Все развлечения Москвы
Что пишут критики про «Джона Уика-3», «Покемона. Детектива Пикачу» и финал «Игры престолов»
Кинокритики встречают нового «Джона Уика» и «Детектива Пикачу» и провожают «Игру престолов» в нашем дайджесте рецензий.
21 мая 2019

«Джон Уик-3»

Евгений Ткачёв, «Афиша-Daily»:

«На роль главного антагониста был выбран Марк Дакаскос, герой которого говорит со смешным восточным акцентом и является тайным воздыхателем Уика (хотя и его полной противоположностью: в отличие от Джона, он кошатник, а не собачник). Эта гомоэротическая линия, пожалуй, самое смешное, что есть в фильме, который в остальном окончательно превращается в кинематографический дивертисмент.

Драматургия «Джона Уика» — это драматургия боевой хореографии, смертельных номеров.

Они скрепляют необязательный в целом сюжет, который также условен, как в каком-нибудь «Лебедином озере» — или в балетной постановке «История двух волков», которую показывают внутри фильма в Театре Тарковского. Важно заметить, что если предыдущая часть только предполагала сравнение уиковского экшена с балетом, то в третьем фильме нам уже показывают сам балет, — а чтобы метафора стала до конца очевидной, героиня Анджелики Хьюстон говорит, что искусство — это боль».

 

Игорь Кириенков, «Искусство кино»:

«Правила, хорошо разработанный кодекс поведения — очевидно, ключевой элемент этой вселенной: собственно, из-за нарушения конвенций Уик вернулся с пенсии в первом фильме (дежурная шутка про убитую собаку и заваленный трупами Нью-Йорк) и попал в переплет во втором. В третьей части у, скажем так, легалистской линии, представленной прежде только управляющим отеля «Континенталь» Уинстоном (Иэн МакШейн), появляется новое лицо: важную роль здесь играет безымянная судья Правления кланов (Азия Диллон из «Миллиардов»), которая обеспечивает не столько справедливость, сколько неотвратимость возмездия — силами повара-ассасина и его учеников. Режиссер Чад Стахелски, со своей стороны, продолжает флиртовать с бондианой: мнимо-роскошные титры, подсказанная «Спектром» (2015) география (в Касабланке происходит короткая, но яркая встреча с фам-фаталь — Холли Берри — и ее вечно голодными собаками), несколько драк, которые, как и два года назад, разворачиваются в зеркальных интерьерах; в следующих частях Уик, видимо, встанет на лыжи и разучит британский гимн».

 

Дмитрий Барченков, GQ:

«На первый взгляд, «Джон Уик» лишь отчасти стал приемником «Матрицы», и мы будем далеко не первыми, кто отметит целый ворох открытых (например, сцену на крыше из второй части) или завуалированных (черный костюм и подготовка к бою уже в «Парабеллуме») цитат из трилогии Вачовски. Но если вдуматься, то и идейно «Уик» откликается на высмотренную чуть выше традицию.

Герой Ривза, как бы он ни хотел уйти на покой в течение всей франшизы, предстает заложником строгой системы.

Он будто бы бежит – уже не к, а от кафкианского «Замка» – и абсолютно так же, как и землемер К., находясь в абсурдном кошмаре, не может ни на йоту от управляющей структуры удалиться. В фильме она представлена, конечно же, объединением преступных кланов».

 

«Покемон. Детектив Пикачу»

Денис Виленкин, «Афиша-Daily»:

«Во многом «Пикачу», в котором числятся 11 сценаристов, включая авторов рассказа и игры, похож на фанатский форумный фанфик, где кто на что горазд. Хотя фанаты явно не позволили бы себе такого пренебрежения главными фетишами «Покемона».

Придется свыкнуться, что в картине не нашлось места ни Мяуту, ни Геодуду, ни Голди, ни даже известному всему миру Слоупоку.

Но снять первый фильм про покемонов, где ни один из них не появляется из покебола — откровенная ухмылка. То есть вы не услышите крик: «Я выбираю тебя…» Всем, конечно, не угодить, но будем честны — «Детектив Пикачу» неприятно заявляет: «Фан-сервис не обслуживаем».

 

Алексей Филиппов, «Искусство кино»:

«Тема daddy issues (проще говоря — проблема отцов и детей) превратилась в такой универсальный ответ на все вопросы в мировом и даже российском кинематографе, что эта риторика приобретает налет комического. Как и в «Шазаме», у отношений Тима с отцом есть линия-дублер: построивший Райм Сити богатей и филантроп Клиффорд (Билл Найи), страдающий от невозможности передвигаться без кресла на колесах, мечтает подружиться с покемонами, чтобы научиться у них «эволюционировать в лучшие версии себя».

При этом его родной сын — большая шишка в городе, заведующая местным телевидением, — видит только худшую версию папаши: одержимого эгоцентрика, который уделял покемонам больше внимания, чем чаду.

Так как это клише десятилетия, не стоит вдаваться в приятные убаюкивающие мантры («Не вини себя») или перечислять удачные шутки, которых тут хватает. Есть, разумеется, и про мастурбацию — как без нее в фильме, где треть экранного времени отведено поиску R-газа (оргазма?) робким юношей в компании девушки, чья главная черта — любовь к красному, а тотемное животное — псайдак (утка, у которой вечно болит голова, а суперсила — изматывающая психологическая атака)».

 

Алексей Хромов, «Киноафиша»:

«Авторы картины сумели создать своеобразную мультяшную версию «Бегущего по лезвию», показав необычный город с суетой, неоновыми вывесками и тайнами. Но не мрачно-обречённый, а милый, поскольку улицы заполнены всевозможными покемонами. А при появлении Пикачу вообще забываются все недостатки.

Героя умудрились сделать не просто пушистым и забавным, а действительно прописали ему характер.

Покемон, зависимый от кофеина и постоянно сыплющий новыми идеями и предложениями, отлично оттеняет нерешительного Тима и превращает историю из детектива в забавное бадди-муви. А сочетание игрушечной внешности с голосом Райана Рейнольдса и текстовыми шутками добавляет ассоциаций с «Дэдпулом» (отдельное спасибо российским прокатчикам, что оставили Петра Гланца на озвучке, иначе этот момент мог просто потеряться)».

 

«Игра престолов»

Максим Сухагузов, «Афиша-Daily»:

«Судя по тому, что большинство зрителей так агрессивно среагировали именно на переворот сюжетной арки героини Эмилии Кларк, то вполне можно расценивать образ Дени как то самое идеальное олицетворение фанатских представлений о сериале. Дейнерис и есть та «Игра престолов», королева современных сериалов, которая росла вместе с нами с самой первой серии, приобретала все свои статусы, пока огромная фанатская аудитория наращивала как снежный ком различные теории, отметая очевидное: именно это их и погубит.

Нам явили другую сторону Дейнерис — вполне внятный, даже выпуклый, должно быть, хорошо знакомый в России образ революционера, речи о светлом будущем которого укомплектованы тысячами трупов.

И мы видим две реакции на это в лице Джона и Тириона, которые оба любят Дейнерис, прямо как фанаты сериал: одни тут же отрекаются от сериала, как Тирион, который демонстративно срывает свой значок десницы королевы, другие до конца верят в сериал, как наивный Джон, хотя понимают, что всему уже конец. Поэтому Джон, протыкающий сердце Дейнерис, — это еще и метафора того, как зрители готовы убить сериал, который полюбили, но довели до такого».

Евгений Ткачёв, «Афиша»:

«Вообще же «Игра престолов», как и «Мстители», уже давно не совсем кино, а скорее киноаттракцион, эмоционально-зрелищное шоу, стадионный концерт, на котором самое главное — поймать волну. И восхищаться тут следует не интригами, которые давно потеряли макиавеллевский запал, а режиссерскими находками — такими, например, как решение Мигеля Сапочника («Потрошители») снять битву за Винтерфелл по заветам «Барри Линдона» и «Волчьего зала», то есть при максимально естественном освещении (и как зомби-боевик), или же превратить битву за Королевскую Гавань в фильм-катастрофу, напалмовую бомбардировку а-ля «Апокалипсис сегодня», а дракона Дрогона — в вулкан Везувий из «Помпеев».

В общем, стоит наслаждаться зрелищностью и смириться с тем, что сериал с Джорджем Мартином и без него — это два разных шоу.

При этом всем, кому не придется по вкусу телевизионный финал (а таких, уверены, будет немало), желаем дождаться книжного — говорят, он будет отличаться».

 

Егор Москвитин, «Медуза»:

«Режиссеры последнего эпизода — сами шоураннеры Бениоф и Уайсс, их подход к материалу может разочаровать. Особенно после полной символизма, удивительно подвижной и эпической серии от Мигеля Сапочника. Но в будничности, с которой они заканчивают историю, есть смысл — чем меньше пафоса, тем сильнее чувство, что история не кончается, а герои не умирают.

Чем небрежнее съемка, тем яснее чувство опустошенности, которое ждет каждого из нас в эти дни.

Как и в первом сезоне, кучка людей собирается за столом, чтобы вершить судьбы мира. И эти люди выглядят так же беспомощно, как десятки и сотни их предшественников — королей и десниц, архимейстеров и мастеров над монетами. Мы улетаем с этой планеты с тем же разочарованием, с которым Румата Эсторский оставлял Арканар. Но с уроком, который можно было усвоить не меньше, чем за восемь лет: истории, которые нам предлагают другие, никогда не сделают нас такими же счастливыми, как те, что мы придумали сами».

 

Иван Филиппов, «Esquire»:

«По сути, весь восьмой сезон, как мы тоже обсуждали с вами в прошлый раз, — это история о том, что живые страшнее мертвых, а «добрые» иногда ужаснее «злых». Как и положено выдающейся литературе (а сериал в нынешних обстоятельствах — это в первую очередь роман), «Игра престолов» заканчивается утверждением главных гуманистических ценностей: права выбора и абсолютной ценности человеческой жизни.

И по этой логике Джон Сноу, совершивший настоящий поступок и, по сути, спасший мир от гибели, не заслуживает «хеппи-энда».

Финальная сцена с драконом не только изумительно красива, она еще и очень логична. Только Дейенерис была достойна Железного трона, и без нее он просто не может существовать. Тут надо заодно уточнить: дракон не убивает Джона, вероятно, потому, что драконы в принципе не жгут Таргариенов — им нельзя (а не потому, что он умнее всех остальных). В том, что после этого дракон улетает навсегда, есть особый символизм — магия, ненадолго вернувшаяся в мир Вестероса, теперь уходит из него за ненадобностью. Дальше люди должны будут разбираться уже самостоятельно, без драконов, белых ходоков или жриц бога света».

 

Алексей Филиппов, GQ:

«Думается, шестой эпизод может быть зрелищем восхитительным только для самых преданных и сентиментальных зрителей – никакой перемены участи здесь, разумеется, нет. Есть формально эффектный жест (убийство Дени), есть рождение нового мира (Вестерос обречен жить по ноократическому своду правил), есть красивые многоточия в биографиях добрейших персонажей (прощальный променад трех Старков подан в навязчивых монтажно-операторских рифмах). В сущности, это 20 финальных минут любого классического фэнтези, растянутые на час с копейками. Бильбо возвращается в Шир, эльфы садятся на корабль, специально обученные люди собирают в огромные мешки мусор на улицах Мордора.

Стоило ли ждать чего-то иного? Вряд ли.

Зрители, разочарованные финалом, вызывают в определенной степени восхищение: он настолько закономерно вытекает из этого сезона (а тот из прошлого), что надо очень сильно верить в чудеса, чтобы удивляться наступившей пресности. Всем сестрам по серьгам, торжество компромисса, классическое фэнтези на смену ревизионизму, сериальный стандарт на смену экранизации «неэкранизириуемого» цикла».

 

Анна Закревская, «КиноПоиск»:

«Игра престолов» навсегда закончилась, и с этим трудно примириться. Можно только смотреть правде в лицо (спасибо, Санса!). Дейенерис поступила вот так, а Джейми вот так, а Джордж Мартин — вот так, а авторы сериала — вот так. Никто никому ничего не должен. Можно только сказать всем спасибо — и героям, и создателям. Миллион подписей под петицией с требованием (с требованием!) переснять финал (который все увидели-то только сегодня) — один из способов справиться с болью расставания.

Если сказать, что все плохо и прощаться-то уже и не с чем, может, будет не так тяжело? Но с нами навсегда остается много чего.

Все эти незабываемые образы, сцены, любимые герои, диалоги, цитаты, словечки, Ходор, «зима близко», а «ночь темна и полна ужасов», смерти, убийства, предательства, геройства, секс, любовь и красота, надежность Неда, сила Кейтлин, темпераментность Игритт, жизнелюбие Оберина, невозмутимость Станниса, выкрутасы Мизинца, ловкость Маргери, остроумие Оленны, бокалы вина Серсеи, старые и новые боги, красные свадьбы и битвы бастардов, невероятные композиции кадра и невероятные сюжетные повороты, компьютерные и рукотворные спецэффекты, симфония цветов и гармония звуков, Восток и Запад, свет и тень, люди и звери, песни и наряды, драконы и волки... Все это с нами навсегда. А теперь наш дозор окончен».