Фильм

Фильм Класс

Entre les murs (2008, Франция), IMDb: 7.5

7.2
7.5
Класс – афиша
1/14

Каннский призер-2008: фильм о французских проблемных школьниках

Синема-верите про школу в неблагополучном районе. «Золотая пальмовая ветвь-2008».

СтранаФранция
ЖанрыДрама
РежиссерЛоран Канте
Продолжительность2 часа 8 минут
Дата выхода24 сентября 2008
Дата выхода в России4 декабря 2008
Возрастное ограничение14+

Рецензия «Афиши» на фильм «Класс»

5Дожуем до понедельника

Учитель-словесник Франсуа (Бегодо) вместе с коллегами начинает новый учебный год. Школа — так себе, в классе — ребята из тех, что пару лет назад жгли на окраинах Парижа чужие автомобили. Самый приличный ученик — китаец, который не знает французского. Самый трудный — чернокожий гангста Сулейман. Самая непредсказуемая — Эсмеральда, из местных гопников, не умеет спрягать, но говорит, что читала Платона. Учителя они не слушают, на уроках интересуются: «А вы не гей?» Любить их совершенно не за что. Но Франсуа все-таки любит, скорее по профессиональной необходимости, чем от души. Так — в разговорах о пидорах и l’imparfait de l’indicatif — проходит год.

Школа — это такая точка консенсуса: как пишут в дембельских альбомах, кто не был, тот будет, кто был — не забудет, про нее всегда всем интересно. Но правда заключается в том, что педагогическая поэма Канте не работает без сопроводительного текста, без информации о том, что Бегодо играет сам себя, что «Класс» — экранизация его же книги, а учени­ков набрали по объявлению в неблагополучном районе, чтобы они в течение года проживали перед камерой жизнь других, таких же, импровизируя диалоги. Этот конструкт венчает ­«Золотая пальмовая ветвь» (а скоро, должно быть, увенчает «Оскар»), и критики привычно, устало и вхолостую хвалят его за невероятную достоверность — да и за что еще хвалить? Не исключено, что именно здесь пресловутый неонеореализм доходит до предельной точки, скребет по дну, исчерпав все возможные комбинации связей вымысла и реальности. ­По­ставить камеру в классе, посадить непрофессиональных актеров и заставить их говорить о своем — кажется, у Канте не было другой задачи, кроме как получить комплимент за безмерную правдивость.

Как часто бывает в жизни (и как, по-хорошему, не должно быть в кино), сопереживать всерьез тут некому. Подростки, как им и полагается, невыносимы (см. фильмы Валерии Гай Германики). Но и Франсуа Бегодо далеко не подвижник. У него неприятная физиономия и отталкивающие манеры, он легко срывается в некрасивую истерику. В глубине души он сноб, с тщательно скрываемым чувством превосходства рассуждающий о Сократе перед подростками, равнодушными даже к таблице умножения. Школа, помимо прочего, для него тюрьма (французское название фильма — «Между стен»), и мы почти не знаем, что происходит за ее пределами, — из внешнего мира до нас, как и до Франсуа, доносится только эхо: Сулеймана нель­зя исключать, потому что его могут отправить обратно в Мали, у китайца Вея эмиграционные службы прижали родителей. Но и то, что происходит внутри, слишком дискретно и порой лишено элементарной логики (непонятно, например, как при заявленном уровне бытовой гомофобии в классе выживает арабский паренек с более чем однозначными повадками; забитым он не выглядит).

Можно было бы сказать, что картина разрастается до ­ме­тафоры современной Европы, в которой неврастеничный белый неудачник пытается рассказывать разноцветным варварам про Сократа и Анну Франк, — если бы она разрасталась хоть куда-нибудь. Но «Класс» так и остается «между стен».

Кажется, на Каннском фестивале в этом году победил не худо­жественный фильм, а сумма эстетических и содержательных свойств (реализм, дрожащая камера, мультикультурность, призыв к консенсусу), эталон современного европейского артхауса, место которому в парижской Палате мер и весов, но вряд ли где-нибудь еще.

26 ноября 2008
9

Франсуа - преподаватель французского и классный руководитель в 8-м классе . У него особый метод общения с учениками: он пытается их разговорить, объясняет значение слов, учит выражать свои мысли словами, и объясняться ясно, доступно. Учитель - как священник, он должен быть авторитетом, вызывать доверие. Франсуа ищет контакт со всеми детьми, побуждая их все время думать, искать ответы на вопросы, обучая грамотно задавать новые вопросы.

- Мы встречаемся около Люксембурга, - говорит ученица.
- Какого Люксембурга? Люксембургского сада? - учитель делает вид, что не понимает.
- Нет, около Люксембурга.
- А, страна Люксембург.
- Нет, метро «Люксембург».
Маневрирует, поправляет корректно, даже задорно, как в особенной игре в слова. И главное - учит дискутировать, аргументировать свою позицию и уважать мнение другого человека.

Ну а что же дети? Дети ленятся, дети не хотят читать, дети подозревают Франсуа в неискренности, не желают идти на контакт, пренебрегают вниманием учителя, постоянно бросают ему вызов, упрекая в некорректном отношении к себе. Нынешние дети научились пользоваться своими правами и знают, как манипулировать ситуацией, чтобы развернуть ее в свою сторону. Если ты учитель, то ты не можешь быть «своим». С детьми все время надо быть начеку. Стоит раз потерять бдительность, неожиданно на пустом месте возникает конфликт, и решать его учителю придется в одиночку.

Фильмы про школу и школьников составляют особый жанр. Проблемы подростков и их взаимоотношений друг с другом и со взрослыми действительно очень кинематографичны, и часто привлекают внимание людей искусства. Многие зрители выросли на подростковых драмах, типа «Розыгрыша», «Чучела», «Предательницы», «Вам и не снилось». Любовь к этим и другим фильмам также легко объясняется тем, что в нашей памяти мы постоянно обращаемся к своему детству и личным воспоминаниям о школе. К тому же, человек проводит в классах довольно продолжительную часть своей жизни, и именно в школе учится быть социальным существом.

Французский «Класс» (реж. Лоран Канте, Франция, 2008) отличается от наших, советских, фильмов, во-первых, абсолютной подлинностью (дети ведут себя максимально естественно, ибо они не актеры, а настоящие ученики, да и учитель - тоже не актер, а учитель словесности и автор книги, по которому снят фильм). Документальность, реализм очень существенен, именно такому кино легче всего пробраться в сердце. Нет ни малейшего сомнения в том, что эта ситуация подлинная. И второе отличие - то, что фильм адресован взрослым. Это им решать проблему конфликтов с детьми.

Столкновение учителя с учениками - всего лишь проверка на прочность, испытание для педагога, а для детей - только повод показать зубы. Дети не бросятся вам навстречу. Так получилось, что авторитет взрослого человека в их системе ценностей сильно подорван. Как это случилось, - стоит понять.

В конце фильма показывают футбол между учителями и учениками. Дети выигрывают, радостно вопя. Класс - пустой.

3 декабря 2008
9

«И еще какой-то “Класс”», — сказала девушка у касс кинотеатра своей подруге. Какой-то «Класс», получивший какую-то Пальмовую ветвь. Зрителей в зале не много, для фильма с субтитрами это обычное дело. Да и сюжета, в привычном для массового кино смысле, в фильме нет. Все действие, как и обещают афиши, происходит «между стен» (“Entre les murs”): ответы у доски, родительские собрания и футбол в школьном дворе. Жизнь героев остается за кадром, диалоги вторичны — все это едва ли интересует режиссера, и на то есть свои причины. За что фильм удостоился одной из самых престижных кинонаград становится понятно ближе к середине. Не случайно главный герой Франсуа преподает французский в школе на окраине Парижа, а его ученики читают по-арабски и следят за чемпионатом Африки по футболу. Именно возвращение в Африку грозит одному из учеников за грубое нарушение школьной дисциплины. Учителя собирают комиссию для решения вопроса о наказании (такое происходит в среднем дважды в месяц и каждый раз заканчивается исключением), а одноклассники называют это учительской местью. И хотя слово беспорядки заменяется недостойным поведением, а слово депортация в фильме произносится совершенно в ином контексте, зритель без труда разгадывает режиссерскую метафору. «Если вы находитесь здесь, то извольте соблюдать те правила, которые здесь приняты», — причем не важно, относится ли это к школе, городу или стране. В этом свете и оригинальное название фильма может быть переведено по-другому: «Внутри границ». Отметив тонкость изложения и актуальность (не всеми забыты погромы осени 2005-го), каннское жюри, известное, в том числе, своими социально-политическими предпочтениями, и проголосовало за французскую картину. И если это так, значит, лед тронулся.

6 декабря 2008
7

Сегодня посмотрел фильм "Класс". Впечатлен.
Картина, в которой практически все действие проходит в классе в одной из парижских школ. Учитель и ученики (13-15 лет). Учителя сыграл Франсуа Бегодо, который сам учитель и сам написал книгу, по которому фильм и поставлен.
Длится кино 2 часа.
Снят в манере документалистики - камера "подглядывает". Ни нотки фальши, все реакции учителей и их подопечных настолько естественны, что я до сих пор под впечатлением - будто рядом сидел, за соседней партой. В текстах о фильме вы заметите слово "подлинность". Оно самое. И вы поймете, как оно точно, если вспомните такие фильмы как "4 месяца, 3 недели и 2 дня", "Дитя"... мы видим тенденцию остросоциального кино, которое востребовано. И ценится. Именно поэтому все эти фильмы получили Золотую пальмовую ветвь. "Дитя" в 2005-м, "4 месяца..." в 2007-м, а "Класс" в 2008-м. Тенденция стиля.

Если появится возможность, посмотрите обязательно. Что творится в школе? Вы получите пищу для размышлений, ведь это относится именно к нам: к нашим детям, к нам самим.

Тем зрителям, которые ненавидят морализаторство и односложность, скажу: ничего такого в фильме нет.

В общем, приятного просмотра

14 января 2009
9

Один из лучших фильмов прошлого года. Совершенный по форме и убедительный содержательно. Вот эта рецензия http://www.cinematheque.ru/post/138535/1 фактически лишает меня возможности развернуть эти тезисы, потому что с некоторыми не существенными оговорками я согласен изложенным в ней и буду лишь повторять уже сказанное. Я ценю произведения, идущие к содержанию через форму, то есть не очень люблю философские рассуждения в исполнении персонажей, потому что законы драматургии требуют, чтобы они не рассуждали, а действовали, чтобы диалоги акцентировали и развивали конфликты, а не транслировали авторские умствования. Так и происходит в фильме и исполнено всё мастерски.
Некоторым именно формальное совершенство и не понравилосьhttp://www.afisha.ru/movie/191741/review/253921/
А некоторые утверждают, что предвидели успех Лорана Канте, потому что, мол, предыдущий его фильм тоже что надоhttp://vz.ru/columns/2008/6/1/173228.html (см. первую треть заметки)

9 февраля 2009
7

Школьный год – скучный и нудный. Таков и фильм. И это можно ему простить – за реалистичность атмосферы.
Автор не держит в напряжении преувеличенными эмоциональными взрывами. Он медленно вводит зрителя в самый настоящий 8-й класс, где ученики пишут на уроках смски, забывают тетрадь, поправляют языком скобки на зубах и носят кофточки со стразами. Больше, чем учитель, о них не узнаем и мы. В основном - из сочинений: «У меня есть кошка и две сестры, я люблю рэп и гулять с друзьями».
Тема многонациональности школы здесь почти равняется неблагополучности. Вопрос национального самоопределения вроде бы и ощущается постоянно (как в споре двух чернокожих ребят: «Я француз!» «Тогда я вообще с тобой не разговариваю»). Но все это выглядит скорее иллюстрацией к педагогическим лозунгам вроде «Дети разные, люби всех, не топчи индивидуальность».
И вот именно тема затаптывания индивидуальности и другие проблемы самой школьной системой – самые интересные в фильме. Режиссер очень точно отмеряет количество любви учителей к своим ученикам. В списке приоритетов она идет перед кофе-автоматом. Но не такая горячая. «Вы стараетесь нас разболтать, но вам же это не интересно», - говорят Мартинесу ученики. Почему же, ему интересно, но настолько, насколько это входит в его служебные обязанности – иногда чуть больше, иногда чуть меньше. Он хочет работать с ними, давать им интересные задания, «воспитывать личность» и т.п. Впрочем, не готов копать слишком глубоко. В конце концов, урок длится 55 минут «5 минут вы тратите на то чтобы подняться, 5 - рассесться».
Режиссер показывает не самого беспомощного, но и не самого мудрого учителя. Очень много моментов, когда почти всякий зритель подумает: «Вот дурак, я бы по-другому сказал». Наверное, это еще одна галочка в пользу реализма: средний такой учитель.
В любви и нелюбви учителей и учеников – кому как повезет: «У вас на меня зуб». «Мне что, делать больше нечего, просыпаюсь утром и думаю: как бы отомстить Сулейману!» Впрочем, помочь или не помочь Сулейману, они тоже много не будут думать – отчислят большинством голосов. Зато учителя пойдут в суд защищать маму другого мальчика, которую грозят депортировать в Китай.
Но как и в настоящей школе, обиды быстро забываются. Как забывается и отчисленный мальчик. (Куда режиссер дел его работу-автобиографию?!) Да, потому что учителю позволено больше чем ученику, говорит Мартинес.
В конце фильма учителя и ученики вместе переходят на футбольное поле – там-то им позволено одинаково.

7 февраля 2009
Все отзывы
Читайте также
40 лучших фильмов про школу
40
лучших фильмов про школу
40 лучших фильмов про школу
Почему вашему ребенку новые «Звездные войны» понравятся не меньше старых
Почему вашему ребенку новые «Звездные войны» понравятся не меньше старых
Почему вашему ребенку новые «Звездные войны» понравятся не меньше старых
Малефисента, Белль, Жасмин: как диснеевские героини из фильмов отличаются от своих анимационных прототипов
Малефисента, Белль, Жасмин: как диснеевские героини из фильмов отличаются от своих анимационных прототипов
Малефисента, Белль, Жасмин: как диснеевские героини из фильмов отличаются от своих анимационных прототипов
Игровые версии диснеевских мультфильмов
Игровые версии диснеевских мультфильмов
Игровые версии диснеевских мультфильмов
Создайте уникальную страницу своего события на «Афише»
Это возможность рассказать о нем многомиллионной аудитории и увеличить посещаемость