Фильм

Фильм Смерть в Венеции

Morte a Venezia (1971, Франция, Италия), IMDb: 7.4

Предоставлено пользователем: drinkins drinkins
1/5

Драма Лукино Висконти по новелле Томаса Манна.

Экранизация новеллы Томаса Манна. Переживающий духовный и творческий кризис композитор Густав фон Ашенбах приезжает на курорт Лидо близ Венеции. Там он предается размышлениям об эфемерности всего прекрасного в жизни — красоты, любви, юности — и думает о неизбежности смерти.

СтранаФранция, Италия
ЖанрыДрама
Продолжительность2 часа 10 минут
Дата выхода1 марта 1971
Возрастное ограничение16+
9

Очень личный проект итальянского режиссера. Экранизировав роман нобелевского лауреата Томаса Манна про композитора Густава Малера (его музыка звучит в картине), Лукино Висконти тем самым выплеснул на экран свои тревоги и переживания.

Смотреть фильм порой мучительно трудно, он неимоверно тягуч. Но при этом практически не провисает и смотрится с интересом. Зритель начинает переживать муки, которые на экране испытывает герой Дирка Богарда. Потеряв себя в искусстве, он неожиданно находит вдохновение в маленьком мальчике Тадзио. И жизнь понемногу возвращается в его уставшее тело. Чтобы затем покинуть его навсегда.

Красивые и долгие планы ктальянских улочек и пляжей перемежаются со флэшбеками, из которых становится понятно, что искусство главного героя, его музыка стала мертвой. В ней нет уже той искры, какая была раньше. В жизни композитора нет любви, и позже он находит ее в весьма необычном виде. Но это урок нам, что любовь не всегда приходит к нам такой, какой мы ее ждем. Она бывает очень и очень разной. Даже этот подчеркнутый гомоэротизм не вызывает отторжения, потому что здесь нет пошлости. Все показано очень красиво. Порой даже мучительно прекрасно. Чувства не должны быть грязными и режиссер хорошо это демонстрирует на экране.

Очень интересен контраст той Венеции, которая показана режиссером. С одной стороны красивая и помпезная для туристов, с другой грязная и неопрятная для горожан. Режиссер как бы предупреждает, что и жизнь, и любовь могут иметь две эти абсолютно разные и непохожие стороны. Висконти, ровно как и ван Сент представляет ветвь упаднического (мертвого) кино, воспевая тех, кто по каким-то причинам непохож на всех. Своеобразный декаданс. Но черт побери, очень чувственный и красивый. Без дураков.

14 марта 2009
7

Начало 20-го века. Самодостаточный, знаменитый, уважаемый, правда скорее за прежние заслуги, чем за нынешние, композитор Ашенбах (Дирк Богарт) приезжать отдохнуть на приличный курорт в Венецию, где проводит свое бесконечное время весь цвет европейского высшего общества, в том числе и одна польская семья, чей белокурый сын-подросток Тадзио (Бьорн Андерсен) своим внешним видом привлекает внимание Ашебаха. Чуть позже этот интерес перерастает в томление, а потом и в болезненную страсть, но отнюдь не физического оттенка, а скорее созерцательного, ведь Ашенбах, вопреки всем его неудачам на профессиональном поприще, остается все тем же композитором, падким на красоту в первозданном ее виде, а этот мальчик и есть та самая Красота, воплотившаяся для него в последние дни жизни.
Картина снята по мотивам знаменитого произведения Томаса Манна, в которой тот попытался описать в качестве композитора ни кого-нибудь, а Густава Малера, только исполнил его в виде стареющего писателя, чтобы все сразу не догадались. Но с Висконти этот трюк не прошел, он отчетливо узнал образ великого композитора и не только вернул ему истинную профессию в собственной киноинтерпретации романа, но и насытил его малеровской музыкой и сыграл все ту же трагедию жизни и смерти собственным инструментарием выразительности по нотам Манна.
Сюжет картины, на самом деле, изящно растворен в декорациях города, в гнетущей атмосфере приближающегося апокалипсиса, как личного (герой фильма умрет в конце), так и глобального (на носу Первая мировая война) характера. Основная тема развития событий – лишь повод для того, чтобы исполнить атональные аккорды, выстроенные на дисгармоничном созвучии молодости и старости, чистоты и гниения, невинности и греха. Конечно же, гомосексуальная тема не звучит в должной степени, чтобы об этом можно было говорить. На месте мальчика могла быть и красивая девочка, тем более, что он несколько женоподобен, просто Висконти именно таким образом воспринимает торжество физической красоты и именно так выражает ее в собственном фильме, на что имеет, конечно же, полное право.
Впрочем, порой именно в этом – в бесконечном любовании фигуркой Тадзио, изящно снующей меж толстых тел бюргеров – есть определенная толика недоумения. Все-таки, по большому счету, Висконти чуть ли не дословно воспроизвел все, что было в книге Манна, а следовательно должен был изящно провести героя сквозь все признаки подступающей смерти и наречь в финале мальчика проводником в мир смерти. В итоге все это есть, но как-то приходится напрягаться, чтобы усмотреть все эти знаки за ужимками чудесно играющего, но все-таки местами невероятно плотского Богарта. Подобным же тонким слоем размазана и политическая составляющая оригинального произведения. Так что «Смерть в Венеции» Манна и Висконти, по большому счету, разные произведения. Или, точнее, разные точки зрения на одно явление.
Среди всех этих громоздких эпиков позднего Висконти «Смерть в Венеции» выглядит наиболее изящно и утонченно. Может быть даже несколько лично. И дело тут не в сексуальных предпочтениях стареющего итальянского режиссера. Некоторое время спустя после выхода картины в прокат, Висконти проведен изрядное количество времени в больнице, в которой лежал в свое время и Томас Манн. Да и больно уж ярко и достоверно выглядит предчувствие смерти, проведенное в подсматривании за молодежью.

23 ноября 2009
9

С первых же кадров чувствуется рука мастера, некоторая затянутость вполне органично воспринимается как инструмент, единственно способный выразить мироощущение Ашенбаха, рождение и развитие его чувства, которое, как правильно заметили, к концу фильма переходит в некоторым образом одержимость. Звуковой ряд в картине и вовсе кажется лишним – всё прекрасно понимается и без слов. Вдвойне трагично смотреть (или сочувствовать?) происходящей истории любви на фоне смертоносной эпидемии и безумно красивых улочек Венеции... Один из редких фильмов, после которого я плакал.

5 апреля 2010
10Такими должны быть умные фильмы!

Я был умным, когда лет 30 ежегодно раза по три пересматривал этот шедевр Висконти, так и не прочитав новеллу Манна. В этом году прочитал, и понял, что фильм – шедевр, а новелла – так, нечто средней руки. Да, Манн был в это время увлечён Фрейдом и Юнгом, и в тексте, как и в контексте, эта доминанта ОЧЕНЬ ощутима. Много никому уже сегодня неинтересных мыслей, выводов, анализов. Короче, новелла скучна. Но главное: она не даёт реального ощущения красоты Тадзио! А Висконти объехал всю белокурую Европу, посмотрев (не без удовольствия) более 1600 подростков, пока не нашёл идеал: Бьёрна Андерсена. До сих пор его считают самым красивым мальчиком в мире в 20 веке.
Именно эта красота как таковая, почти свела с ума Ашенбаха: не надо ничего изобретать, выдумывать, испытывать муки творчества ради достижения совершенства. Тадзио – естественное создание Бога, эталон красоты.
Без фильма, который обходится без большинства «умностей» гениального писателя, образ Тадзио так и остался бы для каждого свой. Но нет: он конкретный! И это – 15-летний Бьёрн Андерсен из Швеции.

4 февраля 2021
9

Висконти как всегда на высоте. В его картине просматривается предельно мощный смысловой посыл, заставляющий с замиранием сердца наблюдать за происходящим на экране. Фильм - несомненный шедевр своего времени.

29 декабря 2017
Все отзывы
Читайте также
35 фильмов про многоликую любовь
35
фильмов про многоликую любовь
16 июня 2021
10 любимых фильмов Эльдара Рязанова
10
любимых фильмов Эльдара Рязанова
16 ноября 2018
11 американских и европейских экранизаций манги
11
американских и европейских экранизаций манги
29 ноября 2021
«Обитель зла: Раккун-Сити»: отличный хоррор-боевик по видеоигре, который мы так долго ждали
«Обитель зла: Раккун-Сити»: отличный хоррор-боевик по видеоигре, который мы так долго ждали
26 ноября 2021