Москва

Спектакли на выходные: телефонный разговор с незнакомцем и психоделический трип в тайны русской души

На этих выходных на «Золотой маске» покажут несколько любопытных региональных спектаклей, в «Гоголь-центре» сыграют премьерного «Человека без имени», а в Театре на Малой Бронной расскажут жесткую сказку по пьесе Павла Пряжко. Рассказываем обо всем в подборке «Афиши».
26 февраля 2021

Театр по телефону

Спектакль «Алло» — разговор по телефону зрителя с актером. Точнее, совместное исполнение — у зрителя тоже есть свои реплики. «В долгом разговоре с незнакомцем по телефону есть что-то старинное. — говорит режиссер Борис Павлович. — «Ну что вы там молчите и дышите», как говорили в одном фильме. Может быть, это похоже на сцену из какого-то старого фильма — в старых фильмах много говорили по телефону. Сегодня, когда мы так сильно перегружаем наше визуальное восприятие, интересно закрыть глаза и представить себе незнакомого и далекого собеседника».

Конкурс красоты в женской колонии

«Этот спектакль основан на реальных историях, которые мне рассказали заключенные исправительной колонии под Новосибирском. – рассказывает режиссер Сергей Дроздов. – Каждая из этих девушек – отдельная история, каждая достойна отдельного спектакля. Но мне удалось собрать их в единую композицию. И зритель полюбит "Зону красоты" именно за это настоящее, острое, откровенное».

Кирилл Серебренников, Никита Кукушкин и Петр Айду вспоминают историю русского Фауста

«Человек без имени» рассказывает о путешествии души, оказавшейся на пороге смерти. Владимир Одоевский — «русский Фауст», прозаик, философ, общественный деятель и мистик. Главные вопросы русской литературной и политической жизни Одоевский рассматривал сквозь алхимию и… кулинарию. Им был поставлен новый важнейший вопрос: «Что съесть?», ведь всю историю человечества князь Одоевский называл «описанием битв, разбоев и переселений, происходящих от голода». Парадоксальное мышление проявилось и в пьесе, написанной Валерием Печейкиным по мотивам главных произведений Владимира Одоевского.

Первый театр,
14 апреля в 19:00

Психоделическая история про конец человечества

Спектакль исследует хтоническую суть российской действительности, переходящей в альтернативную реальность: приключения трех персонажей, отправившихся в лес по грибы, оказываются смесью абсурда, научной фантастики, психоделического трипа, страшной русской сказки и мрачных алармистских пророчеств о конце человечества как неудачного проекта.

Серьезная сказка по пьесе Павла Пряжко

«Лунная масленица» — спектакль для семейного просмотра, сюжет которого кажется простым: дети отправляются в путь, чтобы вернуть на землю своих родителей, которые оказались в «лунном» плену. По дороге их, конечно же, ждут испытания и приключения, встречи с удивительными персонажами», — поясняет свой замысел Филипп Григорьян. Но режиссер предлагает не просто веселую сказку со счастливым концом, а выстраивает остроумную, но жесткую историю о современных молодых людях.

Терапевтический музыкальный перформанс Жени Беркович

«Черная книга Эстер» Жени Беркович раскрывает тему ксенофобии как общую цивилизационную проблему, принимающую разные обличья на протяжении многих столетий и по-прежнему не сходящую с повестки новостных лент развитых стран. События, описанные в древних канонических текстах, переплетаются с документальными свидетельствами новейшей истории, создавая особый сюрреалистический мир вне времени и пространства.
Спектакль подготовлен Бюро художественного проектирования при поддержке Российского еврейского конгресса и Мастерской Брусникина.

Центр им. Мейерхольда,
23 апреля в 20:00

Экспериментальная пьеса на языке генетического кода

«Опус ДНК» — это попытка распутать сложнейший узел взаимоотношений, завязанный на любви, родстве, стыде и страхе, на ворохе амбиций, взаимных обид и манипуляций. В пьесе Екатерины Августеняк повседневные слова превращаются в язык генетического кода и обратно. Транскрипция происходит с помощью азбуки Морзе, как сигнала тревоги, который человек бессознательно посылает вместе с речью. Способ перевода ДНК меняется в каждой композиции, как бы расширяя свой охват и претерпевая новые превращения: от буквенных конструкций переходит к названиям аминокислот, а затем частям тела или даже предметам мебели.