Киноафиша Москвы

Фильм «Жизнь богемы»

Boheemielamaa (1992, Франция, Швеция, Италия, Финляндия)

6.7
оценить
Кино: «Жизнь богемы»
Кино: «Жизнь богемы»
  • 16+ 1 час 40 минут
  • жанр
    Драма
  • Дата выхода:

Драма Каурисмяки про настоящую мужскую дружбу.

Трое друзей — музыкант, писатель и художник — решают жить вместе, чтобы реализовать свои творческие планы. Париж, взлеты и падения, нелегальное проживание в трущобах, обеды вскладчину и настоящая мужская дружба.

Актеры

Режиссер фильма «Жизнь богемы»

61 год Фильмов: 23

Финский режиссер, сценарист и продюсер, младший брат режиссера Мики Каурисмяки. Снимает кино о социальных проблемах, но с изрядной долей характерного скандинавского стоицизма и иронии — именно за сочетание специфического черного юмора и тонкого лиризма Каурисмяки полюбился критикам и зрителям.

Действие большинства его фильмов (герои которых, как правило, простые рабочие или неустроенные по жизни люди) происходит в Хельсинки, но со временем режиссер расширил их географию. Одной из первых картин Каурисмяки стала адаптация (скорее даже вольная интерпретация) романа Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание», а всемирную известность ему принесла лента «Ленинградские ковбои едут в Америку». Среди других его знаковых работ: «Я нанял киллера», «Девушка со спичечной фабрики», «Юха», «Огни городских окраин», «Гавр» и, конечно же, шедевр «Жизнь богемы». Номинировался на «Оскар» за фильм «Человек без прошлого», а в 2017 году на Берлинском фестивале получил «Серебряного медведя» за режиссуру «По ту сторону надежды». Скептически относится к Голливуду и его жанровым клише — в 80-е даже снял короткометражную пародию на сталлоневского «Рокки».

Рецензия «Афиши» на фильм

Фото Михаил Брашинский
отзывы:
503
оценок:
77
рейтинг:
949
9

Три нищих артизана — художник Родольфо (Пеллонпя), прибывший в багажнике из Албании, писатель Марсель (Вильмс), не желающий сокращать свою 21-актную пьесу, и композитор Шонар (Вянянен), последний опус которого называется «Влияние синего цвета на искусство», — пьют вино, поедают двухголовую рыбу и без единой улыбки насмехаются над судьбой-индейкой.

Не любящий оперу, не признающий экранизаций и не говорящий по-французски финн едет в Париж, чтобы экранизировать роман, легший в основу оперы Пуччини «Богема». Может показаться, что Каурисмяки ищет истоки своего стиля — немигающего, слегка дебильного стоицизма, который его герои делят с героями Джима Джармуша, — ищет и находит в парижских мансардах XIX века. Но это не совсем так. Место действия фильма не старый Париж, а все та же Финляндия Каурисмяки — страна, которой нет на карте; странный холодный остров, где живут туповатые и эксцентричные мужчины, вечно поддатые и удивленные беспардонностью бытия, все немного инопланетяне на недружелюбной земле. Возможно, поскольку это все же Париж, свет фонарей, пробивающийся сквозь черно-белые сумерки, кажется желтым: Каурисмяки уникально раскрепощает печаль, обычно скованную северной температурой. Когда Родольфо удастся-таки сбыть картину, ему сунут два оперных билета в придачу. «Опера — умирающее искусство, — скажет он. — Ну да ладно, давайте».

3
0
11 мая 2007

Лучшие отзывы о фильме «Жизнь богемы»

Фото Игорь Гринберг
отзывы:
79
оценок:
79
рейтинг:
133
7

Три божественных существа спустились на землю обетованную. Художник Рудольфо, писатель Марсель и композитор Жерар. Три образа, которые символируют и воплощают искусство, которое порою не «принимает» земной мир. Люди, их окружающие, считают чудаками. А их искусство – чудачество. Их рассуждения, порою не уступают диалогам Платона. Как красиво они говорят между собою: «А вам не кажется, что черный квадрат Малевича, такой же удар по живописи, как венская музыка Шенберга, Вебера…». Так говорить, может только человек из общества богемы. А музыкальное произведение Жерара «Влияние синего на искусство», по своей силе и накалу не уступает музыкальным работам Шостаковича. Оно на самом деле в фильме было великолепно исполнено Жераром. Фовизтические работы Рудольфо нашли тоже своего покровителя. Его последняя картина «Переход через красное море» была продана за 470 французских франков и в придачу два билета в оперу. «Но опера умирающий вид искусства» - возразил художник, своему покупателю. Покровителя так поразил, нарисованный Рудольфо его протрет, что тот решил стать коллекционером. И думаю, что он не ошибся… Писатель Марсель, не очень красивый, но добрый, он любит только книги. И не удивительно, что с такими ангелами, женские земные существа, не могут жить. Слова Мими, подружки художника Марселя, подчеркивают всю сущность отношений между творческим человеком и женщиной: «Я люблю тебя, но я устала». Люди богемы еще говорят на другом языке, близкий к языку абсурда, не понятный простому обывателю. Их изречения не уступают абсурду писателя Д. Хармса «Этот фрукт называется ананасом, я недавно его вдруг не попробовал», «Кофе кончился, я приготовлю тебе суп», «Я могу позвонить? Моя собака дома одна»… Недаром, режиссер Аки Каурисмяки, в фильме не раз показывал разбитое зеркало, которое, как мне кажется, символизирует жизнь богемы. И хотя сюжет фильма очень прост, но ради диалогов, разговоров людей богемы, стоит его посмотреть.

1
0
22 февраля 2009
Фото M_Thompson
отзывы:
1370
оценок:
1383
рейтинг:
512
9

Три непризнанных гения выживают на улочках этого жестокого и бессердечного мира, расположенного прямо посреди равнодушного к их талантам Парижа. Великий художник Родолфо (Матти Пеллонпяя), сбежавший из Албании и пребывающий во Франции на самом что ни на есть незаконном положении. Великий писатель Марсель (Андре Вилмс), уже давно начавший ваять огромную по размаху пьесу, завершению работы над которой не видно и конца. И великий композитор Шонар (Кари Вяянен), ваяющий навскидку нетленки авангардистской музыки, но то ли родившийся немного рано, чтобы современники оценили, то ли еще по какой-то причине прозябающий в нищете и безвестности. Лишь только объединившись в этакий творческий коллектив, коммуну, они могут противостоять всему миру, что буквально ополчился на них и пытается стереть с лица земли. Если кто-то до сих пор в наивности полагает, что художник должен быть голодным, для того, чтобы творить – у Каурисмияки есть на эту тему свое мнение, нравится оно вам или нет.

Еще один фильм прекрасного финского режиссера, снятый за пределами родины – на этот раз Аки посетил Францию. Известный факт - в конце 80-х Аки не выдержал давления изменяющейся прямо на глазах родины и надолго сбежал от модерновой Финляндии в Европу, где, как он надеялся, он сможет найти отголоски того мира, что он любит, что он ценит, о чем он хочет снимать. Была Португали, были даже поездки с Ленинградскими Ковбоями в США, было бегство в Лондон, где он превращал жизнь Жана-Пьера Лео в ад эмигрантских задворок. Был, наконец, Париж, колыбель культуры, но и тут, как это было с его прошлым фильмом в Лондоне, Каурисмияки снимает собственную версию города – без Эйфелевой башни и в полном культурологическом упадке, хотя и не без привычной доли сарказма и иронии.

Фильм снят на французском языке, по книге французского писателя Анри Мюрже с применением французских актеров. Впрочем, каждая часть этого утверждения требует определенных поправок. Так, к примеру, Каурисмияки, известный своим «тонким и трепетным» отношением к литературному первоисточнику, начинал свою карьеру в большом авторском кино с того, что пририсовал усы самому знаменитому произведению Достоевского, а чуть позже столь же хладнокровно приложил Вильяма нашего Шекспира. Так что с какого перепугу ему терпеть сюжетные повороты какого-то, простите, Мюрже, чья книга просто мозг выносила Аки своим отсутствием действия, но которую ему страсть как хотелось экранизировать. Кроме того, в фильме задействовано много финских актеров, которые, конечно же, на французском языке в ресторане бы попросить еды не смогли. Впрочем, все обошлось тем, что у Пеллонпяя буквально природный дар – запоминать фразы на незнакомом языке, правда особо в них не вникая. Да и актер Андре Вилмс часто до и после «Жизни Богемы» появлялся в картинах Каурисмияки. То есть режиссер как бы да, приехал в чужой монастырь, но прихватил с собой целый выводок самоваров.

Но, как признается сам автор, тяжелей всего ему пришлось в работе над сценарием. Аки Каурисмияки знаменит в том числе и тем, что может снимать фильмы с фантастическим минимумом диалогов, на жестах, поступках, взглядах. Однако в этот раз проблема заключалась в том, что первоисточник как раз зацепок для фирменного почерка Каурисмияки и не имел, поэтому пришлось долго мучаться, писать тонну диалогов, но все же потом пошло и поехало – нелепые и трагичные похождения творческих маргиналов общества раскрылись так, как и должно быть.

Что же касается стилистического оформления картины, то и тут не обошлось без влияния Франции, а точней – черно-белого французского кино середины прошлого века, с особым способом выставлять свет, что особенно четко прослеживается в ночных сценах. Это совсем не то освещение, к которому мы привыкли в американском нуаре. Это более мягкое, размытое освещение, скорее обволакивающее и обнимающее персонажей мизансцены, чем высвечивающее их резкие черты и подпитываюшее тени. Не обошлось так же и без кивков в сторону старых мастеров – Рене, Феллини, Ренуара с их надрывным драматизмом, который постепенно превращается в прищуре финского режиссера если не в насмешку или шутку, то уж точно в постмодерниский акт, за которым, в свою очередь, скрывается нечто гораздо более теплое, трепетное и чувственное. Другой бы режиссер на подобный финал буквально бы не решился. А Каурисмияки – смог, за что ему большое спасибо.

На этом Аки свое знакомство с другими странами, скажем так, прервал и вернулся на родину, чтобы снять «Береги свою косынку, Татьяна» - фильм о «брутальных рокерах», туристках из России и кофеварочном аппарате. Но во Францию он еще вернется, только на этот раз не в Париж, а в Гавр.

0
0
8 апреля 2011
Фото kinomedved.livejournal.com
отзывы:
946
оценок:
965
рейтинг:
159
1

Уныло, тоскливо, депрдепрдепрессивно. Про «маленького человека». Про «художника». Про «любовь». Приятно хоть то, что финн Каурисмяки даже и в французской фильме не позволяет себе ненужные все эти эмоции. Но фильма – она всё равно плаксивая. Трудно любить такие. Хоть и принято говорить: да, сильное кино. Не скрою, финальный букет трогателен. Любимый каурисмяковский актер Пеллонпяя как нельзя кстати в этакой роли, которую почти всякий другой испортил бы фальшью – не актерской, так подспудно присутствующей. Но смотреть эти длиннейшие для Каурисмяки час сорок, учитывая что они еще и такие вот мелодраматичные, – было несколько не очень.

0
0
17 марта 2011

Галерея

Главная фотография: Canal+