Москва

Вампиры, бугимены и ведьмы: что смотреть с детьми на Хеллоуин?

Близится Хеллоуин, а, значит, настало время страшилок. Собрали несколько свежих подростковых ужастиков, которые, как нам кажется, хорошо репрезентуют темы, которыми одержимо «зумерское кино» (под зумерским кино мы имеем в виду фильмы про современных подростков, зумеров, которые снимают бумеры и миллениалы).
Евгений Ткачёв
30 октября 2020

комедия, ужасы

Издевательский сиквел нетфликсовского слешера

Спустя два года после резни, которая случилась в доме 12-летнего Коула (Джуда Льюис), парнишка вырос во фрустрированного юношу, который испытывает трудности в общении с противоположным полом (да и вообще со всеми). Никто не верит в то, что его няня Би (Самара Уивинг) и ее дружки, как и положено миллениалам, оказались сектантами-сатанистами, которые хотели принести мальчика в жертву дьяволу. Не верит даже помогавшая ему подруга Мелани (Эмили Элин Линд), которая зовет Коула поехать развлечься в каньоны с другими подростками. Тот соглашается, еще не зная, каким кошмаром эта поездка для него обернется. Если первая часть «Няни» была сделана по заветам «Хеллоуина», то вторая — уже «Терминатора», а точнее, его легендарного сиквела, «Судного дня», что, впрочем, неудивительно: режиссер МакДжи до этого снимал четвертого «Терминатора» — «Да придет спаситель». Вообще, в «Королеве проклятых» очень много шуток про сиквелы и прочего метаюмора (например, афроамериканец говорит, что он — постджордан-пиловский персонаж, поэтому его нельзя просто так взять и убить), который превращает картину совсем уж в балаган. Зумеры против миллениалов, зумеры и миллениалы против бумеров — и жутко похожий на Джона Коннора Коул против всех. Чтобы жизнь медом не казалась, тут еще появится и своя ювенильная Сара Коннор (Дженна Ортега), потому что girl power! А как без нее?

комедия, ужасы

Смешной и по большему счету детский сатирический хоррор про белых кровососов и дающих им отпор афроамериканцев

Каждому поколению — свои «Люди под лестницей». В остро нуждающемся в джентрификации Бронксе недвижимость начинает скупать европейская компания «Мурнау Пропертиз», которую представляют зловещего виде белые люди (а чтобы все стало совсем очевидно, на эмблеме компании красуется Влад Цепеш). Однажды темнокожий латиноамериканский паренек Мигель по прозвищу Маленький Мэр (Джейден Майкл) становится свидетелем того, как один из вампиров убивает местного гангстера, — и вместе с двумя закадычными афроамериканскими друзьями начинает копать под кровососов. Фильм Османи Родригеза напичкан пасхалками и отсылками к поп-культуре (один из героев читает «Жребий» Стивена Кинга, дети со взрослым смотрят «Блэйда»), а само название картины отсылает к другому культовому ужастику Уэса Крейвена — «Вампиру в Бруклине». Однако если в тех же «Людях под лестницей» рейгановская эпоха представала в образе лабиринта с белыми людоедами, то трамповская в новом фильме — как неблагополучный район, в котором белые сосут кровь из черных. Эта незатейливая метафора проходит насквозь через все повествование, словно кол в сердце вурдалака. Быть может, не все дети ее сразу считают, но для этого и существует пересмотр. Бывает, что пересматриваешь фильм, и становится ясно, что в свои 12 все понял правильно. А бывает, как в случае «Людей под лестницей», обнаруживаешь новые пласты. «Вампиры против Бронкса» тоже из такого кино.

фэнтези, комедия, семейный

Современная подростковая страшилка, которую Netflix хочет раскрутить на франшизу

Новый фильм ветеранки жанрового кино Рейчел Талалей («Кошмар на улице Вязов-6: Фредди мертв» и культовейшая «Танкистка»), которая редко снимает полнометражное кино — в основном разные модные сериалы (в том числе для Netflix). По сюжету травмированная в детстве бугименом темнокожая девушка Келли (Тамара Смарт) устраивается работать няней, но в первый же рабочий день ее подопечного малыша крадет некто Гран Гиньоль (Том Фелтон, вымахавший Драко Малфой из «Гарри Поттера»). Буквально тут же Келли узнает от бойкой бебиситтерши Лиз (Уна Лоренс), что существует целое подразделение нянь, которое борется с монстрами из шкафа, — и незамедлительно вступает в его ряды. Не успел выйти сиквел «Няни», как Netflix выпускает похожую картину, да еще и с прицелом на целую франшизу: это экранизация произведения из цикла писателя Джо Балларини, который сам же адаптировал свою книжку в сценарий. Надо отдать должное фильму: «Руководство для нянь» стартует резво и смотрится нескучно, однако выглядит настолько подчеркнуто прогрессивно, что за всем этим уже начинает мерещиться навязчивая декларативность. Инклюзивный набор героев. Гротескная girl power. Характерная для зумерского кино тема травмы — еще шаг, и это уже будет похоже не на фильм, а на психотерапевтический сеанс. Ну и когда бумерка снимает про зумеров, получается немного нелепо. Возможно, про зумеров должны снимать сами зумеры — тогда во всем этом появится какой-то свежий взгляд.

приключение, комедия, семейный

Роберт Земекис вновь берется за семейное кино

Уже вторая экранизация «Ведьм» Роальда Даля (первой была незабываемая страшилка Николаса Рога), отошедшая от книжки в вопросе расовой репрезентации (норвежцы заменены на афроамериканцев), но сохранившая дух и каноническую концовку оригинала. По сюжету в отель «Великолепный» заселяются темнокожая бабушка (Октавия Спенсер) и ее внук (Джазир Бруно), который страшно боится ведьм. Как назло, в гостинице в это время проходит слет ведьм, во время которого Самая Главная Ведьма (Энн Хэтэуэй) говорит, что изобрела способ, как извести всех детей на свете. Теперь мальчику предстоит расстроить ее планы, но миссия осложняется тем, что героиня Хэтэуэй превратила его самого и его друзей в мышей. В новой экранизации Роберт Земекис решил усилить мотив травмы, который был лишь обозначен у Даля: главный герой переживает не только скорбь, вызванную гибелью родителей в автоаварии, а самое настоящее ПТСР, потому что он был с отцом и матерью в той машине. Таким образом, Земекис хочет, чтобы каждый зритель понял, почему мальчик вырос во фрустрированную мышь, одержимую мыслью избавить мир от ведьм. Ну что же, такая трактовка допустима, только все же несколько смущает зацикленность зумерского кино на психологической травме — она встречается в каждом втором фильме, из-за чего складывается (быть может, обманчивое) впечатление, что растет дико травмированное поколение. После этого фильма, конечно, есть что обсудить с детьми.