Что пишут критики про «Юмориста», «Наркокурьера» и «Счастливого нового дня смерти»

5 марта 2019
Критики разбирают авторское высказывание Михаила Идова о противоборстве власти и шутов в «Юмористе», рассказывают о том, какой подтекст содержится в «Наркокурьере» Клинта Иствуда и о том, есть ли что-то помимо самоповторов в комедийном слэшере «Счастливого нового дня смерти».

«Юморист»

Максим Сухагузов, «Афиша Daily»:

«Вообще надо отдать должное режиссеру-дебютанту. Идов неожиданно в меньшей степени полагается на сценарные костыли (кроме разве что программного заявления к финалу, но и оно ловко подбивается инфернальным смехом) — это типичный сценарий режиссера под самого себя. В основном тут все сделано на уровне режиссуры — внятной и в то же время такой бархатной, как будто теплыми руками аккуратно работают холодным скальпелем, что уже в будущем может тянуть на режиссерский почерк.

Вполне себе живые, домашние и герметичные эпизоды соседствуют с двумя мощными центральными сценами, которые из горизонтальной истории отправляют героя в вертикальную плоскость.

Одна из них как раз про общение с космонавтом, которая решена как такой сакральный диалог практически с Богом о жизни и смерти. А вторая — в бане (бывшей церкви), где Аркадьев как раз напрямую сталкивается со смертью, при этом все за счет обстановки и ракурсов эффектно выставлено как древнеримская трагедия с предательством Цезаря».

 

Антон Долин, «Медуза»:

«К наступлению 2019 года Первый канал подготовил неожиданно наглую программу-пародию «Голубой Ургант». Бесстрашные молодые стендаперы Данила Поперечный и Илья Соболев, обычно не допускаемые до эфира на федеральных каналах, пришли на троллинг-шоу в костюмах а-ля 1980-е, были представлены как «сатирик» и «юморист». Они зачитали с эстрады монологи Михаила Задорнова и Яна Арлазорова, не поменяв там ни слова. По замыслу организаторов, эти давно устаревшие тексты должны были привести зрительный зал в состояние смеховой истерики — именно за счет своей затертости и искусственности. Трудно сказать, удался ли эксперимент в полной мере. Столкнувшись с совсем недавним прошлым отечественного юмора, публика отказалась узнавать себя вчерашних и искренне недоумевала: почему настолько несмешно?

«Юморист» показывает, как недалеко мы ушли от этого вчерашнего дня — или как стремительно, описав петлю, приближаемся к нему вновь.

И почему-то совсем неудивительным звучит на финальных титрах речитатив рэпера Фейса, всерьез озадаченного вопросами, которые так мучили Аркадьева. И ничего смешного в этом действительно нет».

 

Нина Цыркун, «Искусство кино»:

«Навык зрителя следовать по доходчиво обозначенному авторами сценария, режиссером и художником маршруту приводит к ожиданию трагического финала, когда мы видим, что, уезжая прислуживать по случаю дня рождения супруги высокопоставленного генерала, Борис забывает дома сумку, с которой всегда выходит на сцену. (Возможно, здесь намек на известный портфель Михаила Жванецкого, хотя Аркадьев, конечно, целиком вымышленный персонаж.) Трагедия и вправду случается, но Борис оказывается в ней не жертвой, а, напротив, кем-то вроде бога из машины, коннотируя поливалентность комбинаторики игры. Действие происходит в соответствующей травестированной обстановке — в отделанной мрамором многоярусной бане, перестроенной из бывшего храма. Видя, что Борис не пьет (он серьезно болен, ему нельзя), хозяин командует: «Шути давай!» — и порядком выведенный из себя за время сеанса ублажения юморист без стеснения выдает казарменные шутки насчет генераловой жены.

Пораженный в самое сердце неожиданным бунтом обслуги, которую высокий чин видит во всех нижестоящих, генерал падает замертво.

А авторы фильма прибегают еще к одной травестии, низведению кейса вниз по вертикали власти до пародии, инсценируя эпизод в виде имитации известной сцены смерти Сталина, многажды использованной в кинематографе (последний раз в одноименном комиксе Армандо Ианнуччи). Никто из приспешников не спешит на помощь. Они окружают труп, и кто-то замечает: «Обделался. Пусть уберут».

 

«Наркокурьер»

Станислав Зельвенский, «Афиша Daily»:

«Эрл — не такой динозавр, как Уолт Ковальски из «Торино», но около того. Он все время ворчит что‑то себе под нос про поганую молодежь, которая не отрывается от телефонов и не может дверь открыть без Google, и, например, без задней мысли пользуется лексикой, давно признанной расистской. Но он не мизантроп, он любит внимание, он приветлив — насколько может быть приветлив человек с лицом Клинта Иствуда. Он, наконец, недурно сохранился физически. Деталь, которая неизменно, вероятно, будет упоминаться в связи с этим фильмом: Иствуд даже не один, а два раза оставляет своего героя в постели сразу с двумя молодыми женщинами, которые, несомненно, получают за это деньги, но выглядят очень довольными.

Пусть это нелепо, смешно и, вероятно, предосудительно — но то, что Иствуд до последнего предпочитает троллить зрителя, а не трепать его ласково по головке, кажется чрезвычайно симпатичным.

Конечно, это ирония: только осел увидит здесь человека, который в сто лет зачем-то трясет своей вирильностью и бравирует архаическими представлениями о жизни».

 

Алиса Таежная, «The Village»:

«Примерно до середины фильма «Наркокурьер» и правда довольно увлекательный и психологически достоверный детектив о том, как обычный человек, по темпераменту перекати-поле, попадает в переплет к настоящим головорезам. Но как только начинаются исповедальные монологи и стенания об одиночестве, посыпание головы пеплом об утраченных возможностях и морализаторский финал с панчлайнами родственников (они, кстати, почти все до одного играют плохо) — дело труба.

Круто стартовавший детектив к финалу превращается в беззубую драму — главным образом о том, что близких надо ценить, пока они живы.

Посмотреть такое в конце трудного дня можно со спокойной совестью, но узнать режиссерскую руку Иствуда очень трудно: в его фильмографии почти каждый опыт успешнее этой премьеры».

 

Алексей Филиппов, kino-teatr.ru:

«Если вынести за скобки очевидный пожилой мейлгейз, «Наркокурьер» картина не такая простая, как кажется. Все последние ленты Иствуда про людей (не)героических профессий — американского снайпера, который перебил в Ираке рекордные 160 человек, спасая своих, героического пилота из «Чуда на Гудзоне» и других очень американских типажей.

Все они подернуты дымкой национального героизма, но вместе с тем всегда подсвечены сомнением.

Не возомнил ли себя мессией снайпер Крис Кайл, не обманулся ли гипер-профессионализмом пилот Чесли Салленберг. Многие герои Иствуда, выбирая между страной/долгом и семьей, предпочитают первое - и заставляют недвусмысленно страдать близких (Иствуд никогда не отводит камеру от этой жертвы). И тут режиссер не только репрезентует патриотический миф, но вольно или невольно критикует его, а в «Наркокурьере» даже провожает его на пенсию».

 

«Счастливого нового дня смерти»

Евгений Ткачёв, «Афиша»:

«С самого начала режиссер Кристофер Лэндон заявляет, что не будет изобретать велосипед заново, а будет следовать уже сложившейся концепции («День сурка» + «Крик»). Но поскольку он понимает, что на старом велике далеко не уедешь, то решает приделать к нему новые педали. Они не только крутятся быстрее (фильм стартует с места в карьер), но и набирают невиданные, по сравнению с первой частью, обороты. Лэндон начинает играть со своим очень метамодернистским каноном-конструктором — а за ориентир берет вторую часть «Назад в будущее» (о чем обязательно пошутят в картине).

Параллельная вселенная, альтернативный таймлайн — все это прекрасное поле для квазинаучных и кинематографических экспериментов.

В роли подопытной все так же выступает Три, однако в этот раз это уже не тинейджерская, а самая настоящая семейная драма (в другом измерении мать девушки жива)».

 

Денис Салтыков, RussoRosso:

«Если первая часть «Счастливого дня смерти» пародировала каноны слэшера, подавая их в сюжетной рамке «Дня сурка» (1993), то сиквел использует вторую часть «Назад в будущее» (1989) с ее идеей альтернативной временной реальности. Из-за этого смещения акцентов ключевая для оригинала линия с поиском убийцы отошла на второй план, а значит, и хоррор-компонент даже в пародийном виде свелся к еле заметному минимуму.

Это трудно назвать недостатком (есть много удачных продолжений, выдержанных в отличных от оригинала тонах), но «Счастливого нового дня смерти» все же производит ощущение недоделанного домашнего задания.

Пытаясь наделить события научно-фантастическим объяснением, режиссер и сценарист Кристофер Лэндон пропускает множество мелких деталей, без которых сценарий кажется небрежным».

 

Марат Шабаев, «Киноафиша»:

«Счастливого нового дня смерти» действительно дотошно повторяет концепт первой части, разве что немного по-другому тасуя персонажную колоду. С другой стороны, фильм Кристофера Лэндон никуда не двигается, а сам застревает в самоповторах и бесконечном замыливании главного приема. «Счастливого дня смерти» не был великим хитом или важной ступенью жанра, но зато очень бодро смешивал в себе драматизм «Дня сурка» и пародийную составляющую «Крика». Героиня Триш, попав во временную петлю, наконец-то смирилась с потерей матери, перестала пить и вести беспорядочный образ жизни. Сиквел снова тыкает ей в лицо уже решёнными проблемами, и самокопание начинается заново».

«Балабанов», «Клипмейкеры» и «Медея»: что смотреть на кинофестивале «Зимний»?
«Балабанов», «Клипмейкеры» и «Медея»: что смотреть на кинофестивале «Зимний»?
«Балабанов», «Клипмейкеры» и «Медея»: что смотреть на кинофестивале «Зимний»?
Пять книг Григория Остера, которые стоит прочитать современным детям
Пять книг Григория Остера, которые стоит прочитать современным детям
Пять книг Григория Остера, которые стоит прочитать современным детям
Хелена Бонэм-Картер высказалась в защиту Джонни Деппа и Джоан Роулинг
Хелена Бонэм-Картер высказалась в защиту Джонни Деппа и Джоан Роулинг
Хелена Бонэм-Картер высказалась в защиту Джонни Деппа и Джоан Роулинг
Топ-7: аквапарки и другие водные развлечения в Петербурге
Топ-7: аквапарки и другие водные развлечения в Петербурге
Топ-7: аквапарки и другие водные развлечения в Петербурге
Создайте уникальную страницу своего события на «Афише»
Это возможность рассказать о нем многомиллионной аудитории и увеличить посещаемость