Театральная афиша Москвы

Спектакль Что делать?

6.6

Разговорная антиутопия Андрея Могучего по Чернышевскому

Невозможный с литературной точки зрения роман Чернышевского, которым уже и школьников не мучают, художественный руководитель БДТ Андрей Могучий поставил как брехтовский театр для начинающих. Для него художник Александр Шишкин выстроил ослепительно прекрасное белое пространство, которое в свою очередь представляет собой выгородку в безграничном космосе сцены. Именно так она и воспринимается зрителем, который рассажен не в зале, а на огромной трибуне над партером и может видеть все сценическое пространство — от трюма до колосников. Актеры на белом фоне и в контрастном свете выглядят фигурками на шахматной доске, правда, исключительно черными по цвету костюмов. Некий автор в исполнении режиссера Бориса Павловича, который изрядно походит разом и на Чернышевского, и на Брехта, с первых минут признается, что звезд с неба не хватает, но тем не менее с ходу принимается выстебывать публику, любительницу комфортного, то есть предсказуемого театра — всяких там мыльных опер с любовными треугольниками: задает зрителям «детские» вопросы, цитирует публицистику не только автора «Что делать?», импровизирует на тему прав женщины в современном мире, а также комментирует свой весьма оригинальный любовный треугольник, в котором Верочке Розальской приходится во снах и наяву выбирать не между двумя мужчинами, а между свободой петь прекрасную, но общую для всех песню, и свободой тянуть только свою, ни на что не похожую мелодию. По ходу действия выяснятся, что эта самая абсолютная свобода непосредственно связана с настоящей любовью. Однако каким именно образом — этот вопрос остается открытым. Но на правильно поставленный вопрос, как известно, всегда найдется ответ — было бы желание его искать. Впрочем, в спектакле есть и еще один вопрос, взрослый, который поставил уже сам Андрей Могучий: могут ли петь общую современную песню, не лишаясь при этом своего оригинального голоса, выдающиеся старики и начинающая молодежь под крышей старинного многоярусного театра? Оказалось — вполне.

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Алексей Киселёв
отзывы:
109
оценок:
213
рейтинг:
555
5

Разговорная антиутопия про любовь, свободу и пустоту

Новый спектакль Андрея Могучего должен был разыгрываться где-то под основной сценой БДТ, ниже уровня подмостков. Поэтому в партере выстроена круто наклоненная трибуна, чтобы всем все было видно. Инсценировку запылившегося советской школьной пылью романа режиссер заказал тандему Театра «Тру» — мастерам гипнотического речитатива Александру Артемову и Дмитрию Юшкову; на выходе из любимой книжки Ленина получилась хладнокровная мистерия под названием «Что предпринять?». Там одержимый таинственным знанием Автор то и дело комментирует сюжет и ангелически поют швеи, пока до смерти напуганной Вере Павловне снится не алюминиевый город, но железная дама по имени Красота. Красота говорит: «У меня всего два предложения: первое — быть со мной и стать частью меня, второе — тотальное беспощадное уничтожение» (цитирую по раздобытому тексту исходной инсценировки). По всей видимости, сценограф Александр Шишкин сочинял свое черно-белое беспредметное пространство, как и композитор Настасья Хрущева писала минималистскую ораторию для женских голосов хора Festino, согласно радикально отстраненному духу именно такой — антиутопической — версии хрестоматийной утопии.

Но что-то пошло не так; то ли режиссер не все смог объяснить артистам Большого драматического театра, то ли душа его некстати затосковала по русскому психологическому театру и студенческим годам. В программке сообщается: «Спектакль сочинялся в актерских импровизациях и дискуссиях», то есть как в старые добрые времена.

В итоге представление разыгрывается от начала до конца на планшете сцены, как и положено всякому рядовому драматическому спектаклю; высоченная трибуна в партере при этом осталась. Роль неугомонного Автора играет Борис Павлович (недавно вернувшийся в Петербург режиссер-подвижник, прославивший кировский Театр на Спасской), расхаживает как лектор по аудитории, общается со зрителями, обильно цитируя статьи Чернышевского: «Очень часты случаи, в которых интересы разных наций и сословий противоположны между собою или с общими человеческими интересами; столь же часты случаи, в которых выгоды какого-нибудь отдельного сословия противоположны национальному интересу». Но внезапная злободневность, возникнув на ровном месте, тут же уступает место самой натуральной мелодраме с ревностью и истериками. Послав подальше все постдраматическое, артисты выходят на сцену и разыгрывают камерные этюды по Чернышевскому: стул, стол, любовный треугольник и самые махровые актерские штампы. И предназначенные для великого омертвелого ритуала гигантские черно-белые плоскости по сторонам, кажется, остались тут от какого-то гастролировавшего немецкого спектакля про зловещий рояль.

Даже если по привычке закрыть глаза на такие обычные для российской сцены конфузы, как: постоянно сбивающийся видеосигнал; огромные блики и тени от осветительных приборов на декорациях; анархическое комбинирование теплых и холодных лучей света, — закрыть глаза и постараться услышать генеральную идею этого театрального акта, все равно выходит сумятица. Поочередно всплывают три темы, ни одна из которых не реализуется в действии. С одной стороны, неугомонный Павлович с пеной у рта проповедует «нового человека», сверхрациональную машину по производству всеобщего счастья, при этом как будто с оглядкой на кровавый XX век: мол, весь хорошо нам знакомый ужас начинался с таких вот благонамеренных утопий. С другой стороны, разрываемая двумя «новыми людьми» Вера Павловна (Нина Александрова), совершенно позабыв про свой маленький коммунизм, вдруг начинает неистово рыдать (на полу осталась лужица) и цитировать «Пир» Платона, то есть — про любовь. С третьей — та самая внезапная злободневность, — лейтмотивом повторяется: «Это все слово в слово Чернышевский!» Об исходной — мистериальной — идее, согласно которой спектакль вряд ли мог бы быть о чем-то, кроме как о самом себе, напоминает только звучащая фоном музыкальная партитура: хористки вместо слов отрывисто пропевают названия нот.

1

Отзывы пользователей о спектакле «Что делать?»

Фото Irena Kristo
отзывы:
23
оценок:
25
рейтинг:
2
7

Спектакль «Что делать?» Андрея Могучего по роману Н.Г. Чернышевского в БДТ.
Режиссер говорит со зрителями, как с учениками, превратив зрительный зал в подобие учебной аудитории, а актёров в «лекторов», повествующих с кафедры о жизни, любви, ревности и свободе. Да и вообще еще об очень-очень многом.
Роман Н.Г. Чернышевского передан крайне нетипично, но интересно. Тот же лектор, который в преддверии повествования самого произведения, объясняет недалекому зрителю, что вот, мол, сейчас начнется сам роман, начинаем мы его с такого-то момента, это вот Вера (арт. Нина Александрова) – девушка, желающая обрести свободу. Это ее родители – Марья Алексеевна (арт. Ируте Венгалите) и Павел Константинович (арт. Георгий Штиль). Актер-лектор, именуемый в спектакле, как Автор (арт. Борис Павлович) именно так все и объясняет публике, подробно и тщательно, ведь зал полон «неучей», по мнению Автора.
В начале спектакля Автор говорит о режиссуре спектакля, и приводит те частые фразы, которые можно услышать на антракте между зрителями. Это всем знакомые «всю классику переврали», «вот уж это современное искусство!» итд. Автор соглашается со всеми этими мыслями гостей, и поэтому решает сделать «понятный» для неучей спектакль. Объяснить его, как формулу, где есть такие-то слагаемые и возможны такие-то действия и исключения из правил.

Далее: https://irenkristo.livejournal.com/7353.html

0
Фото В. Зарубаева
отзывы:
6
оценок:
5
рейтинг:
5
9

Мне бы вряд ли пришло в голову идти на спектакль по Чернышевскому, если бы я не знала, кто такой Андрей Могучий и мне не посоветовали друзья.
В итоге посмотрела спектакль и ни разу не пожалела, что пошла - это тот редкий случай, когда постановка намного лучше оригинала (вероятно, отчасти из-за того, что оригинал не слишком-то хорош, а в спектакле зритель избавлен от корявого языка и поучительного тона писателя, скучных подробностей его экономических идей и т.д. )

В общем, спектакль прекрасен, всем рекомендую.

0

Галерея