Киноафиша Москвы

Фильм «Песня за песней»

Song to Song (2017, США)
5.9
оценить
Кино: «Песня за песней»
Кино: «Песня за песней»

Один из трех проектов, над которыми последний год работал разогнавшийся до невероятных скоростей Терренс Малик. Синопсис обещает два любовных треугольника на фоне интриг техасской музыкальной сцены, в ролях — Кристиан Бейл, Райан Гослинг, Руни Мара, Натали Портман и другие лучшие актеры планеты.

Режиссер фильма «Песня за песней»

74 года Фильмов: 9

Потомок иранских эмигрантов. Его отец был геологом, занимавшим высокую должность в нефтедобывающей компании, поэтому семья могла позволить себе Гарвард, в котором Малик изучал философию. Особенно его заинтересовало учение о бытии Мартина Хайдеггера, известного поэтичностью своих текстов. Такая же поэтичность присуща и фильмам Малика — впрочем, вместе с производственными трудностями. Его дебютное криминальное роуд-муви «Пустоши», почти полностью состоящее из крупных планов полевых растений (и отмеченное в Каннах за режиссуру), снимали три разных оператора. Монтаж (в фильмах Малика он, как правило, ассоциативный) второй картины, «Дни жатвы», занял у режиссера два года. После этого Малик замолчал, превратился в затворника и получил статус «Сэлинджера от кино». Его третьего фильма пришлось ждать 20 лет — но оно того стоило, возвращение вышло триумфальным: «Тонкая красная линия» с суперзвездным составом получила главный приз Берлинского фестиваля. А вот следующая картина («Новый Свет» про Джона Смита и Покахонтас) была уже не так ласково встречена критикой. Не менее противоречивые отзывы получило и «Древо жизни», что, однако, не помешало ему, во-первых, взять «Золотую пальмовую ветвь» в Каннах, во-вторых, ознаменовать собой окончательный переход Малика от традиционного нарратива в сторону бессюжетной поэтичности. Все новые фильмы разогнавшегося до космических скоростей режиссера («К чуду», «Песня за песней» и давно задуманное им кино об устройстве Вселенной «Путешествие времени») как будто бы написаны «белым стихом».

Отзывы пользователей о фильме «Песня за песней»

Фото Сквонк
отзывы:
177
оценок:
390
рейтинг:
475
5

Фильм, на котором потоптался каждый второй американский критик, и во многом, должен признать, за дело. Осилил в два приема, что помогло досмотреть до конца – потому что к середине медитации когда-то великого режиссера на инди-сцене Остина, тамошних хипстерах, богатых, которые тоже плачут, и вообще красивых бездельниках, которые ни хрена не делают, а только меняют партнеров - я думал, отказаться от дальнейшей коммуникации с РЕФЛЕКСИЕЙ МУДРЕЦА над ОТНОШЕНИЯМИ. Малик удобно устроился, не изменяя уже лет 10 своему методу, он серия за серией снимает по сути об одном и том же. И в «Песни» он достиг своеобразной кино-нирваны: за бесценок пригласил очень известных и талантливых голливудских актеров, на которых пойдут те, кто о Малике ничего никогда не слышал, добавил известных американских героев музыкального андеграунда (от стареньких Игги Попа и Патти Смит до новенькой Lykke Li – вымышленные герои общаются с настоящими), красивых пейзажей, и заглазировал мудростью стиля «виндоус-обоев» про доброту, любовь, закаты и счастливых любящих. И, да, забыл сказать - Малик снял фильм ПРО ЭТО.

В целом, что-то хорошее найти во всем можно. Ну, во-первых, всегда приятно поглядеть, как красивые мужчины и женщины ходят туда-сюда по экрану в течение хотя бы часа (дальше – скучно обычно, если только это не эротика!). Мы имеем следующие пары, отношения которых во времени Малик виртуозно, признаться, нарезал и перемешал: Руни Мара-Райан Гослинг, Майкл Фассбендер-Натали Портман, Райан Гослинг-Кейт Бланшет, Райан Гослинг- Lykke Li, Руни Мара-Беренис Марло и, наконец, Руни Мара-Натали Портман (пятисекундная постельная сцена-намек). Пары Руни Мара-Кейт Бланшет в ленте, к несчастью, не было – но фильм снимался еще в 2012 году, еще до лесбийского хита «Кэрол». Если кто помнит, одно время Фассбендер с Бейлом шутили, что не уверены, будут ли они в фильме – в итоге Кристиана Бейла Малик отправил к корзину, а Майкла оставил. В корзине оказались также Haley Bennett, Benicio del Toro, Arcade Fire, Iron & Wine, Fleet Foxes, Boyd Holbrook, Trevante Rhodes and Angela Bettis. Ну, и хорошо – даже оставшихся все равно много. Что там делал, например, старенький Вэл Килмер, который стриг себе копну волос на сцене и истерил под Джима Моррисона, я так и не понял. Несчастную Кейт Бланшет заставили играть девушку Райана Гослинга, который взял и познакомил ее со своей матерью, которая по виду не так чтобы очень старше Бланшет. Бланшет убегает из кино минут через десять после того, как появляется. И ее можно понять.

Не важно, как зовут всех этих персонажей (имена большинства зритель может узнать только из английских субтитров). То есть, короче, Мара, Гослинг, Фассбендер, Портман, Бланшет и другие красиво ходят по красиво снятым, как всегда, американским пасторальным и индустриальным пейзажам, передвигаются в роскошных интерьерах, и грустят. Грустят все, счастливы окажутся только двое, один персонаж самовыпилится. Самый неприятный – герой Фассбендера, богатая сволочь, которая в 5 секунд окучивает официантку Натали Портман, женит ее на себе, и потом заставляет спать с проститутками и Руни Марой. Самая «непара» – Фассбендр/Портман. Вот чувствуется, что Малик витает в христиано-буддистских облаках и совсем не читает журналы про звездные сплетни. Оба смотрят друг на друга с недоумением, зачем их заставляют жамкаться и мацать партнера за жопу. Портман плачет. Фассбендер слетает с катушек и ходит везде с физиономией Локи-на-"спидах", или, скорее, сельского алкоголика, который уже пару недель гудит в компаниях колхозных пьяных баб.

Самый приятный персонаж – Руни Мара, которая и так была мне симпатична, а тут она настоящая муза фильма. Удивительно, как ее любит камера. Актриса с настоящей магией кино, которой можно не играть, а ходить туда-сюда и смотреть исподлобья по-собачьи преданно или трахаться напропалую. Ну, вот Мара этим первую половину фильма и занимается. Ищет, что называется, себя (и, соответственно, находит проблемы на свою задницу). Дрейфует по жизни. Экспериментирует (Портман, Марло). Грустит. То есть, вы поняли: я вся такая внезапная, противоречивая вся. Очаровательная, тем не менее, девушка, интересный персонаж, а когда она порой смотрит на экран – хочется ворваться туда, раскидать фассбендеров с гослингами, надавать по щам Малику, закинуть ее на плечи, и унести сюда, в наше холодное российское такое хреновое лето, и попытаться согреть.

Самая «пара-пара», не поверите, Гослинг/Мара. Не знаю, что там на счет химии, но с физикой тут все нормально – в эту пару как-то веришь, ей как-то симпатизируешь, ей даже немножко переживаешь. Самый неожиданный – Райан Гослинг, который, внезапно, не обычный манекен с невозмутимым лицом (простите, фанаты), а вполне живой персонаж, начинающий музыкант, который в первые минуты оказывается в центре странного треугольника Фассбендер/Мара/Гослинг (не спрашивайте – но обошлось без гомо-слэша). Он тоже грустит. А в моменте, когда он вдруг заплачет, слезы сами наворачиваются на глаза. Поразительно, как Малик смог вытащить из Гослинга - самого Гослинга, живого человека, который даже умеет рыдать.

Самые сексуальные сцены: лесбийские – между Руни Марой и Беренис Марло. При том, что самый сексуальный мужик тут – конечно, Фассбендер (если не считать Игги Попа). Но так как он сволочь, и заставляет Натали Портман спать с проститутками, он оказывается самым сексуальным казлом, а приятного в этом мало. Сыграл, кстати, хорошо: отличный такой подонок вышел, нажористый казел – правду сказать, Малик с типажем немножко перекрутил, до почти-карикатуры. Фассбендер тоже иногда грустит. И тоже плачет.

Самый несчастный персонаж – Натали Портман, которая здесь, к сожалению, сильно похожа на красивую куклу – ну, и из женских персонажей она в конвенциональном смысле, конечно, тут самая красивая. Но дура. Во всяком случае, по-началу. Хотя, конечно, сложно представить себе мысли бедной официантки, которой делает предложение сам Фассбендер. Кто ж знал, что он такой казёл? Она тоже потом поняла, но поздно. Пришлось ходить грустить.

Лучшая сцена – с Патти Смит, которой Руни Мара жалуется на жизнь, спрашивает совета, и чуть не плачется у старенькой панкушки на плечах. Лучшая фраза принадлежит самой Патти Смит, рассказавшей Руни Маре, как она вышла замуж в 1980 году, и стала вдовой в 1994 году:

- Но я все еще ношу кольцо. Он все еще мой муж. Мы же не разводились с ним. Это мое обручальное кольцо. А вот это кольцо я купила после того, как он умер. Такое кольцо дают бегунам, которые не выиграли марафон, но все же добежали до финиша. Я художник. И никогда не думала, что проживу долго, считала, что умру молодой от туберкулеза или еще чего-нибудь как Шарлотта Бронте…Так что же ты натворила?

- Просто была вовлечена в одну ситуацию с одним мужиком, который, как я думала, может помочь мне и…

- Ты совершила ошибку просто. Ты замечательно выглядишь.

Патти Смит целует нашу Руни Мару, которая смущенно признается старушке в любви. Совершенно искренне актриса говорит певице, что любит ее, и 70-летняя Патти это вдруг понимает. И шепчет «Спасибо» и вот-вот заплачет, но Малик – джентльмен, и он уводит камеру с ее лица.

В целом, фильм не без удачных мест, но оставляет по себе впечатление вот такого капустника из журнала про сплетни, который, скажем, отличается от него разве только тем, что кино это временами пронзительное, прохладно-меланхоличное, всегда красивое – и ни у кого нет детей.

2

Оператор фильма «Песня за песней»

Фотография Эмманюэль Любецки

53 года

Фильмов: 27

Эмманюэль Любецки
Несмотря на восточноевропейскую фамилию, Любецки (друзья называют его Чиво — Козлик) — мексиканец из еврейской семьи. Родители имели отношения к актерству, продюсированию и психоанализу, а бабушка, сбежав из революционной России, поселилась в Мехико, где играла с мужем в театре на идише. Свою карьеру Чиво начал в местной киноиндустрии: снимал фильмы и сериалы. Его американским дебютом стала инди-драма «Двадцать долларов» про путешествие двадцатидолларовой купюры — такое же захватывающее путешествие на просторах американской киноиндустрии ожидало и самого Любецки. Он снимал для Майка Николса, Тима Бертона, Майкла Манна, братьев Коэн, Мартина Скорсезе, Алехандро Гонсалеса Иньярриту, но больше всего для Терренса Малика и особенно для Альфонсо Куарона (с Куароном они дружны еще со времен мексиканской киношколы — а в фильме «Дитя человеческое» придумали невероятную сцену погони с участием ноги Клайва Оуэна, автомобильной двери и мотоциклиста). Известен своей любовью к стедикаму, длинным планам, широкоугольной оптике и естественному освещению. Первый оператор, получивший подряд три «Оскара» (за «Гравитацию», «Бердмэна» и «Выжившего»), а также попавший на обложку авторитетного журнала о кинобизнесе Variety.

Галерея