Театральная афиша Москвы
Москва

Спектакль Гроза, Санкт-Петербург

7.8
оценить
Расписание и билеты
-20%при оплате
с 
Театр: Гроза, Санкт-Петербург

Большое шаманство Андрея Могучего по Островскому

Хрестоматийная драма Островского в постановке Андрея Могучего — в первую очередь шедевр звукописи. Персонажи здесь не столько говорят свои реплики, сколько напевают, причитают и наборматывают. Тогда как «городской» Борис, которому суждено влюбить в себя непорочную Катерину, общается с местными исключительно посредством оперного пения. Музыку к премьере написал много работающий с фольклорной и авангардной традицией Александр Маноцков, сценографом выступила экспериментатор Вера Мартынов. В роли Катерины — Виктория Артюхова.

Место проведения

БДТ им. Товстоногова

БДТ им. Товстоногова

8.3
Великий театр осваивающий новые формы
БДТ возник в 1919 году; среди его основателей — Горький, Блок и актриса Мария Андреева. Теперь к пантеону его великих созидателей справедливо причислен и режиссер Георгий Товстоногов, который руководил театром на набережной Фонтанки в 1960–1980-х годах и принес ему мировую славу. В марте 2013 года БДТ возглавил Андрей Могучий — режиссер с репутацией талантливого и смелого экспериментатора, признанный в России и Европе. При нем в театре завершился капитальный ремонт, БДТ был полностью технически переоснащен и обзавелся суперсовременной сценой-трансформером, которая может принимать любые конфигурации. Первым спектаклем Могучего на посту худрука стала «Алиса» в Каменноостровском театре — хит городской афиши с участием большинства маститых старожилов труппы и протагонисткой Алисой Фрейндлих. Сезон 2014–2015-х годов труппа БДТ открыла дома, в историческом здании на Фонтанке, 65. Здесь играются спектакли «Дядюшкин сон», «Лето одного года», «Время женщин», «Васса Железнова» с выдающимися артистами-товстоноговцами Олегом Басилашвили, Алисой Фрейндлих, Валерием Ивченко, Геннадием Богачевым, Светланой Крючковой. Сам Могучий выпустил на обновленной сцене «Что делать» — антиутопию с элементами брехтовского театра, выстроив зрительские трибуны над партером и сделав публику участницей действия. Вторая сцена БДТ, Каменноостровский театр, функционирует с 2012 года — это старейшее из деревянных театральных зданий в России построено раньше Александринки, в 1827 году. Репертуар второй сцены составляют неожиданные и яркие по стилю и форме спектакли, не похожие один на другой: «Эрендира» по Маркесу с Ниной Усатовой, «Трактирщица» с Ксенией Раппопорт, «Солдат и черт» по Стравинскому и другие.
касса +7 (812) 244 10 71
адрес
подробнее
режим работы кассы пн-вс 10.00–15.00, 16.00–21.00
официальный сайт

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Алексей Киселёв
отзывы:
109
оценок:
214
рейтинг:
564
7

Приключения готов в тридевятом царстве

Андрей Могучий не ставит проходных спектаклей. Каждая его новая работа равна предыдущей по уровню мощности, но во всем остальном может отличаться почти радикально. В прошлогодней «Золотой маске», например, участвовали (и были награждены за лучшую работу режиссера) его «Пьяные» по пьесе Ивана Вырыпаева — визуально скупой спектакль, полностью построенный на диалогах и ансамблевой игре артистов. На фестивале 2017 года показали нечто совершенно иное: готик-фолк-версию одной из самых замусоленных пьес в истории русского театра — «Грозы» Александра Островского.

У Льва Эренбурга в его знаменитой магнитогорской «Грозе» обитатели «темного царства» оказывались невероятно обаятельными и какими-то по-настоящему человечными, даже деспотичная Кабаниха у него молилась и плакала от непонимания. В только что выпущенном, подчеркнуто современном спектакле «Грозагроза» Евгения Марчелли в Театре наций в ролях мужа и любовника Катерины выходит один и тот же актер. У Дениса Азарова в ярославском Театре им. Волкова труп не выдержавшей мук совести и бросившейся с обрыва героини оказывается под ногами игнорирующих его пешеходов; всем плевать. А в легендарной «Грозе» Генриетты Яновской в ТЮЗе центральным персонажем стал самородок-изобретатель Кулигин в ангелическом исполнении Игоря Ясуловича.

Из всех прочих «Гроз» спектакль Могучего останется в истории главным образом благодаря своему звучанию. Здесь прописан ритм и мелодический рисунок речи каждого персонажа — без преувеличений — буквально для всего текста пьесы. И не кем-нибудь, а большим знатоком аутентичного фольклора, именитым экспериментатором Александром Маноцковым. Кулигин (Анатолий Петров) говорит частушками, Катерина (Виктория Артюхова) — молитвами, а Борис (приглашенный солист Михайловского театра Александр Кузнецов) вообще поет оперным голосом (местами это, конечно, очень смешно).

Удивительно, что на выходе из этой, казалось бы, абсолютно умозрительной затеи получился не какой-нибудь экстравагантный опус для театральных критиков, а зрелищный и ужасно красивый дарк-балаган, запросто очаровывающий тысячный зал.

Сбоку в партере рядом с первым рядом установлен большой барабан, в который все время колотит пушистой палкой человек в черном цилиндре. Таким образом он одновременно задает ритм исполнителям, имитирует гром и в целом не дает расслабиться. Кроме ударника есть еще три почти безмолвных человека в цилиндрах и сюртуках; они время от времени перебегают сцену, на специальных платформочках вывозят и увозят персонажей на авансцену, таятся где-нибудь в глубине или выжидают с краю, почему-то то и дело слегка скрючиваясь всем телом. Есть версия, что они изображают птиц Поволжья.

Забористость речитативов, усиленная костромским диалектом и скоморошьими пританцовываниями, сама по себе настолько впечатляет, что порой кажется, вообще неважно, о чем, собственно, идет речь и кто кому кем приходится. Хоть слов из пьесы не выкинуто, общеизвестный сюжет, очевидно, тут принесен в жертву процессу преумножения фирменного мелодизма Островского. И конечно, сдиранию с него в который раз клейма бытописателя. Создатели настаивают: Калинов — город мифический, а значит все в нем понарошку.

Могучий поместил артистов в условия двухмерного, балаганного театра, то есть совершенно не бытового, не реалистического, не «по Станиславскому». А художник Вера Мартынов вместо очередной образной вариации набережной Волги (и самой Волги) придумала глубокую черную пустоту, изредка рассекаемую ослепительными всполохами двойной молнии. На самой кромке сцены действуют персонажи в черных кокошниках, сарафанах, плащах и рубахах (художник по костюмам Светлана Грибанова тоже номинирована на «Золотую маску»). И только Катерина — в бьющем по глазам алом платье.

Верхняя часть портала сцены перекрыта черным занавесом (а основной занавес, специально выполненный художником Светланой Короленко в технике палехской миниатюры по мотивам «Грозы» — вообще отдельное произведение искусства; отдельное от спектакля в том числе). Сидящие в партере счастливы — их взору открыта глубина сцены, из которой в сполохах молний периодически проступают гигантские летающие лошади и прочие обитатели сказочно-мифологического пространства, коих технически невозможно увидеть ни с бельэтажа, ни с балкона. Во всяком случае, так спектакль БДТ уместился на сцене Малого театра на «Золотой маске».

Артисты, помещенные в узкие рамки ритмической партитуры и речевых характеристик, первый акт выдерживают в режиме этаких роботов Вертеров. Во втором в марионеточных персонажах начинают проскакивать человеческие интонации. Комически раскорячившись, дурында Глаша резюмирует монотонную мантру странницы Феклуши про людей с песьими головами: «Нет-нет да и услышишь, что на белом свету делается; а то бы так дураками и помёрли». И тут же актриса Глафира Лаврова, буквально реагируя на произнесенный ей текст Островского, добавляет с сомнением уже от себя: «Или пóмерли». В другом эпизоде Борис вдруг перестает выводить томные вибрато, реагируя на взбесившегося Кудряша, от ревности выпаливающего свой монолог как из пулемета. «Что с тобой, Ваня?» — простым человеческим голосом вдруг озаботился будто не Борис, а исполняющий его роль Александр Кузнецов. Человекоподобие через весь спектакль пронес только исполняющий Кулигина на деревянном самокате Анатолий Петров.

Грубым кажется решение центрального образа — Катерина весь спектакль ноет и заламывает руки, будто только что провалилась при поступлении на актерское. Такая монотонность напрочь лишает роль оттенков и взрывоопасного контраста противоречивых эмоций, заложенных драматургом (целомудрие, страсть, страх, окрыленность, подавленность). Зато с лихвой окупается в здорово придуманной сцене самоубийства: героиня Виктории Артюховой, окончательно свихнувшись, уходит из зала через партер, громко хлопнув дверью.

Отвечая на вопрос «О чем спектакль?», можно было бы небезосновательно заметить, что спектакль главным образом о том, как изобретательно режиссер Андрей Могучий ставит «Грозу» Островского. Но есть, видимо, и какая-то более глубинная закономерность, имеющая отношение к повсеместному процессу оживления омертвелой классики. Неспроста, например, «Три сестры» Тимофея Кулябина, также участвующие сейчас в «Золотой маске», лишены слов: спектакль играется на языке жестов. Так — буквально — реализуется пресловутая идея о том, что герои чеховских пьес друг друга не слышат; и это работает!

«Гроза» Могучего — результат аналогично буквальной реализации того, что споривший с Добролюбовым (автором статьи «Луч света в темном царстве») Аполлон Григорьев определял фигурой речи «поэзия русской жизни».

Формально же спектакль удивительно похож на то, как обычно описывают очевидцы опыты золотой эпохи советского театрального авангарда. На то, как Игорь Терентьев раздавал акценты и диалекты персонажам гоголевского «Ревизора», Всеволод Мейерхольд ставил «Дон Жуана» Мольера при свечах, а Сергей Эйзенштейн — Островского с киноэкраном и акробатами. На это обаяние стародавнего формализма в «Грозе» Могучего наслаивается и эхо классицизма императорского театра с заламыванием рук и напевной декламацией, и эстетика театра абсурда в представительстве скрюченных джентльменов в цилиндрах. Словом, все то, что накопилось к настоящему моменту под грифом «старый добрый театр». Никаких контактов с реальностью при таких вводных и не предполагается, наоборот — высококлассный эскапизм. Или, выражаясь словами Бориса Юхананова, «полет над отключкой». Не это ли нужно — особенно теперь. Особенно в Петербурге.

5

Отзывы пользователей о спектакле «Гроза»

Фото Vladislavs
отзывы:
74
оценок:
711
рейтинг:
226
7

Гроза Могучева оставила в недоумении. Вышла некая игра в игру, в результате которой все просто заигрались и рано устали. Слишком быстро картинка из десяти пазлов сложилась (+2 возраст, видимо, подразумевался). Я то думал, мы взрослые, мы от 1000 собираем. Когда неглубоко, это совсем неинтересно. Хотя какая там еще глубина в "Грозе".
Мартынова сделала сценографическое недоразумение. Хорошо конечно, что вдохновением служил Палех, а не оренбургские пуховые платки. Занавес, один из главных сценических героев, каким то образом совершенно оказался не поддержан сценой.
Лучшее в эти два с небольшим часа безусловно музыка Маноцкого.
Я впервые был свидетелем такого стремительного покидания зрителем зала. В субботу вечером есть и поинтереснее дела, чем судьба карикатурной Катерины. Она, впрочем, совсем никого не беспокоила, ни в зале, ни на сцене.
Ну не летают люди, как птицы. Не летают. Пора уже и успокоится.

На деле это все конечно не хорошо, но вовсе и не плохо. Рекомендовано для массового посещения школьниками в рамках курса русской литературы, им эти псевдо рэповые читки может даже и не понравятся (это никуда не годится), но хотя бы уберут зевоту от прочтения.

1
Фото Виталий-отзывник
отзывы:
27
оценок:
27
рейтинг:
4
8
Современно, по-новаторски

Как не странно, но данный спектакль мне понравился меньше всего из тех, что я посмотрел у Могучего. При этом объективно могу сказать , что постановка намного лучше благодаря модернизированному подходу к материалу. Я заметил, молодёжи стало больше в театре, может быть именно на работах Андрея Могучего.

Спектакль без декораций в чёрных тонах и лишь главная героиня в выделяющимся красном цвете. Большую часть мы слышим барабан символизирующий гром и поддерживающий эмоциональный фон спектакля. Периодически персонажи читают свои роли в каком то стиле, типа рэп, но без рифмы, это интересно. Но учитывая, что я сидел на последних местах иногда я не понимал, что говорят действующие лица. Герой-любовник не разговаривал, а пел как в опере, поэтому фончиком ему аккомпанировала пианистка. Оригинальная идея, но я оперу не люблю и не разбираю слов. Спектакль "Губернатор" мне понравился больше в связи с тем что там есть напряжённость, тяжесть, эмоциональность. В Грозе лично мне не хватило динамичности и эмоций. Возможно, это опять из за последних рядов. Но многие в зале аплодировали стоя и достаточно долго. В любом случае, спектакль достойный. Не пойму тех, кто плюется говоря, что это какой то бред и низкосортная отсебятина. Вы просто не видели реального арт-хауса и более жёстких воплощений драматургии на сцене. Сходите на новую сцену Александринки, спектакль "Земля", вот там вам пукан порвет. А гроза Могучего вполне ещё классически поставлена, просто много новаторских методов подачи информации и образности героев. Спектакль достоин подробного анализа и обсуждения.

А тема Островского до сих пор актуальна, но не в почёте. Сегодня зашкварившись на измене никто даже не думает о грехе и тем более самоубийстве, как героини известных произведений Толстого, Островского и др. Мужики-подкаблучники своих мамочек так же имеют место быть и не мало. Следовательно и женщины уже не такие женственные женщины, раз им вместо таких мужчин приходится брать ответственность в свои руки.

0
Фото Оксана Васько
отзывы:
292
оценок:
469
рейтинг:
97
5

Главная декорация этого спектакля - кромешная темнота, откуда выплывают и куда исчезают жители города Калинова. И только одна Екатерина Кабанова в алом платье с кокошником на голове разрежает и раздражает обстановку.

0
Фото Katya Liskina
отзывы:
3
оценок:
3
рейтинг:
0
9

Потрясающий спектакль! Ритм, говор, костюмы, декорации, игра актеров - все вместе очень целостно, продуманно, глубоко .Смотреться на одном двхании.

0
Фото Sergey
отзывы:
23
оценок:
24
рейтинг:
2
9

В самой пьесе меня поражает то, насколько все актуально для наших дней. Один честный и думающий человек на нескольких трусов, воров, эгоистов, циников.
"Гроза" Андрея Могучего в БДТ это шедевр сценографии. Играют все актеры потрясающе, но никакой, даже самой гениальной игрой, не достичь того эффекта, который производит спектакль на зрителя. Постоянно мерцающая молния, раскатистые удары барабанов откуда-то из-за сцены, игра света на фигурах персонажей, напевная манера говорить, - все это вызывает неподдельный интерес к происходящему на сцене. Спектакль просто невероятно стильный. Персонажи, большую часть времени передвигающиеся только в двух измерениях, похожи на оживших героев древнерусских икон, на которых изображали библейкие сюжеты.
Этот спектакль - торжество эстетики. Последний раз глаз так радовался в БТК на "Песнь Песней".

0

Галерея

Информация от прокатчика

Информация предоставлена БДТ им. Товстоногова

Это первая постановка «Грозы» в истории БДТ. Пьесы А.Н.Островского на сцене театра ставили неоднократно, в основном комедии. В 1980-е годы Георгий Товстоногов поставил сразу две комедии Островского — «Волки и овцы» (1981) и «На всякого мудреца довольно простоты» (1985) в соавторстве с Эдуардом Кочергиным. «Гроза» (1859) — одна из самых знаменитых пьес русской драматургии — в литературно-критической среде своего времени получила самые противоречивые отзывы. Спектакль Андрея Могучего обращен к традиции мифопоэтической, мистериальной, традиции не бытового, но бытийного театра Островского, о котором писал известный литературный и театральный критик Аполлон Григорьев. В постановке присутствуют элементы русского площадного действа, фольклорные мотивы «страшной сказки».