Киноафиша Москвы

Фильм «Конец прекрасной эпохи»

(2015, Россия)
7.0
оценить
0:00 / 0:00
0:00

Конец прекрасной эпохи

Конец прекрасной эпохи (фильм о фильме)

Смотреть трейлер
  • 16+ 1 час 35 минут
  • жанр
    Трагикомедия
  • Дата выхода в России:

Ретро Станислава Говорухина по мотивам «Компромисса» Довлатова

Экранизация «Компромисса» Сергея Довлатова — история про журналиста и писателя Андрея Лентулова, переехавшего в Таллин, и его жизнь, полную полезной и не очень борьбы с системой, редактором и собственными вредными привычками.

Режиссер фильма «Конец прекрасной эпохи»

82 года Фильмов: 38 Cпектаклей: 2

Актер, режиссер театра и кино, писатель, художник, политик. В кино снимался с начала восьмидесятых годов. В качестве актера работал с такими режиссерами, как Кира Муратова («Среди серых камней»), Георгий Данелия («Орел и решка»), Петр Тодоровский (Анкор, еще анкор»), Сергей Соловьев («Асса»). Также сыграл небольшие роли в двух своих режиссерских работах: «Благословите женщину» и «Не хлебом единым». Главные же его режиссерские работы — фильм «Вертикаль» и многосерийный телевизионный фильм «Место встречи изменить нельзя».

Рецензия «Афиши» на фильм

Фото Станислав Зельвенский
отзывы:
1176
оценок:
807
рейтинг:
18263
5

Близкая к тексту экранизация довлатовского «Компромисса»

Ленинград, 1965 год, журналиста и начинающего писателя Андрея Лентулова (Колесников) увольняют из газеты, приятель зовет его в Таллин, где нравы несколько мягче, и Лентулов устраивается в центральное русскоязычное издание.

Удивительное дело: первую в истории экранизацию Довлатова (если не считать своеобразную постперестроечную комедию с элементами «Зоны») сделал не кто-нибудь, а Станислав Говорухин в 2015 году на государственные — довольно, очевидно, скромные — деньги. В основе фильма, естественно, сборник «Компромисс», модифицированный Говорухиным минимально. Все диалоги — довлатовские, благо прямой речи у него более чем достаточно, сюжет чуть-чуть распрямлен, чтобы были начало и конец, что-то, конечно, не влезло, что-то по мелочи (отдельные реплики, пара эпизодических персонажей, скажем, милиционер Гармаша) взято из других книг — одним словом, в сценарном смысле работа по преимуществу редакторская и очень уважительная к материалу.

Удивительное дело номер два: это вполне пристойное кино. Фильм никоим образом не значительный, второстепенный — и, в общем-то, не очень понятно, зачем его смотреть. Но «Конец прекрасной эпохи» не вызывает и доли того ужаса, к которому заранее готовит себя человек, выросший на Довлатове. Может быть, дело как раз в том, что Говорухин на Довлатове не рос (скорее уж наоборот), от петербургских мифов далек, никакого священного трепета — первая, повторим, экранизация — не испытывал и манифест не готовил: взял хорошую книжку, поставил, пошел дальше.

Франтоватый красавец в роли довлатовского лирического героя поначалу несколько обескураживает — но есть подозрение, что двухметровый армянин с бородой вызвал бы куда больше вопросов. 32-летний сериальный актер Иван Колесников хорошо смотрится на экране и вполне вписывается в заданный режиссером образ — не ленинградского рефлексирующего гения, неряхи и алкоголика, а персонажа из фильмов Хуциева, молодого повесы, который выпить, конечно, может, но по ночам печатает в своей мансарде в идеально отутюженной белоснежной рубашке. Ключевое довлатовское качество — ироничную сдержанность, северный стоицизм — Колесников при этом передает даже чересчур старательно: порой он выглядит просто апатичным наблюдателем собственных приключений.

Прозрачное, стерильное черно-белое изображение вроде бы дешевый, но безотказный способ навести разом и ретро, и красоту. Из-за вечно статичной камеры и того, что почти все действие происходит в интерьерах, фильм немного отдает телевидением, но в этом есть и определенное скромное изящество. Оператор, впрочем, непрост и все время норовит снимать то с нижних ракурсов, то с каких-то экспрессионистских углов — бог знает зачем, но иногда, опять же, получается красиво.

Кастинг и вовсе хороший: Светлане Ходченковой в небольшой роли возлюбленной героя разгуляться особенно негде (вина скорее Довлатова, чем Говорухина), но редактор Туронок подходящий, фотограф Жбанков — отличный, все эстонцы вообще прекрасные. Ненадолго появляется даже Лембит Ульфсак в роли врача (поскольку в новелле про роддом речь идет о Лембите, режиссер позволяет себе слегка инфантильную внутреннюю шутку). Буша в фильме, к сожалению, нет.

Идеологически все предельно ясно уже по одолженному у Бродского названию: под закончившейся прекрасной эпохой Говорухин понимает оттепель. На всякий случай фильм объясняет это первым делом: хроникальные кадры фиксируют оттепельную мечту в ее апогее — Гагарин, черная икра на полках, Ахмадулина, комиссары в пыльных шлемах, Жерар Филип в Москве, парус, порвали парус. Монтаж заканчивается истерикой Хрущева на выставке в Манеже (а действие начинается в 1965-м, но быстро перескакивает в 1969-й). И, конечно, это подмена. Ни Бродский, ни тем более Довлатов не были шестидесятниками, и «Компромисс», хроника глубокого застоя 70-х, никаким образом не ностальгирует по «Июльскому дождю» и Феллини на ММКФ. Но в исполнении человека, который в 1966-м дебютировал фильмом «Вертикаль», это небольшое жульничество можно как минимум понять.

Вообще то, как проводники официальной идеологии — Минкульт, Первый канал и так далее — вслед за советскими мифами прибирают к рукам антисоветские, достойно внимания. «Оттепель», «спасибо, что живой», Бродский, теперь Довлатов. По-видимому, все это должно сплавиться в некую причудливую национальную идею, монолит избирательной памяти: мы забудем все плохое и запомним все хорошее. И, конечно, чисто по-человечески неприятно. С другой стороны, и Высоцкого, и Бродского, и Довлатова десятилетиями присваивали себе люди, имеющие на это не сильно больше оснований, чем министр Мединский, и большого вреда от этого никому нет. Как и от того, что доверенное лицо Путина при спонсорстве «Газпрома» экранизирует «Компромисс»: про Говорухина можно говорить что угодно, но в свои 80 он живой человек, не потерявший профессию и уж про компромиссы, надо думать, знающий куда больше многих.

14

Отзывы пользователей о фильме «Конец прекрасной эпохи»

Фото Sergey Rutenberg
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
18
5

Рафинированные черно-белые кадры в стилистике итальянского неореализма рисуют идиллические картины минувшей эпохи. Эпохи, в которой сам Довлатов никогда не жил. Белоснежные накрахмаленные сорочки и галстуки-селедки, в которые режиссер облачил главного героя, имеют такое же далекое отношение к автору бессмертного «Компромисса», как и сам фильм к повести. То, как предлагает увидеть довлатовский мир Говорухин, более напоминает ностальгирующий взгляд на собственную молодость в розовых тонах: черно-белые воспоминания о длинноногих секретаршах редакторов в коротеньких юбках, пышные интерьеры квартир интеллигенции, блеск столичных ресторанов.
Во все это благолепие чудесно вписываются герои говорухинского Компромисса: яркие, красивые, идеальные, ровно такие, какими Довлатов их сам не видел, как не видел таковым и себя. В фильме же он представлен молодым, безукоризненным в стиле сердцеедом, который даже пропуская рюмочку с утра, смотрится скорее героем фильма «Брак по-итальянски» Доменико Сорвано, чем страдающим от неудач, рефлексирующим литератором. В тех же тонах рисуется и его мироустройство: уволился из одной редакции (по неизвестной причине, но уходил явно без обид , и провожали его со слезой во взгляде), тут же устроился в республиканскую многотиражку (без особых хлопот), дела идут явно в гору, ответственные редакционные задания - тому свидетельство, на личном фронте все блестяще - всепрощающая красавица подруга из редакции.
На этом фоне пьянство в каждом кадре смотрится блажью от тоски заевшегося повесы. Да и само это пьянство выведено не как следствие добровольного остракизма, а как некая форма сибаритства. Ощущение лоска не покидает в каждом кадре, даже сцены похмелья носят романтически-приподнятый характер. Литературы же и драмы, связаной с ней, в фильме как раз ничтожно мало. Совершенно не очевидно терзание главного героя, литератора в нем не наблюдается.
Главным качеством характера героя Довлатова является его фирменная отстраненность от происходящего, отстраненность наблюдателя, но в фильме она носит столь гротескный характер, что выглядит формой аутизма. Герой на себя поглядывает со стороны и собой будто бы не управляет, а скорее даже любуется. Все это создает странное ощущение.
На фоне произведения Довлатова увиденное на экране кажется не то чтобы не точным, а намерено искаженным. Говорухин ударил по Довлатову тем же оружием, которое губило его всю его жизнь, не давало ему быть напечатанным, - цензурой. Режиссер подверг ей созданное произведение и показал совсем недовлатовское восприятие жизни. Восприятие, в котором перестает быть очевидной вся абсурдность происходящего, тот самый пресловутый компромисс, на который ему (Довлатову) приходилось идти. По сути этим искажением режиссер вступает в конфронтанцию с автором, он опровергает пафос драмы Довлатова, как бы говоря: «Все у тебя имеется. Хочешь творить - твори. Какого еще рожна тебе надо? Надо чуть подвинуться - подвинься, и тебя пропустят, напечатают". Пожалуй, режиссер высказался голосом героя Ульфсака, который считал необходимым для литератора умение пролезть в щель между совестью и подлостью. Похоже видному общественному деятелю, народному фронтовику с высоты его опыта невдомек, как можно не пойти на сделку с совестью ради достижения цели. Думаю, это и стало причиной создания образа героя слащавого, не обремененного раздумьями, практически "мажора", не вызывающего сострадания.
Карикатура на Жбанкова в исполнении кривляющегося Добронравова и отсутствие в экранизации Буша и Галины на этом фоне кажутся всего лишь досадным недоразумением.
Фильм оставил горестное чувство. Но горестное по-довлатовски. Абсурд жизни, которому он не переставал удивляться, сопровождает его и спустя 25 лет после смерти. Фильм о нем снял человек нисколько его не понявший...

18
Фото reginamarina
отзывы:
59
оценок:
61
рейтинг:
339
3

Неизвестный мне Иван Колесников похож на Жерара Филипа, Ходченкова похожа на Марину Влади. Оба бездарны как актеры и неприятны как персонажи. Колесников режет взгляд больше ввиду масштаба прототипа.

Заняв главными героями три четверти картины, и здорово испортив этим общее впечатление оставшуюся часть режиссер отдает баббетам, мини-юбкам,телефонным будкам, рюмочным, КГБ и прочим приметам времени. Словно археолог, чудом обладающий рукописью современника, Говорухин предпочитает восстанавливать эпоху по черепкам.

В общем-то "Конец прекрасной эпохи" не про Довлатова, и даже не про СССР. Он про молодость режиссера: стройные девичьи ноги, запрещенные книги, маленький двойной, Битлз и, конечно, про кино.

Фильм про шестидесятые снят в стилистике шестидесятых: крупные планы, контрастный свет. Андрей Лентулов в безупречно сидящем пиджаке (уж точно не с плеча Шаблинского), кажется вот-вот обернется Электроном Евдокимовым, а надев плащ превратится в Хамфри Богарта. Девушки, танцующие на вечеринке явно сбежали откуда-то из картин "новой волны".

И все же, все же этого мало. Пусть одежда сидит идеально, герои спотыкаются о текст.
Пусть второстепенные персонажи (Жбанков, Тийна Кару, Линда Пейпс) чудесны,
но это чужие режиссеру люди, и в его воспоминаниях они неуместны. Я не буду рекомендовать этот фильм: он не развлечет, не взволнует, не добавит размышлений. Читайте Довлатова. Любите кино.

9
Фото Андрей Лагунов
отзывы:
40
оценок:
40
рейтинг:
529
7

Ностальгия о советской молодости

Не мог не сходить на фильм Говорухина. Да ещё по мотивам Довлатова.
Вышло именно весьма "по мотивам". Довлатова там осталось слишком мало.

В трелейре фильма была видна очень красивая и эстетичная картинка. Посмотрев весь фильм могу потвердить, что такая картинка присутствует везде, на всём протяжении картины.
Несколько огорчает, что во всех наших последних отечественных фильмах, которые пытаются на что-то претендовать (и слава Богу, что пытаются!), оператор и режиссёр слишком увлекаются этим эстетством кадра и из-за этого он становится довольно вычурным и неживым. Хотя смотреть это очень приятно и красиво, но скучновато.

Сам сюжет такой же приятно эстетичный. Исчезла вся Довлатовская жизненная курьёзность. Как уже написал в начале, Довлатова там почти не осталось. Главный герой гламурен, приятен и хорош, но опять-таки слишком эстетичен и лёгок для Довлатова. Я бы сказал даже глуповат.
В кульминации фильма - рассказ про Линду Пейпс и 400-тысячного новорождённого таллинца. Тут порадовал актёр Фёдор Добронравов в роли пьющего фотографа. За его игру огромное ему спасибо) Он очень оживил эту чёрно-белую историю.
Жаль, что напрочь исчезла история про Буша, которая, что называется, идёт "красной линией" через весь сюжет книги.
Остальное в сюжете - ностальгия по советским временам молодости. Как было всё просто-непросто, но так прекрасно.

Непонятно откуда взялась в сюжете героиня Светланы Ходченковой... В "Компромиссе" не было таковой.
Видимо, для того, чтобы напоминать главному герою своим задумчивым и зовущим женским взглядом, что не всё в жизни так легко, как ему кажется и создавать для него диатектику выбора.
А то если её не было в сюжете, то жизнь Лентулова была, действительно, беззаботна и прекрасна. Как и положено ей быть у молодого человека: вино, кафе-ресторанчики и девушки.
А так, кто-то время от времени капает на мозг и взгляд Лентулова сразу взрослеет.

Подводя итог впечатлению, могу сказать, что фильм очень неплох - твёрдая "четвёрочка".
Если кто-то из неслышавших про книги Довлатова (тот же "Компромисс") решит прочесть его - я думаю, это будет замечательный итог для этого простого и ненавязчивого фильма.

В любом случае, я не пожалел, что сходил на это фильм, потому, что у меня образовался нежданный выходной. Когда выяснилось, что сегодня я опоздал на автобус, который увёз нашу съёмочную группу в "прекрасное съёмочное далёко"...

6
Фото Павел Лягин
отзывы:
100
оценок:
185
рейтинг:
247
7

Красивая атмосферная картинка. Старая страна. Советская Прибалтика. Люди с красивым акцентом (а-ля много ингеборг)))
Главный герой (типа сам Довлатов), слабохарактерный безвольный бухальщик-журналист, с талантами на рукописи и романы, которые попадают в "запрещёнку". Живёт, ведёт аморальное советское поведение, портит секретарей райкомов))
Получает ряд заданий от редакции, которые с водкой, селёдкой и Федей Добронравовым-штатным фотографом - пьют, работают, опять же сношаются (слава Богу не друг с другом)).
Кино про то, как тяжело одаренному писателю слоняться и быть непризнанным и непонятым о жестокие серые принципы и идеи советского тоталитаризма. Кино завершается также безыдейно, как и начинается. Просто показан небольшой этап жизни одного человека. Думаю, если бы дали больше денег Говорухину, снял бы серий 15-20.
Но в это во всё веришь! В отличие от просмотренного в субботу Марсианина )
И я в очередной раз убедился, что для кино - 1,5 часа прекрасный хронометраж )

3
Фото Dmitriy D
отзывы:
8
оценок:
8
рейтинг:
24
5

«Национальное достояние»
Про этот фильм на улицах не видно билбордов, а по телевизору, который я не смотрю, не показывают рекламы. Но упоминания имени Довлатова было достаточно. Только сколько людей в нашей стране читали Довлатова? Книжки его издаются тиражами – ну три тысячи экземпляров, ну пять. Моя дочь, начинающая «видеоблоггерша», за каждый свой ролик на Ютубе, посвященный таким насущным темам как «что в моем школьном рюкзаке» или «планы на лето», собирает по три - четыре тысячи просмотров…

Фотографий Довлатова известно не очень много. Возможно, потому, что сам себя он описывал вовсе не как мужчина-красавец, похожий на киноактера, возможно поэтому и не очень любил фотографироваться. Ну и пил, кажется, частенько. Свежих рубашек и костюмов было у него, по всей видимости, не очень много. Фотографы любят приличных, причесанных, счастливо выглядящих людей. Довлатов же, как и сам признавался, как описано в том самом «Компромиссе», по которому и поставлен фильм, мечтал «хотя бы день пожить без мыслей, без забот и тоски». Те же фотографии Довлатова, что доступны для обозрения, показывают, что он не похож на Грегори Пека, с которым его сравнивает Эви…

Уместить в девяносто шесть минут экранного времени несколько «компромиссов» - задача непростая. Растянуть бы фильм на несколько серий, да показать в прайм-тайм. Заменить не только троллейбусы и автомобили на музейные экземпляры тех времен, но еще и женское белье, например. Героиня Светланы Ходченковой носит прекрасный пеньюар – кто мог позволить себе такой в СССР в 1969 года? Жены и любовницы космонавтов, хоккеистов, и фигуристки, чемпионки Олимпийских игр. Фотограф Жбанков снимает Лейкой, хотя «настоящий Жбанков» снимал вовсе не «Лейкой», поскольку, хотя «фотокорам раздали японские камеры, стоимостью чуть ли не пять тысяч, Жбанкову японской камеры не досталось. «Все равно пропьет,» - заявил редактор. Жбанков фотографировал аппаратом «Смена» за девять рублей. Носил его в кармане, футляр был потерян».

Фильм получился средненький. Хотя несколько характеров вполне удались. Из актерских работ выделю Ходченкову. Она очень точно сыграла женскую тоску в то время, когда мужики или пили, или скитались в поисках лучшей доли, или просто пользовались тем, что рожать все-таки не им.

96 минут экранного времени… Если вы читали Довлатова, то сходите, сверьте ваши образы с экранными. Если не читали, то сможете за полтора часа обрести обманчивое чувство того, что СССР образца конца шестидесятых было хотя бы сколько-нибудь прекрасной эпохой…

3

Галерея

Информация от прокатчика

Информация предоставлена компанией «Люксор»

Молодому журналисту и писателю Андрею Лентулову, известному прямотой своих взглядов, свободой мысли и дерзостью суждений, предлагают переехать из Питера в Таллин, чтобы работать в местной газете. Там Андрей с головой уходит в полный противоречий роман с редактором Мариной, бесконечные случайные связи, но что самое главное — яростное сопротивление системе. Какой была борьба бунтаря, любимца женщин и «самого аморального сотрудника» против жесточайшей цензуры, слежки и ханжества и кто в ней победил? «Конец прекрасной эпохи» — новая картина Станислава Говорухина, снятая по мотивам биографической повести Сергея Довлатова «Компромисс», рассказывает про эпоху, в которую творили, несмотря на запреты, занимались сексом, которого «не было», и боролись за право быть услышанными вопреки повсеместному контролю. Эпоху, конца которой боялись и ждали… Эпоху, которая, несмотря ни на что, оставалась прекрасной.