Театральная афиша Москвы

Спектакль Солнечная линия

6.5
Театр: Солнечная линия

Минималистичный спектакль по пьесе Ивана Вырыпаева о том, как мы друг друга не слышим

У пьесы Ивана Вырыпаева «Солнечная линия» есть цель, и она, согласно автору, терапевтическая. Это несколько диалогов — местами ужасно смешных, — наглядно иллюстрирующих работу механизма, мешающего двум людям найти друг с другом контакт. Режиссер — давний и преданный постановщик пьес Вырыпаева Виктор Рыжаков, педагог Школы-студии МХАТ и руководитель Центра им. Мейерхольда. Исполняют Юлия Пересильд и Андрей Бурковский.

Галерея

Отзывы пользователей о спектакле «Солнечная линия»

Фото shtepka
отзывы:
34
оценок:
210
рейтинг:
49
9

Отличный искренний спектакль! Вырыпаев в постановке Рыжакова - соответствует ожиданиям:
- ёмкий бьющий наотмашь текст (18+)
- минимализм сценического решения
- два героя: он и она
- всё очень просто, искренне, резко, местами смешно
О том, как легко сделать больно самому близкому человеку, как часто люди говорят об одном и том же, но не слышат друг друга.

Фото Фатима Рзаева
отзывы:
8
оценок:
8
рейтинг:
6
5

Шерше ля фам, ебтвоюмать

Тема двоих является настолько беспроигрышной для театра и для зрителя во многом потому, что создается ложное впечатление об отсутствии возможности изобразить ее как-то неправильно, искаженно и ложно - и в последствии рассмотреть критически. Ну да, это не историко-политические события, а за так называемый личный опыт с вас никто не спросит. Главное же - искренность и такая вот бытовая достоверность, душу рвущая. Чтобы каждый пришел, посмотрел и понимающе кивнул. Отсюда извлекается два вывода: 1) тема отношений развивается и анализируется на основе видимости ситуации, где сфера интимности якобы не модерируется социальным порядком; 2) театр этого не замечает, с удовольствием транслируя самые толстые и опасные шаблоны совместного существования, выдавая их за интимный разговор при свечах.

Примером сего является спектакль Рыжакова "Солнечная линия" по пьесе Ивана Вырыпаева в Центре имени Мейерхольда. В центре сюжета (хотя там и нет никакой периферии) оказываются очередные Он и Она - Барбара и Вернер (очевидно, пьеса была написана с прицелом на восточноевропейскую аудиторию), пытающиеся выяснить в пять часов утра, ебтвоюмать, что им делать с их совместной жизнью. За полтора часа происходит выяснение отношений, которое, конечно же, оказывается по фабуле совершенно бессмысленным. Этакая заумная возьня двух образованных людей среднего класса, которые просто запутались в долгой совместной жизни. Причем по мере развития сюжета образы героев совершенно классически поляризуются: он - рациональный и немного жестокий маскулинный субъект, она - эмоциональная, многословная и непоследовательная женщина. В конечном счете, после полуторачасовых криков и смешного мата оказывается, что пересечь солнечную линию таки можно, если Он скажет Ей, что она «брильянт». То есть все проблемы, страхи и потери идентичности героев, которые представляют собой образ современной гетеросексуальной пары (все такие из себя смарт, высшее образование, нормальный ремонт и кредиты) - это все херня на постном масле, которая берется, по факту, из-за опрометчивой раскачки привычного уклада своей жизни. Я не очень поняла, какую именно солнечную линию они должны пересечь. Видимо, сделать шаг на пути к взаимопониманию, хотя все происходящее говорит скорее об обратном - куда более солнечнее тут выглядит развод. Перспектива последнего становится некой границей, стенкой вакуума, которые герои не хотят и боятся вскрывать. Бродя внутри своего кризиса, они достигают катарсиса - после полувоображаемой драки, когда в конце герой, поступившись своей цивилизованной рациональностью, говорит ласковое слово своей жене. Та, в свою очередь, докручивая до упора стереотип домашней эмоциональной клуши, с удовольствием ловит это слово на ветру. И все, спектакль заканчивается.

Надо сказать, что Вырыпаев вводит в свой текст третью позицию: юмор. Рыжаков с этим согласен, одевая персонажей как героев «Иронии судьбы», но только в один цвет, который еще совпадает с цветом первой декорации - стены. (Что, конечно, считывается зрителем как «единство душ».) Также режиссер дает комическую манеру прочтения текста, мимику и пластику. Все довольно утрировано и налицо понарошку. Только здесь нет остранения, а есть безоговорочное укоренение и апология оптики обесценивания. Нет проблем, если твой муж понимает, что ты девочка и тебе нужны комплименты. Нет проблем, если ты мужик, которы понимает, что твоей бабе надо все лишь потрындеть полчаса в пустоту - дай ей то, что она хочет, и все наладится. Нет проблем, если вы оба примете обтекаемую форму общеизвестных Мужчины и Женщины, которые ссорятся, потому что на-самом-деле любят.

В общем, здесь есть два опасных момента. Первый - в том, что спек воспевает идею перманентного конфликта как критерия страстных и полноценных (!) отношений. Вторая - в том, что происходящее совершенно не против абьюза, более того, кодирует его как милую шалость (еще в начале пьесы герой успевает потаскать за волосы свою жену), невинное эмоциональное недержание и издержку скрытой-под-масками-циничности чистой любви. Но только здесь нет возможности снять маски и посмотреть друг на друга из пространства своих страхов, скорее наоборот - сменить эти маски на более эффективные, научиться говорить правильные слова, чтобы выжить в борьбе за благополучие.
Конечно, отдельно возмущает прорисовка женского персонажа, который по мере происходящего все больше деформируется, даже редуцируется под мужским взглядом персонажа-мужчины, автора и режиссера. Весь ее предполагаемый опыт непонимания тухнет, превращается в истерику и тупую деструкцию. То есть, она скатывается в типичную функцию женского персонажа - тормозит нарратив.

Интересно, что параллельно в ЦИМе идет другой спектакль - «Абьюз», где история строится вокруг героини, жизненная история которой разворачивается в атмосфере системного насилия. Она разводится с мужем-абьюзером, бьется за право опеки над дочерью, параллельно исследуя свой жизненный сценарий и медленно приходя к возможности вспомнить и пережить совершенное над ней в детстве насилие отца. Мы видим активную героиню, которая хочет добиться справедливости в ситуации без трансформации в субъекта-жертву. Однако то, что она посещает психолога и не хочет жить с отцом своего ребенка, лишает ее какой-либо поддержки со стороны семьи. Сам этот факт свидетельствует о том, что активная женская позиция сама по себе подрывает возможность существования целой и сложносочиненной ячейки общества (мать героини, напротив, терпит все выходки мужа-тирана, чтобы сохранить лицо). Более того, показано, что не только твоя семья обернется против тебя, но и социальная система тоже (у героини отбирают опеку над дочерью). Останься она пассивной жертвой, то могла бы днем рассчитывать на жалость подруги и материнский капитал, а вечером - на очередные побои. Или на солнечную линию.

Этот пример важен потому, что в «Абьюзе» герои существуют в целой социальной системе. Авторы спектакля показывают, как поле социальных практик формирует индивидуальную ситуацию героини. При этом спектакль не выглядит агитационно, что совершенно чудесно. У Вырыпаева же - псевдосакрализация истории двоих, которая на деле оказывается совершенным вакуумом, где автору, по сути, и нечего предложить своим персонажам, кроме как метафоры любви-схватки.


Вырыпаев принадлежит к той плеяде авторов, в творчестве которых тема коммуникативного насилия пульсирует с предельной частотой и силой. Только в отличие от большинства драматургов новой драмы, он развивал эту тему в экзистенциальном изводе. Вспомнить хотя бы «Кислород», где также сокрушительно разворачивается история пары. Молодые люди так хотят «кислорода» (кайфа, любовного экстаза и тэ дэ), что на пути к нему разрушают все «десять заповедей», обнуляются и прерываются. Однако принципиальным здесь является то, что этими героями символизирована, по сути, этическая проблема жизни с другими, так как показывается и проблематизируется через остранение (фильм снят будто последовательность клипов на 10 песен одного альбома - истории) именно экзистенциальный террор предела человеческого существования. В «Солнечной линии» же попытка отряхнуться и посмотреть на отношения более реалистически превращается в отнюдь не священный стендап.

Фото Yulia
отзывы:
48
оценок:
184
рейтинг:
29
7

После премьеры вышла с чувством "хорошо, но меня не зацепило, это не про меня". Вот так уж скучно складывается моя жизнь, что нет в ней ни семейных разборок в пять утра, ни отчаянных страстей до мордобоя...И вот прошло уже несколько месяцев, а я регулярно возвращаюсь к спектаклю в мыслях, вспоминаю, улыбаюсь... Причём вспоминаю не сюжет, а интонации, песочную картинку, как механистично в духе робота Вертера Бурковский произносил всякие ругательства, как трогательно Рыжаков просил досмотреть спектакль до конца перед началом... Чёрт, наверное я схожу ещё раз!

Фото Кристина Викторовна Котикова
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
0
1

Недопустимо к просмотру. Мат-перемат.
Разрушающее действие слова.

Фото Анастасия Коновалова
отзывы:
31
оценок:
33
рейтинг:
125
9

Солнечная линия всегда будет между нами

Пока зрители рассаживаются, в зале слышно как капает вода из крана. Меня это не то что бы раздражает, но готовит к встрече с напряжением двух душ.

Позже на сцене появятся мужчина и женщина. Одетые с ног до головы во всё такое приятно бежевое - словно однояйцевые близнецы. Невольно я ждала от этого какой-то симфонии слияния, но увидела конфликт.

Конфликт, который своей ураганной мощью знаком каждому, кто хотя бы раз в жизни ссорился со своей любовью до исступления, до проявляющихся вен на шее и лбу. Я смотрю на это и чувствую облегчение. Пожалуй, мне становится не так стыдно за то, что я когда-то делала нечто подобное. Это комедия и я искренне смеюсь от того, что прости Господи, почти предугадываю слова героев.

Спектакль полон метафор, но не буду описывать их чтобы не раскрывать сюжет. Расскажу только про одну.

Солнечная линия - тонкая полоска света, переступить которую так легко если бы не было так страшно стать по-настоящему близкими, предъявив другому всю свою уязвимость. Пожалуй, ещё страшнее встретиться с той тёмной стороной другого, которую так хочется не замечать, но невозможно исключить из отношений.

Возможно ли, чтобы любимый человек стал таким как я того хочу? Конечно нет, ведь тогда от него ничего не останется.

Имеет ли смысл мне переходить эту солнечную линию, чтобы растворится в любимом - быть с ним на его стороне? Конечно нет, ведь тогда от меня ничего не останется.

Встреча возможна только на солнечной линии - словно на большом зеркале - где есть ТЫ, Я и МЫ.

Влюбленные всегда будут сталкиваться с инаковостью друг друга. Если оба на 100% одинаковые, то в этом безграничном слиянии никто никогда не сможет обрести другого, с которым возможно друг друга любить. Такое всепоглощающее требовательное слияние засасывает словно болото, из которого нет выхода, и любовь в нём погибает.

Любовь рождается на границе - на солнечной линии - где двое желают стать единым целым, но всегда остаются верны собственной индивидуальности.

Встречайте новую «Афишу» Рассказываем о всех нововведениях Afisha.ru

Встречайте
новую «Афишу»

Ежедневно мы собираем главные городские
развлечения и рассказываем о них вам.

  • Что нового:

    В ба­зе «Афи­ши» сот­ни
    событий: спек­таклей, фильмов,
    выс­тавок и мы помогаем
    выбирать лучшие из них.

  • Что нового:

    У каждого события есть
    короткий приговор, помогающий определиться с выбором.

  • Что нового:

    Теперь найти сеансы в 3D
    или на языке оригинала
    с субтитрами еще проще.

  • Что нового:

    Не стойте в очереди,
    покупайте билеты онлайн!

  • Надеемся,
    вам понравится!

    Продолжить