Киноафиша Москвы

Фильм «Счастье»

Happiness (1998, США)

6.4
оценить
Кино: «Счастье»
Кино: «Счастье»

Феминизм, педофилия, инцест и коварство русских эмигрантов.

Отзывы пользователей о фильме «Счастье»

Фото Сергей Павлов
отзывы:
206
оценок:
206
рейтинг:
86
9

Кино революционное по содержанию точно также, как криминальное чтиво Тарантино по форме.Этапный фильм эпатажника и развенчивателя мифов Тодда Солондза, в котором все персонажи ищут счастье, но никогда не найдут его, так как идеализируют и мифологизируют это кратковременное ощущение.Герои глупы и порочны, а юмор очень черный и своеобразный..
Эффектнейшее начало с изумительным перфомансом от комика Йона Ловитца, который не побоялся сыграть роль неудачника, брошенного подружкой, потому что та сочла его страшным.В мире этой язвительнейшей трагикомедии психоаналитики ходят к психоаналитикам, писательницы думают о изнасиловании, респектабельные семьянины оказываются педофилами.
Смотреть не так легко, как дебютную картину этого режиссера Welcome to the dollhouse, но смотреть нужно.Один из лучших американских независимых фильмов из всех мной виденных.Гениальные диалоги.

1
Фото scheet
отзывы:
600
оценок:
601
рейтинг:
96
9

Интересы и жизнь обитателей фильма режиссёр построил точно по Фрейду: в основе мыслей и действия(либо бездействия) всех основных героев так или иначе заложена тема секса и межполовых отношений. В меньшей степени, но тоже рассматриваются темы любви/ненависти и семьи. И это касаемо всех героев фильма от мала до велика, причём все они связаны между собой либо родственно-соседскими отношениями, либо вышеупомянутой сексуальной темой. И получилось неожиданно откровенно, но без всяких уж шокирующих моментов. Именно неожиданно. Обращает на себя внимание, что как-то ни в кино, ни тем более в жизни, не встречалось такое абсолютное число честных людей. Ведь все герои фильма говорят, или отвечают на вопросы исключительно то, что думают. Это может прозвучать резко, как в заглавной сцене фильма в ресторане, либо буднично, как например у назвавшегося вором русского по-имени Владислав. Ну а всецело показалось, что авторы заложили в фильм всё-таки немалую порцию иронии, а общая тональность фильма выглядит совсем не по-американски. Например по-шведски.

0
Фото M_Thompson
отзывы:
1370
оценок:
1383
рейтинг:
507
9

Что такое «счастье» - ломают умы практически все. От школьника первого класса, первый раз получившего по голове портфелем от отличницы с красивыми косичками, до Юры Шевчука. У Тодда Солондза если и есть на эту тему собственное мнение, то он постарался закодировать его в небольшом пазле, состоящим из казалось бы самостоятельных, но на самом деле взаимосвязанных не только семейными отношениями историй. Прожив почти полвека в счастливом браке, Мона (Луиза Лессер) и Ленни (Бен Газзара) расходятся по не до конца понятным причинам. Их дочь Триш тоже счастлива в браке за психиатром, который, правда, тайком насилует одноклассников собственного сына. Другая их дочь – писательница, которая мечтает написать книгу о том, как была изнасилована в 11 лет, но при этом находится в ступоре, так как подобного факта в ее биографии на самом деле нет. Правда ей немного помогает извращенец (Филип Сеймур Хоффман), который наслаждается звонками случайным людям, онанируя при этом и не догадываясь, что АОН – это уже реалии. Вот такая вот вечная музыка, вот такое вот оно счастье в благополучном и святящемся от достояния современном обществе. Можно было бы подчеркнуть, что обществе американском, но, боюсь, американское общество тут взято только потому, что в нем есть такие авторы, как Солондз, которые имеют смелость и талант снять подобное.

Солондз впервые со времен своего далекого дебюта обращается к творчеству Вуди Аллена (того самого периода, когда тот был одержим чеховской семейной драматургией), однако на этот раз настолько иносказательно, косвенно и даже как-то факультативно, что и говорить об этом скучно, ибо иметь дело приходится с талантом и почерком самого Тодда Солондза, как автора, который пусть и учился многому у своего более опытного и плодовитого коллеги по ремеслу, но характерен несколько другими постановочными приемами, стилистическими предпочтениями и интересами. К примеру, не может не вызывать восхищение тот факт, что перескажи фильм знакомому, он посмотрит на тебя с недоумением – с чего это ты вдруг взялся смотреть фильмы про извращенцев, а потом еще и отсядет подальше, так, на всякий случай. А случись ему самому посмотреть эту, наверное, лучшую на сегодняшний день ленту из фильмографии американского автора, то особой пошлости и извращенности он и не заметит. Нет, Солондз не скрывается за двусмысленными полунамеками, просто говорит обо всем этом с одной стороны с кривой улыбкой на устах, не позволяющей воспринимать серьезно, а с другой – без какого-то привычного для подобных тематик истеричных сцен, китчевых шокирующих ракурсов и важного морализаторского тона. Само собой разумеющиеся вещи, которые воспринимать может серьезно и не стоит, но задуматься о поиске счастья все равно заставят.

В принципе, Тодд Солондз снимает всегда примерно об одном и том же, и это не о педофилах, а о том, как довольно необычно, нелепо и грустно одновременно выглядит современное общество, если взглянуть на него под несколько непривычным для мейнстримового кинематографа углом – разглядывая мир, общество, бытие глазами, скажем так, не самого любимого в обществе человека. Нет, о каких-то крайностях разговор заходит не так часто, как это кажется на самом деле. Просто непопулярная девочка, сын педофила, дочь зашоренных искусственными условностями родителей, и так далее. В данном фильме Солодз использует сумму подобных взглядов, потому, видимо, высказывание и получается столь мощным импульсом. Конечно, не он первый призывает внимание зрителя к столь недостойным, казалось бы, персонам – об этом были практически все важнейшие европейские течения в кино во второй половине 20-го века. Но Солондз интересен несколько другим. Он делает выводы о том, к примеру, что счастья как такового нет вообще, но по этому поводу лучше не убиваться, а грустно улыбнувшись жить как-то дальше, без этого самого, как его, счастья.

Другим мощнейшим достижением Солондза как драматурга является тот факт, что в большинстве случаев он умудряется заставить зрителя симпатизировать или хотя бы переживать, пусть порой подсознательно, тем, кого в реальности, за пределами кино, этот самый зритель постарался бы обойти стороной – убийцы, педофилы, извращенцы. То есть те самые антигерои обычных американских фильмов, всегда показанные гадкими и коварными слизняками. У Солондза они такими не выглядят, хотя ни о какой романтизации, как то делали представители Нового Голливуда с гангстерами и прочими отбросами общества, речи нет, равно как и нет попытки оправдать лозунгами «мы такие больные потому, что общество больно вокруг нас». Тодд Солондз, как режиссер, избегает откровенности некоторых сцен и вообще пытается говорить о скользких вопросах на пониженных тонах, затрагивает темы сексуального извращения, не эксплуатируя их, что вовсе делает его одним из редких представителей собственной профессии.

Что же касается общего фона картины, то пошлости и гадостей тут, при столь откровенно заявленной тематике, гораздо меньше, чем в любом представителе современной американской молодежной комедии. Не пытается Солондз использовать убогость и сомнительную красоту уродства, как это делает Линч или Кроненберг. Не старается прочитать мораль или обвинить все общество, призвав его немедленно исправиться, пока не поздно (да поздно уже, к тому же), как это любят делать или еще несостоявшиеся молодые, или уже впавшие в маразм старые авторы. Несколько отстраненный тон, вызывающе яркие краски, бесконечные диалоги без какой-то философской мишуры, все на уровне домохозяйки. И постоянное ощущение, что все это часть какого-то розыгрыша и что фильм сейчас вот-вот свалится в фарс в духе Бертрана Блие, все это в совокупности делает просмотр фильмов Солондза в общем и картины «Счастье» в незабываемое путешествие в поисках границ собственной толерантности и прочих неизведанных районов души. Если, конечно, осмелитесь.

0

Галерея