СССР как Зазеркалье «Заповедника»

Константин Богомолов скрестил сказку Кэрролла и довлатовскую автобиографическую прозу, то есть отправил Алису в страну победившего социализма, а острослова Бориса в Страну чудес. Безвременье, иллюзии и надежды, тающие под аккомпанемент Пугачевой: «Жизнь невозможно повернуть назад». Однажды понимаешь, что речь идет про сегодня.

Как вам спектакль?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Елена Ковальская
Фото Елена Ковальская
отзывы: 876
оценки: 244
рейтинг: 989
9
Эпитафия брежневскому СССР

В «Табакерке» играют про страну, в которой убили время, и оно стало мстить: на часах всегда шесть и всегда время пить. Белый Заяц одет гэбэшником, на Соне стройотрядовка с надписью «Кулунда-72», а по телевизору показывают открытие Олимпиады-80. Константин Богомолов когда-то брался за «Алису в Стране чудес», подразумевая под страной СССР. Дело заладилось, когда он пошел обратным ходом: поставил «Заповедник», введя автобиографичной довлатовской ­прозе дозу кэрролловского абсурда. Довлатовские сюжеты и мотивы рифмуются с кэрролловскими, складываясь в головокружительно свободный театральный текст, который разыгрывают в сценографии мастера уплотненной застройки Ларисы Ломакиной. На мизерной сцене уместились квартира, хибара, крыша, с которой открывается панорама Ленинграда, и захолустное кафе, столики которого оказываются колесными парами, которые никуда не едут, потому что колея никуда не ведет. Самое захватывающее в спектакле — метаморфозы времени. Потерявший фамилию Борис такой-то и девушка Таня выбираются на крышу, куда выходит квартира знакомого художника, слово за слово — и вдруг время начинает пробуксовывать: писатель Рыба снова и снова несется к окну, чтобы покончить с собой, молодой Брежнев на огромном портрете старится на глазах и бродивший по крыше ангел с бумажными крыльями оборачивается дочкой Бориса и Татьяны. Десять лет жизни улеглись в десять сценических минут. Следующая сцена — уже развод. Борис едет на халтуру в Пушкинские Горы, и тут wonderland предстает во всем своем видовом разнообразии. Изнывающие без мужчин экскурсоводши, мужеподобная двуликая официантка, писатели и селяне, проговаривающиеся как кэрролловские персонажи и на равных пьющие — в красном углу установлен перегонный аппарат, и самогон течет белесой рекой. Между ними бродит призрак Пушкина, и этот призрак — единственное, в реаль­ности чего Борису такому-то не приходится сомневаться. Жена собралась в эми­грацию, и он уходит в запой, из которого выбирается на следующий день после ее отъезда. И тогда Белая Королева учит его жить в обратную сторону: он попы­тается догнать вчерашний день — судорожно крутит педали велосипеда, гребет на лодке по Неве, но выдыхается и сворачивается на сцене клубком, чтобы больше уже не шелохнуться. Из кэрролловского мира есть выход: нужно проснуться, из советского парка аттракционов выход прямо в смерть. Между тем страна, которой в «Табакерке» составили желчную эпитафию, продолжала жить и, в соответствии с законом Белой Королевы живя вперед, медленно проваливалась в прошлое. По этой причине сегодня с такой охотой играют в восьмидесятые. Эти спектакли выделяются не только тем, что актеры одеты с барахолки на плат­форме Марк. Герой восьмидесятых — умник, который пьет запоем, не согласен с положением вещей, во всем согласен с женой, но жить с ней все равно не может, и любит сво­их детей той же любовью, которой любят инопланетян; еще недавно казалось, что он застыл в своих восьмидесятых, как муха в янтаре. Сегодня он в разных своих обличьях — вампиловского Зилова, ивановского Служкина, поэта Рыжего — возвращается к жизни вместе с Олимпиадой, властью гэбэ, которая и сейчас «самая прогрессивная организация», и ощущением, описанным Довлатовым еще в 1983 году: «Безумие становится нормой. Норма вызывает ощущение чуда».

1
0
...
8 июня 2010

Лучшие отзывы о спектакле «Wonderland-80»

Фото egortut
Фото egortut
отзывы: 199
оценки: 267
рейтинг: 327
7

я не поклонник Довлатова и даже к стыду своему ни разу не читал. Думаю надо быть глубоко в теме или хотя бы жиь в то время, чтобы полностью оценить удачу или провал задумки режиссера, поэтому я смотрел просто как среднестатистический зритель-обыватель.

Много непонятных моментов, но и столько же удачных и сильных. Всеравно ПОЛНОГО морального удовлетворения не произошло. Выход перед началом спектакля режиссера не спас и заявление о "ненормативной лексике".

2
0
...
25 мая 2010
Фото Павел Лягин
Фото Павел Лягин
отзывы: 100
оценки: 185
рейтинг: 250
5

а сегодня случился просмотр. Ну что сказать - я опечален, ожидал большего, ожидал продуманной компиляции, так сказать пророщенной алисы в довлатове, а увидел только робкие несмелые попытки и за уши притянутые сходства, будто бы было 2 спектакля, и их искусственно сращивали, где-то монтаж прошёл хорошо, а где-то видны "швы".
Много водки, мат и ругань (правда это меня меньше всего смутило), но всё какое-то нелепое, нечёткое, не прочувствованное Довлатовым... Это было что угодно, но только не Заповедник!
Заповедник в чистом виде - это МХТ и Новый американец, там да, а тут... так, подобие чего-то.
Да, кстати...меня повергло в лёгкий шок и ужас...роль гэбешника Беляева исполнял.....Богомолов... и смешно и ужасно ((
На мой взгляд это такое неуважение к артисту...во-первых заменили Алексея Алексеевича не предупредив зрителя... вообще-то, если Артист болеет, спектакль отменяют или переносят. Да, это неприятно, но увиденное вместо Алексея Золотницкого - лично меня разочаровало ещё больше, чем отмена или перенос спектакля.
Естественно никто про это ранее не сказал. А Костя оказывается многостоночник.. может видимо заменить всех, так что.. если что с Розой Хайруллиной (не дай Бог!!!), Константин Юрьевич видимо на подхвате.

Ленская и Хайруллина просто умнички!!! Из парней - Ильин конечно же и Комашко Лёша! Ну и все остальные хорошо! К актёрам нет претензий. А вот Константин закопался и наворотил столько, что хотелось взять ножницы и отправить на монтаж и склейку... Но из нас двоих Богомолов режиссёр, он представил своё видение, свой взгляд на Довлатова, с элементами Кэролла. Я их не понял и не принял, вижу действо несколько не так.. но это как говорится мои личные сложности :)

- Не хрюкай, - сказала Алиса. - Выражай свои мысли как-нибудь по-другому! (с) :D

1
0
...
23 июня 2011
Фото Saya
Фото Saya
отзывы: 3
оценки: 69
рейтинг: 8
9

"Wonderland - 80", по-моему, спектакль абсолютно чудесный, эта тема детства и вечного детства очень важная, а ещё близкая такая, примеришь - сидит как влитая. Большая часть богомоловских спектаклей - что-то очень личное, но при том какое-то довольно универсальное личное, не думаю, что мне одной все эти его мучения были так знакомы и так же неразрешимы и бесконечны. И его прочтение "Алисы в стране чудес", возможно, вообще лучшее из мною встреченных, когда начало сна Алисы - рождение, падение в кроличью нору - раннее детство, где воспоминание стираются и мешаются, потом кажется, что пролетали мимо какие-то полки, книги, лица, стащила банку варенья - было написано: "апельсиновое". Потом уже чудеса, и детство, и счастье, и несчастье, и учительница - существо злое и загадочное, загадывающее неразрешимые загадки, тоже, конечно, чудесно-сказочное. И пробуждение - этот мгновенный переход во взрослость, резкое сдёргивание с глаз волшебной занавески, которая всегда раньше позволяла видеть в грязных и отвратительных брандашмыгах и прочих самогонных бормоглотах Брандашмыгов и Бармаглотов. И так становится противно, так хочется пелену обратно, что ничего и не остаётся кроме как сделать, чтоб от водки плыло в глазах и двоилось, а представляешь, что вернулась пелена - всё снова хорошо. И как прекратить это, а как - ещё страшнее - позволить новой жизни образоваться здесь, всё это видеть, жить, не имея иного выхода, чем продолжать порочный этот круг? И нет сил думать об этом даже, мама, помоги, мама.
Ну и кроме всей этой риторики, которой я вас так нещадно потчую, есть ещё у Богомолова отточенное режиссёрское мастерство, отчего с точки зрения эстетики, даже, пожалуй, эстетства, выходит тоже чудесно, глаз не оторвать: сцена, например, на части не поделена, но одновременно действие может происходить в трёх разных плоскостях, которые вдруг могут начать пересекаться. И в каждом движении, прикосновении к реквизиту нет случайности, всё обосновано не простейшей, но считываемой зрительной метафорой.
А об актёрах я вовсе ничего не говорю, потому что нет и не может быть к такому-то составу претензий.

1
0
...
27 октября 2010
Фото mumluk
Фото mumluk
отзывы: 19
оценки: 20
рейтинг: 30
9

Какой замечательный, какой прекрасный оказался спектакль! Готов даже сказать – превосходный, останавливает лишь то, что перехваливать при своей нынешней насмотренности не ахти как резонно. Но по сравнению с теми блистательными работами «Табакерки», которые я видел на этой сцене когда-то в былые времена, - это очень стоящая работа. Не из самых-самых, быть может, но на достаточно высоком уровне.

Когда решал, идти ли, не скрою – засомневался. Дело решило имя Дмитрия Куличкова на афише – артист хороший, и просто на него посмотреть – это уже оправдание для любого похода. К тому же режиссер – Константин Богомолов; я хоть в театр и не хожу, но прессу читаю – а о нем пишут. Ладно, пошел. И как доволен! Хотя нет, «доволен» - это не то совершенно слово, не та краска. В общем, это тот оказался спектакль, от которого правда сжимается временами сердце. И не жалко ни времени, ни денег. И хочется, чтобы зрители вместе хлопали в конце так, чтобы артисты раз десять даже на поклоны выходили.

Это по Довлатову. Саму книгу я читал довольно-таки давно и она, признаюсь, не произвела на меня должного впечатления, но спектакль вызывает главное: желание как минимум перечесть, а как максимум - взять вообще весь имеющийся на полке трехтомник и осилить его всего как-то разом. Потому что первое всё действие – это очень смешно. И на уровне выведенных типажей, и на уровне воплощения. СССР как страна тотального абсурда. Помимо Куличкова (главная роль) особого упоминания заслуживает Алексей Комашко, играющий писателя Стаса Потоцкого – с несомненной «любовью» выведенного Довлатовым образчика советского «передовика», о творчестве которого легко судить уже только по процитированным им финальным строкам пары его нетленных произведений. Симпатичная Анна Чиповская – девушка, оказывается, с весьма солидной, несмотря на лета, кинокарьерой…

Но! Олеся Ленская! Сердце мое вновь оказалось разбито - я такой красоты вблизи давно уже не видал… Губки жемчуг, а глазки коралл!.. Блин! Чудо, а не девушка, ее хоть в витрине выставлять надо, чтобы народ подходил и бесплатно любовался. Я искренне не понимаю, почему на нее не обрушилась до сих пор всероссийская слава. Хорошо, конечно, что она сама, наверное, умница, сторонится сериалов, но вот кино – неужто нам в кино не нужны такие красавицы?..

Так вот, а второе действие уже грустное навзрыд. Посмеялись – пришла пора и поплакать. Потому как жить в царстве абсурда – это, конечно, весело и в чем-то даже, бывает, легко и забавно, но если жить при этом здесь постоянно – как-то уже и почему-то вдруг не смешно. И очень точно и правильно здесь музыка и песни подобраны - той эпохи. Главный хит – Павел Ильин исполняет на баяне пугачевский «Айсберг». Только аплодисменты после такого хита отсутствуют – потому как так тошно становится от этой грусти и тоски, что куда уж тут еще и в ладоши хлопать… А еще «Земля в иллюминаторе» на полную громкость (и Яна Сексте в безумных прыжках, обреченной пляске…), и что-то еще, и еще… Вот как в «Грузе-200» - песни веселые, а жить почему-то не хочется. И главным лейтмотивом – такой повторяющийся мотив, как бы звук лопнувшей струны, такой унылый-унылый… И такое вдруг, от гэбиста: а тебе я бы советовал валить отсюда, покуда выпускают… И такая тишина…

Как я понимаю, за прошедшие от премьеры полтора года спектакль заметно сократили – во всяком случае, шел он на 20 минут меньше, чем было заявлено в программке. И не знаю, каким он был – но стал сейчас просто прекрасным. Не скажу, что лучшим из лучших, но вот я вышел из него, ехал в метро, дошел до дома – и мне все хотелось о нем, о таком вот спектакле, кому-то тут же, сразу и быстро, рассказать. Что есть вот такой - «Wonderland-80», на улице Чаплыгина, где я так давно не был, и куда так приятно было снова вернуться и уйти оттуда неразочарованным.

0
0
...
17 декабря 2011
Фото Are
Фото Are
отзывы: 25
оценки: 26
рейтинг: 55
7

В интернете полно заявлений "пора валить".
Вернулись настроения 80-х, а с ними проза Довлатова: в этой стране нечего делать, из нее надо уезжать.
Но если у Довлатова в его автобиографической прозе ("Заповедник") понятный вектор: "Вон из Москвы!", из страны -- на Запад. То у Богомолова вектора нет.
Режиссер скрестил Довлатова с "Алисой" Кэрролла, и мы оказались в стране, из которой не убежать, потому что в ней продолжается бесконечное чаепитие (только вместо чая пьют водку) и время сломано: никто никуда не едет, ничего не начинается и не заканчивается. Хармсовский вопрос сумасшедшей учительницы подчеркнут дальнейшим абсурдом: хливкими шарьками и прочими бармаглотами. Общая бессмыслица усугубляется писателем, который постоянно собирается покончить с собой и все никак не упадет (опять-таки точно вываливающиеся старухи).
Два важных вопроса русской жизни поставлены в этом небольшом спектакле на студийной сцене. Во-первых, еврейский вопрос. Евреи -- и русские, разные нации -- и похожие, евреям завидуют -- и раздражаются ими, еврей -- не-еврей, уезжать -- не уезжать. И героя-еврея играет артист с совершенно русской внешностью, словно подчеркивая, что и разницы-то уже особой нет между национальностями среди "единой общности, именуемой "советский народ".
Во-вторых, вопрос "что делать?" Делать нечего, потому что что бы ты ни делал, все заканчивается водкой. Какие там Псковские дали, фотография или Олимпиада. "Треугольник будет выпит, будь он круг, ядрена вошь!"
И гэбэшник мрачно говорит, что делать нечего. Все так и будет. И никак иначе. Ну нет в стране времени. И пространства нет. Какие могут быть дали!
И бродит Пушкин, живее всех живых. Потому что свет -- он то ли тот, то ли этот. Да все равно, какой.
Слава Богу, третий вопрос: "Кто виноват?" -- здесь не задан. Потому что не к кому его обращать. Те, кто виноват, уже померли, и спросить не с кого.
И поэтому все постоянно играют в королевский крокет. Сами с собой.
Потому что на часах все время 6.
Как ни меняй часовые пояса.
И грустный ангел Яны Сексте смотрит с пьедестала -- памятник бесконечному детству.

Очень грустная и очень современная постановка. Только некоторая незаконченность имеется. Может, это даже и хорошо. А то совсем как-то безЫсходно получилось бы.

0
0
...
3 октября 2011