Киноафиша Москвы

Фильм «Рыцарь кубков»

Knight of Cups (2015, США)

0
0:00 / 0:00
0:00

Рыцарь кубков

Смотреть трейлер
  • 18+ 1 час 58 минут
  • жанр
    Мелодрама
  • Дата выхода:

Творческий кризис по Терренсу Малику

С тех пор, как Терренс Малик развил до сих пор удивляющий его старых поклонников темп (один фильм раз в два года), не исчезает ощущение, что с выхода «Древа жизни» он работает над одним и тем же грандиозным кинопроектом. «Рыцарь кубков» — новая глава, пронизанная символикой Таро история успешного сценариста в моральном кризисе. Со всеми традиционными для автора характеристиками: армия голливудских звезд, размытый размышлениями нарратив, солнечные блики на побережье.

Режиссер фильма «Рыцарь кубков»

74 года Фильмов: 9

Потомок иранских эмигрантов. Его отец был геологом, занимавшим высокую должность в нефтедобывающей компании, поэтому семья могла позволить себе Гарвард, в котором Малик изучал философию. Особенно его заинтересовало учение о бытии Мартина Хайдеггера, известного поэтичностью своих текстов. Такая же поэтичность присуща и фильмам Малика — впрочем, вместе с производственными трудностями. Его дебютное криминальное роуд-муви «Пустоши», почти полностью состоящее из крупных планов полевых растений (и отмеченное в Каннах за режиссуру), снимали три разных оператора. Монтаж (в фильмах Малика он, как правило, ассоциативный) второй картины, «Дни жатвы», занял у режиссера два года. После этого Малик замолчал, превратился в затворника и получил статус «Сэлинджера от кино». Его третьего фильма пришлось ждать 20 лет — но оно того стоило, возвращение вышло триумфальным: «Тонкая красная линия» с суперзвездным составом получила главный приз Берлинского фестиваля. А вот следующая картина («Новый Свет» про Джона Смита и Покахонтас) была уже не так ласково встречена критикой. Не менее противоречивые отзывы получило и «Древо жизни», что, однако, не помешало ему, во-первых, взять «Золотую пальмовую ветвь» в Каннах, во-вторых, ознаменовать собой окончательный переход Малика от традиционного нарратива в сторону бессюжетной поэтичности. Все новые фильмы разогнавшегося до космических скоростей режиссера («К чуду», «Песня за песней» и давно задуманное им кино об устройстве Вселенной «Путешествие времени») как будто бы написаны «белым стихом».

Отзывы пользователей о фильме «Рыцарь кубков»

Фото Юлия Тихомирова
отзывы:
227
оценок:
255
рейтинг:
426
3

Фильм стоит смотреть если вы осознанно идете на фестивальное кино, которое как высокая мода, где ты можешь позволить себе любой пришедший себе в голову эксперимент, благодаря тому статусу, который ты себе уже заработал, как и делают режиссер Малик и оператор Любецки, вопрос что с этим экспериментом делать далее. Это лишь некое произведение, которое им и останется. Тоесть эксперимент.
Фильм стоит смотреть если вам не хватает своих мыслей в собственной голове о том, в чем смысл? Куда идти? С кем идти? И вообще зачем все это нужно? Если и своих ползающих друзей в ней полно, то лучше не стоит. Выхода не найдете и впадете в полную тоску.
По сути если абстрагироваться от длины фильма, любованием в камеру на детали и предметы, то вся мысль произведения сокращается до выжимок, наводнивших соц. сети с кратким пояснением в чем смысл жизни, напечатанной в три строки.
P.S. как вывод не совсем поняла зачем выпускать его в широкий прокат, если это меценатство по приучению граждан к высокому, то как показывает практика вряд ли удастся сделать это в массах, а единицы уже или посмотрели, или найдут способ это сделать. Денег прокатчики на нем точно не заработают, хоть обвешай все афиши громкими именами участников сего действа.

Фото Artur Sumarokov
отзывы:
716
оценок:
2571
рейтинг:
913
7

Лос-Анджелес с картами

Очевидной тенденцией в мире большого Голливуда последних полутора лет является обращение к его корням, истокам, к постижению его истинной непредельной сущности, существующей на тонкой грани между явью и вымыслом, реальностью кинематографической и реальностью обыденной, а по сути - вневременной. Голливуд пытается понять сам себя, но все больше запутывается. И "Звездная карта" Кроненберга, и "Хичкок" с "Девушкой", и - частично - "Бердмен" Иньярриту(хотя тамошнее пространство много больше обычного высказывания на тему театра и актерствования), не говоря уже о готовящемся к выходу "Аве, Цезарь" братьев Коэнов - все эти фильмы в той или иной степени, но переосмысливают природу Голливуда, превращая его в место бесконечного кафкианского кошмара, в котором синематические творцы стали заложниками собственного искусства. Впрочем, с последней по счету крупной режиссерской работой Терренса Малика, "Рыцарем кубков" 2015 года, представленном в рамках Берлинале, все крайне относительно. С Маликом вообще все относительно, ибо, как ни пытайся встроить его в общепринятую канву, все будет не то, половинчато и отрывочно. И, хоть на первый взгляд кажется, что "Рыцарь кубков" продолжает линию острокритических выпадов в сторону Голливуда, увы, сие мнение ошибочно и поверхностно, хотя без едких уничижительных плевков и издевательски эффектных комментариев в сторону нынешней лос-анджелесской праздной знати Малик не обошелся совсем, но без излишнего зацикливания.
Завершающий неформальную трилогию о бытие, начатую еще в 2010 году "Древом жизни", в 2012 году продолженную "К чуду", "Рыцарь кубков", в отличии от тех двух картин цикла, даже не пытается иметь видимую сюжетную структуру, хотя сама история главного героя со множеством ответвлений все равно вырисовывается более-менее конкретно. Начав высчитывать логарифмической линейкой перпендикуляры нарратива, зрителя ожидает самая, пожалуй, доступная из всех Истин противоречивого Малика. Сценарист Рик, утративший вдохновение и вкус к жизни, на всем протяжении лишенного любых всплесков осознанной драматургии повествования блуждает по Лос-Анджелесу, кружится в медленном танце рефлексии на фоне веселящейся публики, кричащей гламуром голливудской знати, для которой он свой, но фактически уже чужой, далекий, иноприродный. Но блеск и нищета голливудских кинокуртизанок меркнут перед личной историей самого Рика, которую Малик рассказывает намеками. Рик - это муж, разлюбивший свою жену и полный несусветной апатии вообще ко всяким женщинам(Рик и Женщины в картине ловко рифмуются с аналогичной расстановкой в "Сладкой жизни" Феллини, более претенциозной вариацией которого и является отчасти "Рыцарь кубков"). Рик - все равно что Мерсо из "Постороннего" Камю, встроенный в современную систему координат большого Голливуда, который предстает в своем китчевом лоске и выхолощенной пустоте. Глянец буквально слепит глаза, искусственность, вычурность и манерность побеждают все и всех. Долина Кукол становится Долиной Смерти, и Рик фактически обречен или на погибель, или на бунт. Но первое Маликом лишь только предполагается, а второе - невозможно. Рик плывет по жизни да и только. Он - наблюдатель, не вмешивающийся в большую игру; он лишь ждет воли свыше, сбывшихся предсказаний, неутраченных надежд. Но с той же высокой степенью уверенности можно трактовать все происходящее в "Рыцаре кубков" и как плод невоплощенного на бумагу воображения самого Рика, как его тягучий кинематографический сон, который длится ровно столько, сколь пожелает сам исписавшийся сценарист, творящий в своем пограничном разуме словно Бог, лишенный божественной сущности - Человек-миф, помещенный в бессмысленный по сути своей мир архетипических мифов Голливуда. Рик и сам режиссер, который предпочел свой творческий уют большой суете, становятся пресущественными Отцом и Сыном, создающим на экране собственную субъективную реальность, в которую зритель должен просто поверить, отменив и подменив любые реальные контексты, не интересующие Малика ввиду своей очевидной прозаичности. Прозу жизни режиссер заменяет ритмической поэзией кадра, изысканным монтажным рисунком, философической всеохватностью.
Вообще, характерная для Малика стилистика остановившегося времени, приправленная вербализацией "правильных", морализирующих авторских тезисов, оборачивающихся в ряде случаев прямолинейным морализаторством в полном же отсутствии зримого нарратива и эдакой струящейся визуальной многослойной и многословной декларативностью(Малик-Пророк и Малик-эстет едины в своем лике с наступлением нулевых, хотя с темой Платона он, допустим, чересчур переборщил, буквально ткнув зрителей в одну из основных философских твердынь, на которых стоит его фильм), в "Рыцаре кубков"(а таковым является сам Рик) достигает своего апогея, красота запечатленного момента неслучайным Любецки сосуществует с красотой зрелой умозрительной авторской мысли, которая движет всем в фильме, но при этом в картине четко соблюдено единство времени и действия. За пределы Лос-Анджелеса Рик почти не выходит. Малик намеренно делает хронотопическое пространство замкнутым, превращая Город Грез в Город Слез - невыплаканных, невыстраданных, невысказанных, откуда, покуда не придет Знание, невозможно будет выйти, покинуть пределы собственной экзистенциальной ловушки, в которую Рик загнал себя сам, пресытившись, но не пожелав искать что-то новое, неизведанное.
Рик - это старший брат, ненавидящий младшего. Сын, который боится собственного отца, истово служащего Богу. Сызнова рефренизируя темы религии, "Рыцарь кубков" из метафизической притчи, из которой жанрово расходятся волны семейной драмы и сатиры на поп-кинематограф, становится притчей религиозной. Рик - это Каин, близкий к тому, чтобы убить своего Авеля, и блудный сын, не желающий возвращаться в родной дом, ибо там, среди мельтешащих в своей бесконечности призраков прошлого, придется исправляться. Ну, или хотя бы попытаться. Однако сложно поддаться чужой воле того, кто ломает собственных детей, того, для кого вера это много больше чем смиренные молитвы и покаяние. Безжалостный Отец, в уста которого режиссер вкладывает легенду про юного египетского принца, забывшего самого себя и смысл своего существования - легенду-лейтмотив всей картины, бесспорно, склонен быть неправым, его жесткость привела к очевидному краху семьи, в которой нет более согласия, но Отец, по Малику, равен Богу, и отвергая Отца, его непутевые сыновья отвергают и самих себя, свою истинную сущность. Только вот младший по-прежнему обитает подле, тогда как старший предпочел предательски надеть маску, спрятаться на голливудском маскараде, до поры до времени не понимая, что прошлое его настигнет. Глубинный кризис личности Рика не решить уже просто вернувшись к началу, к питательному витальному естеству.

Фото D. Monroe
отзывы:
343
оценок:
343
рейтинг:
505
9

Сильное и духовное послание от живого "классика" американского кино

Не стоит вводить общих слов введения в эту картину, если вы не понимаете "творчество" режиссера Терренса Малика. Особый язык киноискусства, основанный на бликах, получувствах, мимолетных взглядах, сплетениях рук, и внутренних монологах, направленных в глубь человечества и его истории. Мотив с картами "таро", блуждающим героем в поисках "истины", его судьбоносных и мимолетных встречах, под невообразимую музыку и беспощадную камеру. Человек боится своих желаний, и не знает своего истинного предназначения. Стоит надеется, что после очередного "шедевра" американского "затворника", хоть одно человеческое сердце в мире - и успокоиться.

Фото Владимир Мишин
отзывы:
152
оценок:
156
рейтинг:
31
7

Вообще фильмы Малика я не особо люблю, но этот скорее мне понравился. Хотя повествование и несколько затянуто, от него не устаешь, оно привлекает и затягивает. Причем в этом велика заслуга оператора и актеров, которые вместе создали потрясающую картинку. В целом - посмотреть стоит, хотя не факт что фильм понравится - уж очень он неоднозначный.

Фото GeniusCiniphile Иванов
отзывы:
15
оценок:
15
рейтинг:
7
9

Если честно, я не люблю "нового" Малика. Я фанат "Пустошей". И считал, что "новый" Малик - интеллектуальная деградация, но после "Рыцаря" я понял насколько ошибался. Этот фильм-чистая поэзия, тонкость, он течёт и ты будто попадаешь в это течение. Это прекрасно!

Оператор фильма «Рыцарь кубков»

Фотография Эмманюэль Любецки

53 года

Фильмов: 27

Эмманюэль Любецки
Несмотря на восточноевропейскую фамилию, Любецки (друзья называют его Чиво — Козлик) — мексиканец из еврейской семьи. Родители имели отношения к актерству, продюсированию и психоанализу, а бабушка, сбежав из революционной России, поселилась в Мехико, где играла с мужем в театре на идише. Свою карьеру Чиво начал в местной киноиндустрии: снимал фильмы и сериалы. Его американским дебютом стала инди-драма «Двадцать долларов» про путешествие двадцатидолларовой купюры — такое же захватывающее путешествие на просторах американской киноиндустрии ожидало и самого Любецки. Он снимал для Майка Николса, Тима Бертона, Майкла Манна, братьев Коэн, Мартина Скорсезе, Алехандро Гонсалеса Иньярриту, но больше всего для Терренса Малика и особенно для Альфонсо Куарона (с Куароном они дружны еще со времен мексиканской киношколы — а в фильме «Дитя человеческое» придумали невероятную сцену погони с участием ноги Клайва Оуэна, автомобильной двери и мотоциклиста). Известен своей любовью к стедикаму, длинным планам, широкоугольной оптике и естественному освещению. Первый оператор, получивший подряд три «Оскара» (за «Гравитацию», «Бердмэна» и «Выжившего»), а также попавший на обложку авторитетного журнала о кинобизнесе Variety.

Галерея

Информация от прокатчика

Информация предоставлена компанией «Централ Партнершип»

Сценарист Рик — раб голливудской системы. Слава и успех — его наркотик, пустота и бессмыслица — его реальность. Он живет иллюзиями, но стремится сбросить пелену и увидеть подлинный мир. Но для начала ему нужно разобраться в происходящих вокруг него странных событиях.

Встречайте новую «Афишу» Рассказываем о всех нововведениях Afisha.ru

Встречайте
новую «Афишу»

Ежедневно мы собираем главные городские
развлечения и рассказываем о них вам.

  • Что нового:

    В ба­зе «Афи­ши» сот­ни
    событий: спек­таклей, фильмов,
    выс­тавок и мы помогаем
    выбирать лучшие из них.

  • Что нового:

    У каждого события есть
    короткий приговор, помогающий определиться с выбором.

  • Что нового:

    Теперь найти сеансы в 3D
    или на языке оригинала
    с субтитрами еще проще.

  • Что нового:

    Не стойте в очереди,
    покупайте билеты онлайн!

  • Надеемся,
    вам понравится!

    Продолжить