Киноафиша Москвы

Фильм «Кислота»

(2018, Россия)

0:00 / 0:00
0:00

Кислота — тизер

Смотреть трейлер
  • 18+ 1 час 38 минут
  • жанр
    Драма
  • Дата выхода в России:

Саша и Петя живут безбашенной жизнью музыкантов современной техно-Москвы: громкие вечеринки, взлеты и падения, колесо нестабильных отношений с окружающими и собой. Они — поколение двадцатилетних, которые часто слышали слова «любовь», «семья» и «возможности», но хорошо усвоили лишь чувство разъедающего изнутри одиночества. Но вдруг в их жизни происходит событие, которое заставляет обоих честно взглянуть на себя.

Режиссер фильма «Кислота»

Фильмов: 11 Cпектаклей: 18

Выпускник Школы-студии МХАТ, мастерской Кирилла Серебренникова и штатный актер «Гоголь-центра», как и многие студенты, начинал свой путь в кино со съемок в сериалах. Его первой ролью был Евгений в сериале «Папины дочки», но после начала работы в «Седьмой студии» он практически перестал сниматься в кино и ушел в театр. Самыми известными постановками с его участием были «Отморозки» и «Ученик», который впоследствии Серебренников адаптировал для большого экрана. Но все-таки из кино Горчилин не исчез окончательно, в 2014 году он снялся в главной роли в фильме Валерии Гай Германики «Да и да», релиз которого совпал с законом о запрете мата в кино. Помимо камерных драм «Городские птички», «Зоология» и «Ученик» Александр снялся в масштабном фантастическом фильме «Икария» вместе с Иваном Янковским и коллегами по «Гоголь-центру».

Рецензия «Афиши» на фильм

Фото Максим Сухагузов
отзывы:
24
оценок:
350
рейтинг:
386
7

Самый убедительный дебют на «Кинотавре»

Их было двое: живущий с бабушкой то ли музыкант, то ли бездельник Саша (Филипп Авдеев) и более суровый Петя (Александр Кузнецов). Оба из неполноценных семей: Сашина мама (Александра Ребенок) после пропажи отца медитирует в Камбодже, а Петин отец (Алексей Агранович) давно ушел из семьи. Тема безотцовщины еще не раз всплывет в фильме, но в качестве основной метафоры разъедающего внутреннего чувства пустоты в кадре будет плавать кислота. Заглавная субстанция сначала проникает в жизнь двух приятелей в качестве наркотика — их знакомый (Петр Скворцов) в кислотном угаре совершает самоубийство. После столкновения со столь бессмысленным поступком главных героев начинает еще больше колбасить по поводу бессмысленности своей жизни, и дело дойдет до реальной серной кислоты.

От артиста Горчилина, обыкновенно играющего у Кирилла Серебренникова провокационных персонажей и в театре, и в кино (гей в «Ученике», панк в «Лете»), ждали какого-то взрывоопасного дебюта, но мало кто догадывался, что он окажется настолько собранным и неподдельным режиссером. Фильм нигде не провисает, к тому же отлично смонтирован. Живой режиссерский контакт с актерами ощущается даже на интуитивном уровне. Филипп Авдеев сыграл свою лучшую роль — даже лучше, чем в «Классе коррекции». Александр Кузнецов уже после роли Куницы в «Скифе» и скептика в «Лете» тянет на нового секс-символа поколения «Гоголь-центра». Все это уверенно снято оператором Ксенией Середой.

Те, кто ждет от «Кислоты» дикого нонконформизма, свое получат, но в правильных дозах. Даже тут Горчилин проявил какую-то совсем не свойственную дебютантам сдержанность, пользуясь вызывающими темами так, чтобы не соответствовать ожиданиям. Тем не менее фильму, который начинается почти как бытовая версия «Экстаза» Гаспара Ноэ, а заканчивается самой странной саспенс-сценой в церкви в истории нового русского кино (даром что в роли церковного служки появляется Сергей Походаев из «Левиафана»), есть что показать. Известно, что артисты «Гоголь-центра» одни из немногих российских профессионалов, которые умеют использовать свое тело как актерский инструмент, не стесняются его обнажать. Поэтому сцены секса сняты тут налегке, органично, без оглядки на «как надо» и «как не надо». Насчет возраста сексуального согласия тут тоже есть отдельный пунктик.

Кстати, о возрасте: почти вся съемочная группа — младше 30 лет. Границы между героями и создателями фильма фактически отсутствует. Они рассказывают про свое поколение. Они находят свои образы, пускают в кадр свои страхи, свой быт, свои квартиры. Только лишь продюсеры Сабина Еремеева и Нателла Крапивина из поколения постарше, поэтому встает вопрос, насколько им приходилось выполнять роль мамочек на проекте, чтобы держать ребят в уздечке. Но учитывая, что фильм начинается с заявления, что главный герой недвусмысленно избавился от уздечки (сделал обрезание), а заканчивается посвящением «мамам и папам», истина где-то посередине.

Для Горчилина тема безотцовщины тоже не взята с потолка, как бы он ни отнекивался, что ему не нужно рефлексировать о том, что он сам рос без отца. Но искусство на то и искусство, что оно работает с внутренними загонами, даже если ты себе в этом не отдаешь отчета. Очевидно, что перед нами аккуратно упакованный в форму фильм-самоанализ с признанием слабостей, нерешительности и кризиса мужественности и бесконечным, почти неосознанным поиском отцовской фигуры. Найти прочный резервуар для этой лужи кислоты. Драма главных героев как раз и заключается в том, что они постоянно хотят вырваться, проверить себя на прочность, нарушить границы дозволенного, но одновременно наткнуться на кого-то или что-то по-настоящему сильное, отеческое, против чего они сами протестуют. Только после того как герои признаются себе в этом, смогут обрести свой собственный голос. Это фактически богоискательский и богоборческий опыт (неслучайно развязка происходит в церкви): дойти до края, чтобы услышать вместо «Хочешь прыгать — прыгай» риторическое и по-взрослому режущее слух «Что мы можем дать миру кроме зарядки от айфона?»

1

Галерея

Информация от прокатчика

Информация предоставлена компанией «ПРОвзгляд»

Саша и Петя живут безбашенной жизнью музыкантов современной техно-Москвы: громкие вечеринки, взлеты и падения, колесо нестабильных отношений с окружающими и собой. Они — поколение двадцатилетних, которые часто слышали слова «любовь», «семья» и «возможности», но хорошо усвоили лишь чувство разъедающего изнутри одиночества. Но вдруг в их жизни происходит событие, которое заставляет обоих честно взглянуть на себя.