Все развлеченияМосквы

6 фильмов про дружбу людей и роботов

В прокате идет фантастический боевик «Аксель» про дружбу мотогонщика и робопса. По этому случаю «Афиша Дети» решила вспомнить все значимые фильмы про киборгов, которые будут интересны как взрослым, так и их чадам, — и составить из них краткую энциклопедию взаимоотношения роботов и людей в кино на протяжении последних сорока лет.
20 августа 2018, Евгений Ткачёв

приключение, фантастика

Советская приключенческая фантастика про покорителей Венеры и робота, сделанная с шестидесятническим идеализмом

Старая добрая советская фантастика, где «добрая» даже не эпитет, а жанровая характеристика. Как и в «Стране багровых туч» братьев Стругацких, в этой экранизации одноименного романа фантаста и пионера отечественной уфологии Александра Казанцева группа советских космонавтов в компании американского ученого и его робота Джона летит к Венере, на поверхности которой столкнется с существами, похожими на динозавров, — и следами инопланетной цивилизации, ведь не случайно второе название книги Казанцева звучит как «Внуки Марса»: в фильме выдвигается довольно популярная теория, что земляне (и обнаруженные ими венерианцы) — потомки марсиан. Второй план: это отношения космических исследователей с роботом Джоном (его сыграл мастер спорта Борис Прудковский, потому что никто другой физически не смог). В этих отношениях есть своя драма: несмотря на то что весь фильм они остаются доброжелательными, в финале не обходится без восстания машины и разговора про то, как человеку ужиться с ИИ. Наверное, для современного зрителя картина может показаться чрезвычайно сахарной и приторной: в ней много советской утопии и патетики (Казанцев до последнего оставался верным коммунистическим идеалам), но если не обращать внимания на навязчивую идеологию, в фильме можно обнаружить массу всего поразительного — в первую очередь прорывные для своего времени комбинированные съемки. Самое, кстати, курьезное, что, когда «Планета бурь» попала на Запад в руки к трэш-аутеру Роджеру Корману, она была перемонтирована, переозвучена, получила несколько дополнительных сцен (снятых специально для американского проката) и новое название: «Путешествие на доисторическую планету». А потом перемонтирована снова (на этот раз при участии Питера Богдановича) и выпущена уже как «Путешествие на планету доисторических женщин», где робот Джон превратился в божество венерианских амазонок.

фантастика, драма

Печальная семидесятническая фантастика про экозащиту и роботов, которые становятся для астронавта лучшими друзьями

В не столь уж отдаленном будущем грузовой флот землян бороздит космические просторы около Сатурна. Внутри кораблей, похожих на геодезические купола, люди заняты восстановлением растительной и животной жизни, после того как на Земле была уничтожена вся флора и фауна. Впрочем, подлинных энтузиастов среди членов экипажей не так уж много — по сути, только один Фримен Лоуэлл (Брюс Дерн), который отказался уничтожить свою теплицу ядерным зарядом, после того как поступил приказ свернуть программу и возвращаться домой. Вместо этого Фримен в компании роботов Хьюи и Дьюи (Луи не повезло: он улетел в открытый космос) бросился наутек. Это во всех смыслах удивительное кино — плод совместных усилий специалиста по визуальным эффектам Дугласа Трамболла (для которого фильм стал режиссерским дебютом) и интересного дуэта сценаристов: Майкла Чимино («Охотник на оленей») и Стивена Бокко, создателя сериалов «Блюз Хилл-стрит» и «Полиция Нью-Йорка». «Бегство» — очень печальная фантастика, которая за 7 лет до «Чужого» убедительно поведала о том, что в космосе никто не услышит ни твоего шепота, ни крика, ничего. Этим космическим одиночеством очень тяготится Фримен, ведь каким бы безумным экозащитником он ни был, он вовсе не социопат. Поэтому астронавт заводит дружбу с роботами, перепрограммирует их и учит играть в покер. Как показывает фильм (среди прямых наследников которого, например, «Луна 2112»), человек способен проникнуться эмпатией ко всему: и к листочку, и к жестянке, а в глубоком молчании космоса скрыты великая скорбь и тоска, сходные по силе с ядерным взрывом.

комедия

Хит из 80-х: робот, похожий на ВАЛЛ*И, пускается в бега

Наивная фантастика из 80-х, когда фильмы про роботов были на подъеме, благодаря волне, запущенной «Терминатором». Впрочем, у главного героя — боевого робота Номер Пятый — гораздо больше общего с ВАЛЛ*И, чем с персонажем Шварценеггера: он перемещается на таком же гусеничном приводе и смотрит на людей такими же большущими и добрыми глазами. Происходит это после того, как в Номер Пятого попадает молния. Она вызывает в нем короткое замыкание, после чего робот оживает — и сразу же бежит с секретного военного полигона компании «Нова Роботикс», где из него хотят сделать хладнокровного убийцу. Жадно впитывая знания вокруг себя, робот вскоре знакомится с девушкой по имени Стефани (Элли Шиди) и обретает союзника в лице своего создателя — конструктора Ньютона Кросби (Стив Гуттенберг). Это оказывается очень кстати, потому что по его следу идут военные. Фильм хорошо прошел не только в американском, но и в советском прокате, что неудивительно: это трогательное кино по-аптекарски точно совмещает в себе фантастику, приключения и сентиментальность. И передает неожиданный привет «Планете бурь»: на свободе Номер Пятый берет себе имя Джонни, которое как нельзя лучше подходит киборгу.

боевик, триллер, фантастика

Киборг в исполнении Арнольда Шварценеггера учится ценить человеческую жизнь на заре 90-х

«Нет судьбы» — вырезает ножом на дощатом столе Сара Коннор (Линда Гамильтон) — мать людского Сопротивления, которое под руководством ее сына Джона в постапокалиптическом будущем воюет с машинами и злым искусственным разумом Скайнет. Но, как и всегда, главная битва состоится не в будущем, а сегодня: через пространственно-временной разлом в наши дни прибывают два терминатора: Т-1000 (Роберт Патрик), чтобы убить Джона (Эдвард Ферлонг), и Т-800 (Арнольд Шварценеггер), чтобы его спасти. В легендарном сиквеле своего, наверное, главного произведения Джеймс Кэмерон меняет правила игры: защитником мальчика становится Шварценеггер, который в первой части был олицетворением абсолютного зла, неумолимой смерти. И это неспроста. Пока Сара весь фильм сражается с машинами за жизнь на Земле, киборг дружит с Джоном и силится понять, почему люди плачут (хоть сам на это неспособен). В такой постановке вопроса кроется ключевой смысл картины: как бы Сара ни демонизировала врага, она должна понимать, что машины — это тоже жизнь, другая ее форма. В итоге «Т2» оказывается историей про то, как робот и человек находят понимание между собой, ознаменованное дружеским рукопожатием, а Кэмерон в самом, быть может, гуманистическом финале на свете дарит робкую надежду на то, что если киборг научился ценить человеческую жизнь, то, может, и люди смогут это сделать. Главное — зарубить на носу: нет судьбы, кроме той, которую мы сами себе выбираем.

боевик, фантастика

Три закона робототехники Айзека Азимова, снова ставшие актуальными в нулевые

Детектив Дэл Спунер (Уилл Смит) любит бабушкин пирог и не любит роботов — настолько, что во всем видит грядущее предвестие восстания машин. Его страсть ко всему аналоговому и ненависть ко всему цифровому понять несложно: во время ДТП он потерял руку, которую заменили на бионический протез, так что можно сказать, что теперь Спунер сам наполовину киборг (и в этом смысле он близок к Бато из «Призрака в доспехах»). Но вскоре детективу придется забыть про свою робофобию — и объединиться с роботом серии НС-5 Сонни, когда во время расследования предполагаемого самоубийства своего давнего друга, доктора Альфреда Лэннинга (Джеймс Кромвелл), он наткнется на заговор искусственного интеллекта. Снятый по мотивам сборника рассказов Айзека Азимова про позитронных роботов фильм Алекса Пройаса («Ворон», «Темный город») — резвый фантастический экшен, в котором Уилл Смит предстает в роли идеального героя боевика (такого не заменишь машиной!), а звезда сериала «Светлячок» Алан Тудик примеряет на себя (не в последний раз, впрочем, см. «Изгой-один») образ эмпатичного робота.

боевик, триллер, фантастика

Отношения людей и роботов, в середине десятых перемещенные в плоскость отцов и детей

В ЮАР то неприятности с пришельцами («Район №9»), то с роботами. А все потому, что в погрязшем в преступности Йоханнесбурге (или, что милее русскому слуху, Йобурге) талантливый разработчик Дион (Дев Пател) в свободное от работы время конструирует не роботов-полицейских для компании Tetra Vaal, а разумного киборга (Шарлто Копли), который попадет в руки мелких гангстеров (Ниндзя, Йо-ланди и Хосе Пабло Кантильо), станет их воспитанником и получит имя как у собачьего корма — Чаппи. Социальная фантастика со звездами южноафриканской музыкальной группировки Die Antwoord и восходящей (но до конца так и не взошедшей) звездой фантастического кино Ниллом Бломкампом в режиссерском кресле. Милое кино, которое, пожалуй, не тянет на авторское высказывание (потому что почти все слова для него Бломкамп подсмотрел у других режиссеров: в диапазоне от Ридли Скотта до Джеймса Кэмерона), а вот на бодрый боевик с неплохим актерским ансамблем — вполне.