Фильм «Призрачная нить»

Phantom Thread (2017, США)

6.4
оценить
Смотрите фильм "Призрачная нить" на сайте okko.tv от 249 рублей
Без рекламы!
В Full HD
0:00 / 0:00
0:00

Призрачная нить — трейлер

Смотреть трейлер
  • 18+ 2 часа 10 минут
  • жанр
    Мелодрама
  • Дата выхода в России:

Дэниел Дэй-Льюис играет модельера и прощается с кино

В послевоенном Лондоне кутюрье-перфекционист Рейнольдс Вудкок (Дэниел Дей-Льюис) вместе со своей сестрой Сирил (Лесли Мэнвилл) одевает всю британскую элиту и слывет закоренелым холостяком, однако после знакомства с девушкой Альмой (Вики Крипс) теряет голову. Ладно скроенная драма важного американского режиссера Пола Томаса Андерсона («Нефть», «Врожденный порок») про трудности коммуникации. Главный герой общается с миром через кройку и шитье, костюмы и наряды, которые выступают для него ключом к сердцу других людей. Но подобрать ключик к сердцу самого Вудкока сложно (он закрытый джентльмен), это и берется сделать Альма, прибегнув к проверенному веками способу: как известно, путь к сердцу мужчины лежит через его желудок. Однако Альма в это известное высказывание вкладывает свой интересный смысл. Довольно блистательное в своей формалистской бескомпромиссности кино, которое может показаться скучным, если сразу не принять одно простое правило игры: его форма и есть его содержание. А для актера-перфекциониста Дэниела Дей-Льюиса, известного своими полными погружениями в роли, — так, например, для «Призрачной нити» артист несколько месяцев проработал подмастерьем главного костюмера нью-йоркского балета — это, быть может, последняя роль, что, конечно, огромная потеря для кинематографа.

Рецензия «Афиши» на фильм

Фото Станислав Зельвенский
отзывы:
1205
оценок:
836
рейтинг:
10956
7

Мода, любовь, грибы и Дэниел Дей-Льюис

В послевоенном Лондоне модельер Рейнольдс Вудкок (Дэниел Дей-Льюис) придумывает наряды для светских дам и принцесс. Дела в ателье ведет его железная сестра Сирил (Лесли Мэнвилл). Вудкок — эксцентрик, тиран и, по его собственным словам, убежденный холостяк. Очередную надоевшую любовницу тихо провожают из дома, наградив на прощанье платьем из прошлогодней коллекции, и вот уже кутюрье, заказывая обильный завтрак в загородной гостинице, кладет глаз на официантку Альму (Вики Крипс), чьи нежные черты и робкий румянец производят сильное и, как выяснится гораздо позднее, обманчивое впечатление.

Это самый, вероятно, прямолинейный и простой для восприятия из восьми фильмов Пола Томаса Андерсона: мужчина, женщина (две женщины, если считать сестру), их отношения. Герои редко покидают лондонский дом дизайнера, а камера — которой в этот раз управлял сам режиссер — неохотно отрывается от их лиц; разве что ради нарядов. Формально говоря, английский опыт Андерсона — классическая костюмная мелодрама про потаенное бурление страстей. Но конечно, Хичкок ему ближе Джеймса Айвори, и Андерсон распарывает и перекраивает жанр в своей фирменной величественной и в то же время хулиганской манере.

Ключевые сцены здесь происходят за столом, чаще всего — за завтраком, который играет, как рекомендуют диетологи, важнейшую роль в распорядке дня Рейнольдса Вудкока, хотя порой драма переносится на ужин. Тост, который новая муза дизайнера намазывает возмутительно громко, провоцирует серьезную ссору, неправильно приготовленная спаржа — возможно, повод для расставания. Умеющий быть обходительным и мягким, Вудкок вроде бы бесконечно далек от Дэниела Плейнвью из «Нефти», но ошибки быть не может, это снова любимый андерсоновский типаж — эгоманьяк, патриарх, чудовище, выжигающее вокруг все живое.

Или все-таки нет? А если и так, что можно сказать об организмах, которые умудряются выживать в такой среде, кем в этой конфигурации являются Альма и Сирил? «Ты только делаешь вид, что сильный», — уже вскоре после знакомства отмечает первая. «Не начинай драку со мной, я тебя размажу», — угрожает вторая, и в этом трудно усомниться (Мэнвилл, как и Дей-Льюис, номинирована на «Оскар»). Андерсон два часа ходит вокруг какой-то пошлости на тему войны полов или сложного мира художника, но умудряется туда не наступить — вместо этого он рисует трагикомическую, парадоксальную картину созависимостей.

Отчасти смелый автопортрет режиссера, в более очевидной части герой списан, говорят, с испанского дизайнера Кристобаля Баленсиаги, на которого Дей-Льюис даже внешне слегка похож. Основатель модного дома (когда до Демны Гвасалии еще было очень, очень далеко) был знаменит, в частности, своей абсолютной, почти религиозной преданностью ремеслу и закрытой, вроде бы аскетичной частной жизнью — эти черты определяют и Вудкока. Насчет личной скрытности есть нюанс: Баленсиага, как многие кутюрье, был геем. Но если уж на то пошло, сексуальная ориентация Вудкока (если она у него вообще есть) тоже остается под вопросом.

Андерсон дразнит неопределенностью: клиническая картина — стареющий неженатый мужчина, одержимый покойной мамой и всю жизнь проживший с доминантной сестрой (тоже незамужней), — вызывающе красноречива, контакты Рейнольдса и Альмы очень сложно назвать чувственными, и мы не видим ничего, кроме разве что случайного поцелуя. При этом очевидно, что в мире Вудкока существуют только женщины — они заботятся о нем, они работают на него, они, в конце концов, носят его великолепные платья. И однажды могут ответить: в какой-то момент фильм делает шаг в сторону готики и упомянутого Хичкока, и начинает потешно рифмоваться с последней картиной Софии Копполы.

Перфекционизм, который уж точно роднит героя и автора, его требовательность и внимание к деталям видны и слышны в каждом кадре: в почти издевательски безупречном освещении, положении тел, повороте голов, ритме движений, в переливах несмолкающего оркестра (Джонни Гринвуд должен получить «Оскар» если не за качество, то за количество материала), в очередном (якобы последнем, хотя верится с трудом) актерском подвиге Дей-Льюиса и искусной работе малоизвестной люксембургской актрисы Крепс, которую режиссер в порядке вполне вудкоковского НЛП-эксперимента не знакомил с великим напарником вплоть до первого дубля. Это блестящее, но довольно изнурительное кино — к тому же со спорными, если вдуматься, и даже рискованными по нынешним временам идеями. Впрочем, для фильма о том, что мучение входит в меню нашего, так сказать, сосуществования, зритель отделывается сравнительно легко. Хотелось бы однажды увидеть жвачки «Love is…» по мотивам «Призрачной нити».

9
0
15 февраля 2018

Лучшие отзывы о фильме «Призрачная нить»

Фото Арни
отзывы:
4
оценок:
5
рейтинг:
6
7

Кино атмосферное и неспешное. Режиссер с головой погружает тебя в образ жизни кутюрье-фанатика. Я почти начала и себя ощущать частью этой швейной машины: четко налаженной и безэмоциональной. От Общения и отношений между всеми героями на экране становится жутко и не по себе... все таки это не про нас простых смертных, а про других, более сложно организованных талантливых гениев. А у них в топку летит все кроме их идеи фикс. Смотришь на все это и думаешь "оно это надо?" .... видимо надо. Таким же сложно организованным личностям )) фильм рекомендую любителям Андерсона. Всем кто привык к "легкому" кино, высидеть его будет сложно.

2
0
23 февраля 2018
Фото Ирис Смайл
отзывы:
64
оценок:
69
рейтинг:
92
9

For the hungry boy

Мы спим - расстроен сновиденьем сон.
Встаем - мелькнувшей мыслью день отравлен.
Веселье, плач, надежда, смех и стон -
Что постоянно в мире? Кто избавлен

От вечных смен? - Для них свободен путь.
Ни радость, ни печаль не знают плена.
И день вчерашний завтра не вернуть.
Изменчивость - одна лишь неизменна.

Перси Шелли


Конечно, беззубая улыбка скептицизма время от времени будет появляться сквозь зашифрованные и запрятанные глубоко под корсет «скелеты в шкафу», социальные протесты, фантомы из прошлого, семейные кризисы, человеческие пороги закомплексованности, эгоизма. Но новый фильм Пола Томаса Андерсона не экранизация Сомерсета Моэма, Уильяма Фолкнера, или знаменитой саги Голсуорси. В этом плюс, и в этом минус. Искусная кружевная работа из забавных реплик и утонченной недосказанности высшего света радуют слух на протяжении всего фильма. А абсолютно прозрачный саундтрек из фортепьянной и оркестровой музыки Джона Гринвуда создает атмосферу камерного фильма с классическими героями и классическим сюжетом, что таковым, увы…увы…увы… не является, но ни в коей мере не умаляет всех достоинств фильма.

Благодатная почва для тех, кто любит отвлечься и увидеть послевоенные 50е, когда мода Парижа и Лондона стремительно развивалась, то сталкиваясь, то отталкиваясь друг от друга, подчеркивая разные слои общества, дифференциацию вкусов и возможностей.
Чопорность и снобизм главного героя, знаменитого кутюрье Рейнольдса Вудкока (Дэниел Дэй Льюис) - железный занавес, за которым герой укрывался на протяжении всей своей жизни. Надо сказать, что талантливый модельер в этом преуспел. На смену одному фасону и вдохновительнице приходила другая, как вы понимаете, моложе, неопытнее, неискушеннее. Дамы высшего света, юные и не очень, с фигурами фарфоровых статуэток, или расплывшиеся «дивы-денежные мешки», все они находили утешение в руках талантливого Вудкока со взглядом пытливого патологоанатома, который сначала смотрит на достоинства, или недостатки фигуры, и лишь потом на лицо. Про душу можно забыть, заштопать, скроить заново, важнее «выгулять новое платье».

Тихий фильм, как правило, кричит внутри. В фильме Андерсона хрипло кричат сдержанность и сформировавшиеся устои, привычки и неумелое вторжение. К сожалению, неумелое вторжение мы иногда вынуждены терпеть от самых близких, друзей, даже любимых. Но ради любви? Ради любви… что только не сделаешь ради любви. Слишком разные на вкус и цвет, абсолютно несочетамые в выборе фасона жизни, двое людей встречаются в пригородном кафе. Но не «Мужчина и Женщина» Клода Лелуша, и не раскрепощенные герои Франсуа Озона, фильм достаточно скромен в выборе чувственных сцен близости, за исключением пары поцелуев. Вот и все. Возможно, и этого достаточно, чтобы вызвать понимание зрителя и не отвлекать его от главного. Он и она - знаменитый английский кутюрье и долговязая, угловатая официантка с собачьим именем Альма (Вики Крипс). Бесцветная, простая, милая, стеснительная, и такая свежая Альма. Именно ей и предстоит стать очередной вдохновительницей и музой. Для нее он будет шить свои умопомрачительные наряды, о которых многие грезили. Прозрение к юной девушке придет слишком поздно. Да и отступать ей так просто не хотелось. Неумелые слова, жесты, проступки, нарочитый вызов всему тому, что окружало Рейнолдса, желание пробиться и стать единственной. Многим женщинам знакомо это желание заменить собой целый мир для мужчины.

С самого начала ясно, что серьезные и продолжительные отношения занудному холостяку не нужны. Он живет работой, воспоминаниями о рано ушедшей матери. Размеренная жизнь рядом с сестрой Сирил (Лесли Мэнвилл), абсолютно универсальной, надежной и иногда даже превосходящей Рейнольдса по сдержанности, сухости и отстраненности. Боец невидимого фронта, рояль в кустах, молчаливый наблюдатель и настоящий друг.
Но в любви все средства хороши. Даже ядовитые грибы. Драматический сюжет к середине фильма плавно перерастает в криминальный хоррор, вызывающий нервную улыбку с крепкими зубами. Альма оказалась не так проста и решила пробиться к сердцу своего возлюбленного другим путем. Опасным и жестоким. Но…в любви все средства хороши. Казалось бы, можно на этом остановиться, особенно после свадьбы и счастливых лиц главных героев, повторяющих молитву на обряде венчания. Но «happy-end» не случается и нас ждут следующие полчаса формирования семейной жизни. В ход идут светские рауты, насмешки в адрес неуклюжей жены знаменитости, колкости друг другу, сцены ревности. Дело пахнет разводом?
На помощь приходят прекрасные горные пейзажи, новые изысканные наряды, прекрасная сервировка, умелый макияж, виолончельные пассажи, передающие безысходность и невозможность, интерьер роскоши, благополучия и беспросветного одиночества.
Но…в любви все средства хороши. Увы, это не классический фильм, и в этом «не» очень странная любовь. Но ведь недаром Рейнольдс выбрал именно Альму, а Альма выбрала Рейнольдса. Говорят, глаза мужчины могут увидеть в женщине то, чего не видит даже она сама. А в самом примитивном, на первом взгляд, существе могут бурлить страсти, тихая злоба, отчаянная ненависть, желание идти до конца.

Фильм хорош сам по себе, как отдельная, утонченная, сделанная со вкусом единица. Он сделан для идеальной женской фигуры, которая со временем, к сожалению, утрачивает свою индивидуальность и неповторимость. Игра актеров столько же искусная сколь операторская работа и музыкальное сопровождение. Оттенки кричащего различия между разных слоев не смолкают. Сдержанный гротеск повсюду, деликатные пассы режиссера и актеров действуют гораздо сильнее шумной суеты и криков, к которым так любят прибегать современные режиссеры.
В фильме все заканчивается хорошо, или почти хорошо. Раз герою нужны такие встряски, то Альма на своем месте. Она оказалось мудрой, терпеливой, влюбленной по-настоящему в человека, а не в грациозный манекен с роскошной обстановкой и безупречным вкусом.
Что касается слова «Шик», то для современного зрителя «Фантомная нить» (прошу прощения за самопроизвольный перевод) – это действительно шик и на некоторое время отдохновение, пусть моментами затянутое и спровоцированное.
Жаль, что ядовитые грибы не всегда и не всем помогают. С другой стороны, если у вас, когда-нибудь будет возможность, попробуйте.
Вдруг поможет…

It is the same!--For, be it joy or sorrow,
The path of its departure still is free:
Man's yesterday may ne'er be like his morrow;
Nought may endure but Mutability.

Percy Bysshe Shelley

13.02.2018

2
0
15 февраля 2018
Фото Le_Tallec
отзывы:
51
оценок:
51
рейтинг:
82
7

Это первый Фильм Пола Томаса Андерсона, снятый им в Англии, а не в США, как прежде. Режиссер и сценарист, обладатель Золотого медведя за фильм «Магнолия», и ряда других весьма впечатляющих наград, на этот раз решает снять фильм о вымышленном английском кутюрье. На главную мужскую роль Андерсон позвал Дэниела Дэй-Льюиса. Они вместе работали над фильмом «Нефть», за который Андерсон получил аж три личных номинации: лучший фильм (он выступил и как продюсер), лучший режиссер, лучший адаптированный сценарий, а Дэй-Льюис – свой второй Оскар за главную мужскую роль.

Дэниел Дэй-Льюис – феноменальный актер (единственный, удостоившийся трех статуэток Оскар в категории «Лучшая мужская роль») известен скрупулезной подготовкой к роли, настоящим вживлением в героя еще до начала съемок. Так и здесь, Дэй-Льюис изучил все, что можно, о мире высокой моды и даже овладел мастерством пошива женского платья.

Фильмы Пола Томаса Андерсона многогранны, наполнены жизнью. Герои его кинопроизведений настолько объемны, что каждый сам в праве решать, на что больше обращать внимание, как трактовать те или иные сюжетные линии, и что, в конечном счете, увидеть.

1955 год. В Лондоне живет и работает гениальный кутюрье Рейнольдс Вудкок. Он создает великолепные творения для актрис, богатых наследниц, графинь и героинь светской хроники. Рейнольдс – убежденный холостяк. Все музы и любовницы, сменяющие друг друга, не трогают его сердце. Но случайная встреча с официанткой Альмой (Вики Крипс) переворачивает его жизнь.

Первая половина картины размеренна и несуетлива (главный герой терпеть не может именно суеты и лишних движений), длинные кадры с незаметным монтажом, неспешные диалоги и молчаливое наблюдение. Нас знакомят с послевоенным Лондоном и работой кутюрье. Потрясающе красивые платья и костюмы, сшитые специально для фильма, выглядят аутентично и изящно, будто и вправду принадлежат той эпохе. Съемки дома и загородного поместья проходили на натуре в воссозданных декорациях реально существующих домов. Так мы проникаем в закрытый мир высокой моды, лучше узнавая и понимая каждого из героев. Вторая же часть картины наполнена драматизмом и чуть увеличенный темп нарушает размеренную жизнь всех обитателей дома, включая и рабочий персонал «Дома Вудкок».

Первое свидание Рейнольдса и Альмы заканчивается встречей с сестрой Вудкока Сирил (Лесли Мэнвилл), управляющей делами брата и ограждающей его от посягательств молодых особ и раздражения внешнего мира. Переехав к ним в дом, Альма вынуждена делить Рейнольдса с работой и сестрой, и следовать его прихотям. Постепенно девушка все сильнее влюбляется в Рейнольдса и всячески пытается добиться взаимных чувств, идя наперекор установленным правилам. Рейнольдс же – воплощение гения. Но каким бы гением не был человек, он прежде всего человек. В тяжелые минуты, а именно в горе Рейнольдс влюбляется в Альму, понимая, что любовь – главное в жизни, что жизнь коротка и не укладывается в тщательно выстроенные расписание и распорядок.

Казалось бы на этом можно поставить точку, сделать приторный хэппи-энд, но нет, это слишком неправдоподобно. С выздоровлением возвращается прежняя жизнь, и гению необходимо творить. Его уму и сердцу необходимо полностью отдаваться чему-то одному, будь то работа или любовь.

Полу Томасу Андерсону удалось мастерски воплотить на экране конфликт между тремя героями, где каждому приходится платить определенную цену за свои идеалы и желания, насытить его эмоциями, красками, чувствами, действиями, запечатлеть без особого натурализма бытовую составляющую, такую ясную и пронзительную. Безусловно, это фильм о любви – о той самой, которая сбивает с ног, но ведь не только о ней одной, не так ли?

1
0
19 марта 2018
Фото Бондарев Андрей
отзывы:
151
оценок:
881
рейтинг:
186
5

Это прекрасно снятое, с убедительными актерскими работами и музыкой, точно бьющей в цель, кино в последние полчаса стремительно теряет свое очарование: сцены притянуты за уши, драматургия запуталась сама в себе. И дело даже не в том, что, как, вероятно, вы скажете, я как мужчина остался обижен такой тихой сменой власти в доме Вудкок, нет - эти перемены нелогичны и аляписты, все ведь можно было сделать гораздо тоньше и деликатнее, а тут словно по кружеву 16 века прошлись цыганской иглой с суровой нитью. Не призрачной.

1
0
19 марта 2018
Фото Игорь Незовибатько
отзывы:
40
оценок:
41
рейтинг:
30
9

КАК СОПРИКОСНУТЬСЯ С ИДЕАЛЬНЫМ
Первая сцена: лицо женщины, отвечающей на вопросы. И я сразу понял: это идеальное кино.
Это чутье меня уже не подводит: первые минуты или реплики на сцене или экране - и уже понятен уровень того, что я увижу...
"Призрачная нить" - действительно, идеальное кино. Во всех смыслах. Может быть близка или не близка тема, отзываться или нет чувства героев, но как это сделано!
Каждый взгляд и поворот головы, нота и мелодия, картинка и подробность, реплика и деталь интерьера - тончайшая актерская игра, гармоничный музыкальный фон, точные мизансцены, мастерская режиссура... Идеально.

И для меня это "призрачная нить" связывающая не только героев, но и меня с кино.
Первая встреча с Дэй-Льюисом - обаятельным Томасом в "Невыносимой лёгкости бытия" в середине 80-х, где первые кадры похорон "пражской весны" стали первыми глотками нашей свободы. И нынешняя прощальная встреча через 30 лет: последняя его роль, как он сам заявил, великого модельера уходящей классики. И "незримая нить" моей жизни между ними.
Ошарашившая и пронзившая меня "Магнолия", ставшая для меня символом кино 20 века, молодого Пола Андерсона. И его гармонично-изящная "Призрачная нить" нового века, прощающегося с веком ушедшим.

В сравнении с этой красотой многие фильмы, даже нынешние оскаровские победители, кажутся грубыми и топорными. Хотя, конечно, в каждом достойном кино есть своя сила и своя прелесть.
Поэтому если хочется соприкоснуться с чем-то идеальным, "Призрачная нить" поможет это сделать своим изящным стежком...

1
0
13 марта 2018

Галерея

Информация от прокатчика «Призрачная нить»

Информация предоставлена компанией Universal Pictures International (Россия)

В Лондоне 1950-х годов знаменитый кутюрье Рейнолдс Вудкок создает неповторимые образы для королевской семьи, звезд кино, богатых наследниц и светских львиц. Жизнь гения радикально меняется с появлением молодой своенравной Альмы, которая становится его музой.