Почему «Верность» Нигины Сайфуллаевой прорывная для русского кино картина (и дело не только в сексе)

28 октября 2019
Евгений Ткачёв
Редактор «Афиши»
28 октября 2019
В прокат выходит «Верность» Нигины Сайфуллаевой — шокирующая своей откровенностью мелодрама, которую показали на 30-м «Кинотавре». Редактор «Афиши» Евгений Ткачёв рассказывает, почему это один из главных русских фильмов года — и как его обделили главным призом на фестивале.

В этом году в программе «Кинотавра» встретились две картины, сделанные в жанрах, которые сейчас переживают, скажем так, идеологический кризис. Это романтическая комедия «Давай разведемся!» Анны Пармас и мелодрама «Верность» Нигины Сайфуллаевой. В связи с перераспределением гендерных ролей, изменением социальной повестки и нарастанием движения #MeToo в Голливуде не совсем понятно, как нынче снимать романтические комедии, особенно на фоне того, что их прежние клише и штампы жутко устарели и больше не работают (подробнее об этом можно, например, узнать из документалки «Ромком»).

Очевидно, жанр ожидает ревизия — собственно, переосмыслением ромкома и занимается Анна Пармас в «Давай разведемся!». Картина заканчивается хеппи-эндом, но не тем хеппи-эндом, который мы привыкли видеть в романтических комедиях. Согласно Пармас женщина в XXI веке может спокойно прожить без мужа, а мужчина не обязан быть добытчиком: он может посвятить себя уходу за детьми или стариками (что в пространстве фильма одно и то же). В «Верности» режиссерка Нигина Сайфуллаева вместе со своей сценаристкой Любовью Мульменко («Еще один год», «Комбинат «Надежда») тоже конструирует не совсем традиционную мелодраму. В центре ее — измена, но поданная совершенно нетипичным для этого жанра образом. Главная героиня Лена (Евгения Громова) подозревает мужа — театрального актера Сережу (Александр Паль) — в промискуитете, так как он слишком игриво переписывается в смартфоне со своей партнершей по спектаклю. Нафантазировав себе черт знает что, Лена импульсивно решает изменить супругу, но дело принимает совершенно неожиданный оборот.

Символично, что и в «Давай разведемся!», и в «Верности» главные героини работают гинекологами (Лена еще и акушер-гинеколог). Они способны заглянуть в самое нутро женщины (а Лена еще и ловко перевернуть ребенка в утробе), но в свою душу заглянуть не в состоянии. Чтобы разобраться в себе, им приходится либо пережить расставание с мужем, либо пойти на измену. Причем героиня Евгении Громовой своим поступком еще и открывает ящик Пандоры: измена в ее отношениях с мужем становится тем самым джинном, которого не загнать обратно в бутылку, — очень уж ее супруга сексуально взволновало то, что его возлюбленная может вести себя как ... [женщина с низким уровнем социальной ответственности].

Впрочем, несмотря на то, что обе картины — и «Давай разведемся!», и «Верность», — нетрадиционно подходят к жанру ромкома и мелодрамы, они очень по-разному сняты. В «Давай разведемся!» превалирует клиповая, этюдная, скетчевая драматургия (что неудивительно: Пармас до этого снимала социально-сатирическую передачу «Осторожно, модерн!» и клипы группы «Ленинград» — в том числе знаменитый «Экспонат»), там очень много всего происходит. «Верность» же, напротив, никуда не спешит. Ее главная сила — в максимально тактильных сценах. По степени откровенности они бьют даже «Сладкую жизнь» и «Содержанок», незизменных чемпионов в этом виде спорта — дальше только порно.

Во время показа у сидящей сзади нас известной актрисы постоянно что-то падало — как пошутил коллега, возможно, это была челюсть. Да что там, я сам просидел с отвисшей челюстью почти весь сеанс. У «Верности» высокая степень внутренней свободы — именно она, а не шокирующе откровенные сексуальные сцены заставляли зрителей в зале нервно хихикать, а журналистов на кинотаврской пресс-конференции спрашивать у Евгении Громовой, покажет ли она фильм своим родителям (Паль признался, что он боится показать его маме). Эта внутренняя свобода именно то, чего остро не хватает провинциальному отечественного кинематографу, — поэтому, а не благодаря эротике «Верность» прорывной фильм.

Конечно же, многие кинокритики ставили на то, что фильм Сайфуллаевой получит главный приз. Но в итоге он удостоился только диплома жюри — пожалуй, самой бесполезной награды в фестивальной номенклатуре. Очарованные киноязыком картины, журналисты, видимо, забыли о том, что кинематографисты не очень жалуют, когда другие кинематографисты заходят за ту грань, за которую они сами, возможно, не готовы зайти, но делают это не совсем идеально — в этом начинает видеться провокация.

Действительно, «Верность» хоть и прорывное, но неидеальное кино. Там есть к чему придраться. Расширяя границы допустимого в русском кино, фильм Сайфуллаевой, как, скажем, и «Стыд» с Майклом Фассбендером, концентрируется главным образом на физической близости, но жизнь не ограничивается одной только постелью. В этом смысле куда жизненнее другой фильм по сценарию Мульменко — «Еще один год» Оксаны Бычковой. Там тоже были (хоть и не настолько мощно снятые) сексуальные сцены между супругами, однако конфликт между ними — хипстеркой и бомбилой — был мировоззренческий. В «Верности» же он скорее физиологический: супруги более-менее из одной социальной страты, поэтому Лена страдает не от недопонимания, а от отсутствия секса с мужем. Хотя за отсутствием секса, конечно, тоже скрывается недопонимание, — но создатели фильма все равно главным триггером делают интимную близость.

У «Верности» интересный концепт, но сам фильм больше похож на конструктор: его интересно собирать, о нем интересно думать, но его не очень интересно проживать вместе с главными героями. Тем не менее это кино заслуживало награды — хотя бы за исследование женского тела и его желаний. Однако жюри предпочло отдать Гран-при тоже талантливому, но совсем не прорывному «Быку» Бориса Акопова.

«Бык» — еще один реквием по лихим 90-м, в котором режиссер в финале рифмует новогоднее телеобращение Бориса Ельцина «Я устал, я ухожу» с судьбой потерянного поколения. К слову, Акопов не первый, кто додумался до этого трюка: до него его уже провернула Аня Крайс в «Нашла коса на камень», за что тоже удостоилась главного приза омского кинофестиваля «Движение». Верность теме лихих 90-х и Ельцину среди молодых кинематографистов вещь, конечно, похвальная, но в дальнейшем, если честно, хотелось бы увидеть и другие формы верности.

Вечеринки на выходные в Москве и Петербурге: рейв от m_division и закрытие Ugly
Вечеринки на выходные в Москве и Петербурге: рейв от m_division и закрытие Ugly
Вечеринки на выходные в Москве и Петербурге: рейв от m_division и закрытие Ugly
Какие еще фильмы, помимо «1917», были сняты одним кадром (и даже одним дублем)
Какие еще фильмы, помимо «1917», были сняты одним кадром (и даже одним дублем)
Какие еще фильмы, помимо «1917», были сняты одним кадром (и даже одним дублем)
Возвращение на родину русского Моне: зачем ехать на выставку Константина Кузнецова в Нижний Новгород
Возвращение на родину русского Моне: зачем ехать на выставку Константина Кузнецова в Нижний Новгород
Возвращение на родину русского Моне: зачем ехать на выставку Константина Кузнецова в Нижний Новгород
Фестиваль «Небо: теория и практика»: чем заняться с детьми
Фестиваль «Небо: теория и практика»: чем заняться с детьми
Фестиваль «Небо: теория и практика»: чем заняться с детьми
Создайте уникальную страницу своего события на «Афише»
Это возможность рассказать о нем многомиллионной аудитории и увеличить посещаемость