Три психоделических акта по Пелевину в исполнении брусникинцев

Третья работа специалиста по буйным соц-арт-перформансам Максима Диденко с «Мастерской Дмитрия Брусникина» — после «Второго видения» в Боярских палатах и «Конармии» в Центре им. Мейерхольда. Постмодернистская гипнагогическая эпопея Пелевина про Василия Ивановича и Петра Пустоту разложена режиссером на три акта и упакована художником Галей Солодовниковой в блистательное пространство стерильного глэм-футуризма. Музыку сочинил бессменный соавтор Диденко, апологет топорного арт-рока Иван Кушнир. Первоисточник рекомендуется перечитать — спектакль представляет собой скорее комментарий к роману, нежели пересказ в лицах; и это хорошо.

Место проведения

Практика

Практика

8.7
Высококлассные спектакли по современным текстам на маленькой сцене
Первый государственный театр, специализирующийся главным образом на современной драматургии. Появился он в 2005 году в подвале неподалеку от Патриарших по инициативе Эдуарда Боякова, появился на гребне волны «новой драмы» вслед за Центром драматургии и режиссуры и «Театром.doc». Главная отличительная особенность — внятный формат. «Практика» выпускает визуально опрятные и технологически продвинутые спектакли о современности, предлагая в первую очередь качество.
заказ билетов +7 (495) 544 55 45
адрес
подробнее
режим работы пн-вс 11.00–20.45
официальный сайт
Как вам спектакль?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Алексей Киселёв
Фото Алексей Киселёв
отзывы: 109
оценки: 214
рейтинг: 377
9
Три психоделических акта про жизнь как сон

Спектакль обречен на легендарность. Причин как минимум три. Во-первых, эта работа гипервостребованного Максима Диденко оказалась самой целостной и полноценной по сравнению со всеми его предыдущими. Во-вторых, получился одновременно самый красивый, масштабный и долгий спектакль «Практики» за всю ее историю. В-третьих, исполнен он артистами «Мастерской Дмитрия Брусникина», то есть самой работоспособной труппой города. И в-последних, крошечный зал «Практики» просто физически не сможет вместить всех желающих посмотреть этот спектакль.

Литературная основа, будь то Бабель, Достоевский или Пушкин, для Диденко — не фундамент, а в первую очередь трамплин для полета вполне самостоятельной фантазии. Роман Пелевина — произведение с огромным числом персонажей, линий, с последовательной драматургией — в четырехчасовом спектакле представлен несколькими обрывочными диалогами, двумя полноценными драматическими сценами и физкультурными танцами не по тексту, но текстом навеянными. Третий акт, например, представляет собой пластический этюд в купальниках под деконструированное а капелла с солирующей Анкой: «Ом, то ни вечер».

Главный герой Петр Пустота, просыпающийся то в 1918 году, то в середине 1990-х, у Диденко практически ничем, кроме танцев и хоровой декламации, не занят. Он не совершает алхимических браков с Западом (через сновидение душевнобольного Марии, названного в честь Ремарка и грезившего о Шварценеггере) и Востоком (величайшая сцена про алкоголика Сердюкова и харакири), не читает стихов в пролетарском клубе, не мешает водку с кокаином и даже не беседует с Черным бароном, переправляющим павших красноармейцев во Внутреннюю Монголию. Центральный персонаж в исполнении Василия Буткевича, строгого артиста с высоким голосом, кудрями и детским лицом, в основном молчит, чтобы сдержанно высказаться в финале. Тогда как Чапаев в исполнении брусникинца старшего поколения Ильи Барабанова — громогласного сказочного богатыря с усами-рычагами и глазами навыкате — главным образом корчит рожи, а в какой-то момент и вовсе превращается в персонажа по имени Володин, обучающего двух балбесов грибоедению и милости. Словом, главное в спектакле — не текст, не сюжет и даже не образный ряд мифологического варева Пелевина. Главное в спектакле — сценография, грим и костюмы.

Получился безусловный сногсшибательный бенефис Гали Солодовниковой, одного из самых востребованных сегодня театральных дизайнеров. Кабинет сцены превращен в герметичное и стерильное пространство, где нет ничего реального. 100%-ный синтетический мир, ожившая компьютерная графика, мультфильм, поп-арт. Три акта спектакля, три цвета. От красного к белому, потом голубой. В первом — разодетые примерно как группа Village People и загримированные а-ля группа Kiss персонажи мочат рок. Во втором — трое в длинных белых юбках встают на белые пни, превращаясь таким образом в грибы, попутно постигая свое Я (артист Петр Скворцов здесь переживает трансгрессию, и это незабываемо). В третьем зрительскому взору явлены ожившие герои полотен Александра Дейнеки, намеренные занырнуть в Урал — Условную реку абсолютной любви, бассейн из белых пластмассовых шаров на ультрамариновом фоне.

Что касается содержательной стороны, то тут тоже имеется, чем восхититься. И снова все эти вещи самостоятельны и обнаружены далеко за пределами текста. Например, главный хук первого — явление Дмитрия Брусникина (иногда его заменяет не менее маститый мхатовец Николай Чиндяйкин) в роли Тимура Тимуровича, завотделением психиатрической лечебницы. Шоу прерывается, включается свет в зале, с пятого ряда мастер курса, лукаво улыбаясь, принимается по-отечески распесочивать учеников словами пелевинского персонажа: «Вы как раз принадлежите к тому поколению, которое было запрограммировано на жизнь в одной социально-культурной среде, а оказалось в совершенно другой». Из диалога о первом постсоветском поколении само собой получается столкновение идей традиции и эксперимента в театре. Тема настолько больная в театральной среде, что эпизод оборачивается высокой пародией.

Пелевин ставит под сомнение существование разницы между сном и реальностью. Во всяком случае главный герой «Чапаева и Пустоты» никак не может понять — где сон, а где реальность. Притом что лозунг «Сила ночи, сила дня — одинакова … (ерунда. — Прим. ред.)», выведенный в припев торжественного хорала под занавес второго акта, впечатывается в мозг как обложка спектакля, для Диденко все же реальность — это 1990-е, а все остальное — фантазм. Потому в эпизоде про поедание грибов звучат вполне земные интонации, на звонке сотового телефона стоит мелодия из «Бумера», а фоном достоверно тарахтит мотор автомобиля. И потому же Петр Пустота переодевается из ретрофутуристического купальника в обыденные брюки с джемпером, прежде чем уйти со сцены.

Вообще говоря, неумещаемость спектакля на сцене — самое характерное его свойство. Он как будто придуман для стадиона и запихан в крохотный подвал «Практики». Такое положение дел умножает и мощь, и нелепости. С одной стороны, пятьдесят зрителей получают столько, сколько рассчитано на тысячу, если считать соразмерно трудозатратам артистов на сцене. С другой, слишком уж неловко решены их входы и выходы — из-за отсутствия кулис расфуфыренные артисты толпятся у дверки рядом с первым рядом. С одной стороны, в антрактах спектакль продолжается в фойе, на экранах транслируются лекции про оккультные и мистические опыты ученых, и это не позволяет зрителю расслабиться. С другой, чтобы артистам нырнуть в великолепно придуманный бассейн с белыми шарами, приходится пригнуть голову под низким потолком.

Некоторые технические неровности хоть и бросаются в глаза, но на полноте впечатления не сказываются. Единственное, что действительно мешает спектаклю «Чапаев и Пустота» стать шедевром, — музыка Ивана Кушнира. Песенный ряд придется по вкусу поклонникам группы «Калинов мост». Удивительная пластика и фактура триптиха Максима Диденко, энергия брусникинцев, находящихся в блистательной форме, и дизайнерский облик спектакля диктуют все что угодно, только не самодеятельный рок с соло между куплетами. Положение спасает редкое для спектаклей Диденко обстоятельство — основная часть спектакля обходится без музицирования.

Если не искать недостатки под лупой, все, предъявленное в пространстве «Практике» за долгий вечер, настолько гармонично, необъяснимо закономерно и просто-напросто сексуально, что хочется выразить официальную благодарность автору культового романа «Чапаев и Пустота» за то, что он, помимо прочего, вдохновил команду спектакля на что-то, совершенно к этому роману отношения не имеющее.

1
0
...
29 декабря 2016

Лучшие отзывы о спектакле «Чапаев и Пустота»

Фото 7_turtles
Фото 7_turtles
отзывы: 2
оценки: 3
рейтинг: 5
1

Нет, ребята, это ужас. "Пустоту" поставили, "Чапаева" - нет. Я бы так сказал :-)

На мой взгляд, этот спектакль - реально пустое место.
Первое отделение - музыкальное - дешевые приколы и не более того. Ну дешевые! Первое отделение - это ноль.
Второе отделение - ну да, поставлена одна из сцен романа. И даже, в некоторой степени, интересно поставлена. О кей.
Третье отделение.... Если первое отделение - ноль, то третье отделение - отрицательная величина :-) Готов с уважением отнестись к третьему отделению как к провокации: "А ну-ка, поглядим, сколько народу на какой минуте будет уходить из зала и сколько досидит до самого конца"?

Это, разумеется, мои субъективные впечатления. Только хочу заметить: не думайте, что я этакий квадратный чувак, который только традиционный театр понимает, а для восприятия экспериментов у него не хватает фантазии. Уверяю вас: я не такой. Я очень люблю и уважаю всякий авангард, абсурд, эксперименты и хулиганства - но в этом спектакле я лично увидел только половину обещанного в названии - пустоту.

Читаю опубликованную выше рецензию Алексея Киселева.
"Получился безусловный сногсшибательный бенефис Гали Солодовниковой, одного из самых востребованных сегодня театральных дизайнеров".

А! Вон оно чё! Ну да. Наверно, если заставить себя воспринимать спектакль исключительно, как работу дизайнера, то можно будет сказать лично о дизайнере какие-то хорошие слова :-)

"Песенный ряд придется по вкусу поклонникам группы «Калинов мост»".
Ох ты ж, боже ж мой! Это ж с какого ж перепугу?! :-)))))

3
0
...
11 января 2017
Фото G G
Фото G G
отзывы: 193
оценки: 193
рейтинг: 444
5

Диденко молодец, Пелевин крут. Книга «Чапаев и Пустота» лучшее. Постановка - не спектакль, это концерт. Вторая часть речитативом. В копилку моего зрительского опыта. Второй раз не пойду и порекомендую только фанатам Диденко как пример его режиссерского опыта. Слушаю аудиокнигу - результат достигнут! В книге тот же текст, что и на сцене, только на сцене калейдоскоп текста из книги. И книга гораздо сложнее постановки!

2
0
...
31 марта 2018
Фото Юлия Порубова
Фото Юлия Порубова
отзывы: 3
оценки: 3
рейтинг: 0
9

Уууух!!! Это вам не Островский. 😆 Я под впечатлением! Не могу порекомендовать, уж ооочень необычно... Но вот ваще не жалею, что потратила 4 часа))) ✌🏼 Ребята круты!!! 👏

0
0
...
6 июня 2019
Фото Настасья Пилецки
Фото Настасья Пилецки
отзывы: 46
оценки: 75
рейтинг: 35
10
Диденко и Пелевин

Диденко, безусловно, цитирует своё богатое Питерское наследие. Пока я разбиралась в первом акте - чего тут больше театра АХЕ или Антона Адасинского, пока я пыталась понять, что я вижу - концерт лучшего рок-коллектива страны (о, боги! Я хочу хочу все эти песни в свой плеер. Все до одной!) или пародию на клип Бьйорк, пока я в жутко крошечном подвальном зальчике, в котором актеров помещается больше, чем зрителей рассуждала и слушала своё сердце «like?» именно тут в этом самом первом акте и встаёт из зала подсадной, который все и расставляет по местам: «Тут психушка. Все в этом микромире психи, и все мы тут пытаемся докопаться до образов сознания». Зал выдохнул, я окончательно расслабилась, упала с головой в эту своеобразную форму современного искусства и начала наблюдать, какие именно образы всплывают в моей голове.
А вылез Диденко, вылез театр DEREVO, Повстанцы и, конечно, постановки Ромы Габриа. Вспомнила и Адасинского в спектакле "Щелкунчик" на сцене Мариинки, в костюмах Шемякина. Вообще Питер в 2004 и около того - творил все то, на что сегодня ставятся колонны модной в Москве Новой драмы.
Весь первый акт я боролась с самомнением: «Бедные людишки,- думала я, Вы не видели всего того, на чем я была эстетически воспитана» а ведь ещё была Каштанка в каком то провинциальном театре (Томск? Красноярск?) ещё были распечатки пьес Пресняковых в подвале на Моховой. Дмитрий Егоров тогда ставил на малой сцене ТЮЗа тоже что-то свежее, что-то, что мы ощущали как Новый Русский Театр.
В первом антракте я позволила себе ещё бокальчик красного, а во втором акте и появилась та самая ЛИТЕРАТУРА.
Где-то между танцами исламских дервишей и египетского Осириса я вспомнила как сильно зачитывалась Пелевиным, как на самом деле мне близка его морфология.
Герои Пелевина говорят уже странным языком прошлого, обороты которого веселят молодую Москву.
Ч и П это пестрый разноцветный калейдоскоп, режиссёр с помощью молодых и горячих артистов крутит его у глаза зрителя, подсвечивая те образы, которые тот позволяет себе высвободить, подтверждая тем самым, что спектакль есть законченная форма стоящего произведения современного искусства.

0
0
...
6 ноября 2018
Фото Алина Чеархина
Фото Алина Чеархина
отзывы: 3
оценки: 3
рейтинг: 0
9

Очень яркий, «кислотный» спектакль. При знакомстве с первоисточником удивляешься тонкости передачи эмоционального накала режиссером. А третья часть, где «Ом, то не вечер», замечательно погружает в медитативное состояние, где не думаешь, не анализируешь - просто сидишь в пограничном состоянии и наблюдаешь.
С удовольствием схожу еще раз.

0
0
...
20 августа 2018