Москва

5 российских драматургов, за которыми стоит следить. Выбор арт-дирекции «Любимовки»

Сегодня в Москве стартует «Любимовка» — главный смотр молодой драматургии в стране. По этому случаю «Афиша» попросила арт-дирекцию фестиваля выбрать пять перспективных драматургов, которые вот-вот перевернут современный театр.
Маргарита Шило
5 сентября 2020

Элина Петрова, Санкт-Петербург

Автор совместного с Борисом Павловичем спектакля по телефону «Алло» (в этом году он победил в спонтанной программе «Точки доступа») много работает с документальным материалом, развивает инклюзивный театр, а в новой пьесе миксует подслушанные разговоры с кулинарными рецептами. 


Мария Огнева

драматург, сценарист, арт-директор «Любимовки-2020»:

«Элина Петрова  уникальный пример драматурга, умеющего работать с документальным материалом так, чтобы он стал художественным, а с художественным  так, что его не отличить от документального текста. В пьесе «запись прерывается» Элина демонстрирует это умение в полную силу — с хладнокровием и безжалостностью документалиста она расчленяет себя и мир вокруг на составные элементы и пересобирает их заново, монтируя подслушанный диалог на Пушкинской улице в Петербурге с рецептом национального татарского блюда, а личный монолог  с цитатами философа Жан-Люка Нанси. И все это ради того, чтобы от поисков своей национальной идентичности прийти к попытке осознания себя, своего тела, своего пола и своего гендера в этом конкретной точке в этот конкретный момент времени».


Читка на «Любимовке»: пьеса «запись прерывается» — гонзо-исследование прерывающегося национального кода и травм постсоветского социума 

Когда, где и с кем: 9 сентября в 17:00, Площадка «8/3», реж. Элина Куликова

Регистрация и трансляция: тут и здесь

 

Фрагмент пьесы (Орфография и пунктуация автора сохранены):

В 7 классе

На городском празднике Сабантуй, когда все танцевали и пели, 

Я выиграла в олимпиаде по русскому и математике

Ковер и фотоаппарат

 

Читать далее:

До сих пор по региональному телевидению татары всегда поют и танцуют.

А современная культура — когда люди читают стихи Цветаевой, потому что Цветаева повесилась в Елабуге. 

 

В любом городе я успешно мимикрирую

Я быстро ориентируюсь

У меня европеоидная внешность

Я знаю три языка

английский, испанский, немного немецкий

Но я чувствую себя 

 

Где еще посмотреть: скоро в петербургском Театре на Литейном премьера «Лавра» по книге Водолазкина, а в московской «Практике» — спектакль по пьесе «Дебаркадер»; уже сейчас можно поговорить с незнакомцем по телефону в благотворительном проекте Элины и Бориса Павловича «Алло» 

 

Сергей Давыдов, Самара

Выходец из тольяттинской драматургической школы (оттуда вышли братья Дурненковы и Юрий Клавдиев) мастерски владеет техникой вербатима и много размышляет о судьбах России: сначала в «Транссибе» с брусникинцами, а теперь на «Любимовке».  


Олжас Жанайдаров

драматург, сценарист, арт-директор «Любимовки-2020»:

«Сергея Давыдова можно условно отнести к знаменитой тольяттинской драматургической школе, откуда вышли братья Дурненковы и Юрий Клавдиев. Но застал ее он на излете — основателя школы Вадима Леванова уже не было в живых. Первые пьесы Сергея («Взорвись мой город», «Полный юнайтед», «Мегакрутая Идалия Линник») — это динамичные разговорные драмы из жизни подростков и молодежи, цепляющий микс Сэлинджера и фильмов Ларри Кларка. В какой-то момент Сергея увлек документальный театр, и он в совершенстве освоил вербатим — так появились исследующие локальные зоны страны спектакли «Транссиб», «Братья», «#прокалугу», «Тверь-Тверь». На «Любимовке-2020» Давыдов выступает хедлайнером — фестиваль завершится читкой его пьесы «Республика». И в этом поэтичном ранящем тексте о том, что родину не выбирают, я вижу еще один важный поворот в Сережином творчестве, за которым мне очень интересно следить».


Читка на «Любимовке»: пьеса «Республика» — воспоминание в стихах о гражданской войне в Таджикистане и разрушении Вавилонской башни 

Когда, где и с кем: 12 сентября в 21:00, Площадка «8/3», реж. Талгат Баталов

Регистрация и трансляция: здесь и здесь

 

Фрагмент пьесы (Орфография и пунктуация автора сохранены):

ОЛЬГА.

 

Вера

у нее было два сына

одному пятнадцать другому годиков шесть

а еще у нее младший брат

и когда война началась

 

Читать далее:

 

ее брата серьезно избили

глаз выбили стал инвалидом

и когда она уезжала

она думала, что уедет к своему мужу

он работал на севере — дальнобойщик

и когда она к нему обратилась, сказала:

«Володя, мы к тебе приезжаем, где ты живешь?»

он ответил: “ко мне, Вера, нельзя”

оказалось, что там у него другая семья

и оказалось что ехать ей вообще уже некуда

и она обратилась ко мне

а ко мне тогда тоже было нельзя

я объясняю ей: Вера, ты что

ну куда ты ко мне

я живу в общежитии

у меня уже ничего

я все потеряла

мой дом разбомбили, в его обломках моя квартира

куда ты ко мне?

и Вера решила поехать в Москву к каким-то друзьям не друзьям

не знаю

брат ее не поехал

и вот она со своими этими вот двумя сыновьями

поехала и на Арбате старшего потеряла.

Потеряла и все

обернулась и нет

забрАла Россия

и я до сих пор так виню себя за нее

я так сильно себя виню

и если б я просто могла ее где-то найти

то наверное

в ноги упала

 

Где еще посмотреть: в «Практике» идет спектакль «Транссиб», а в Центре драматургии и режиссуры — «Коля против всех»   

 

Екатерина Августеняк, Санкт-Петербург

Исследовательница перформативных возможностей языка за последние пару лет выиграла грант на постановку собственной пьесы в ЦИМе, придумала сериал о карантинном искусстве, начала работать с театром post, а сейчас готовится к премьере на «Территории». 


Полина Бородина

драматург, сценарист, арт-директор «Любимовки-2020»:

«Екатерина Августеняк — из того малочисленного племени драматургов, которые раздвигают границы профессии и языка. То, что делает Катя, я даже не могу назвать пьесами, в ее текстах нет сюжета, героев, но всегда есть игра и форма. Катя пришла в драматургию как художник (по образованию Катя — дизайнер и режиссер театра. — Прим. ред.), и именно взгляд художника помогает ей создавать интерактивные тексты, в которых зритель всегда участник, и чтобы пьеса случилась ему нужно еще постараться — соединить несоединимое, отдаться лингвистической игре. Каждый текст Кати — это такой самодостаточный драматургический перформанс».


Читка на «Любимовке»: пьеса «Цикл индекса» — серия наблюдений о том, как все неустойчиво развивается 

Когда, где и с кем: 9 сентября в 19:00, Площадка «8/3», реж. Артем Терехин

Регистрация и трансляция: на сайте и здесь

 

Фрагмент пьесы (Орфография и пунктуация автора сохранены):

Anton_Karate. Я пытаюсь найти железо, у меня сломалась кирка. Эта была единственная надежда на светлое будущее. Теперь её нет. 

Президент. Так, надо поставить готовиться картошку (тасует ресурсы) 

Anton_Karate. Так, ладно, я поняла, тут ничего мы не добьёмся, если мы не будем работать! Почему ты не ходишь, не смотришь, не любуешься моим медведем?

Президент. Темно, я боюсь, выходить, я не люблю умирать в этой игре! Пока мы кровати не поставим, я никуда не буду ходить 

 

Читать далее:

Anton_Karate. Ну ты просто зацени, что там есть окно 

Президент. Не, страшно, темно просто 

Anton_Karate. Он рычит… Блин! 

Президент. Тебе дать картошку похавать? Я картошку запек 

Anton_Karate. Дать! 

Anton_Karate появляется в кадре, угощается картошкой 

Anton_Karate. Ты, конечно, молодец и очень хозяйственный, но это не отменяет того, что типа ты не разделяешь мои интересы и не интересуешься моей жизнью! Даже ни разу не посмотрел на моего медведя! 

Персонаж президента побрел с освещенной горы во тьму. 

Anton_Karate. Как будто тебе плевать! Что у нас родился ребенок 

Персонаж президента забрался на стену тюрьмы и посмотрел на прямоугольную серую плоскость – спину медведя. 

Президент. Хорошо, прекрасный медведь 

Медведь повернул голову 

Президент. Привет! 

Anton_Karate. Тебе нравится? 

Президент. Да

 

Где еще посмотреть: в октябре на «Территории» покажут «Lorem Ipsum» — кураторский проект Дмитрия Волкострелова и Ксении Перетрухиной; он основан на тексте-«рыбе» — условном, ничего не значащем тексте, с помощью которого автор исследует закономерности зрительского восприятия и стереотипы мышления; спектакль войдет в репертуар театра «Практика»   

 

Даниил Гурский, Санкт-Петербург

Самобытный автор с непредсказуемым стилем жонглирует формами и жанрами, путешествует внутрь собственного сознания и (не) скрывает себя под псевдонимом.


Юрий Шехватов

режиссер, арт-директор «Любимовки-2020»:

«О том, что за Даниилом Гурским нужно внимательно следить, стало понятно уже на его дебютной «Любимовке» в 2018 году, когда текст «Иконостас.mp3» попал в экспериментальную fringe-программу фестиваля. Каждая новая пьеса Гурского — это всегда путешествие в непредсказуемый мир автора, бережное, но пристальное исследование возможностей языка и умелое жонглирование формами и жанрами. Как показали эти три года, театр еще не готов активно работать с самобытной драматургией Гурского — тем приятнее наблюдать за тем, как автор уже занял уверенное место в основной программе «Любимовки» и продолжает присылать неожиданные и актуальные тексты.

Поддерживаю хештег #радзаданюгурского, который придумал и использует питерский режиссер Михаил Смирнов, на самом деле пишущий под этим псевдонимом. Рад за Даню Гурского! Успехов ему и новых крутых пьес».


Читка на «Любимовке»: пьеса «deinosдина» — трип внутрь сознания, где скрываются чудовища, так похожие на нас самих 

Когда, где и с кем: 6 сентября в 19:00, Площадка «8/3», реж. Женя Беркович

Регистрация и трансляция: тут и тут

 

Фрагмент пьесы (Орфография и пунктуация автора сохранены):

моргают цифры электронных часов

/01:56/ 

тишина/ 

иногда /сдавленно/ еле слышно/  воют рычат трубы/ 

тишина/ 

тихий  стук в дверь/ 

тишина/ 

негромкий стук в дверь/ стук/ 

тишина/

 

Читать далее:

из детской комнаты выходит виктория/ медленно подходит к двери/

тишина/

вика: витя  это ты? 

тишина

вика: вить??

тишина/

вика пытается повернуть замок/дребезжат окна/

вика вскрикивает/

открывает дверь/ за дверью никого нет вика закрывает дверь идёт к дивану берёт смартфон/ ставит на громкую связь/

смартфон: да да да вы позвонили зинаиде васильевне загорской если хотите то оставьте сообщение если не хотите потом позвоните тогда

вика: алё, бабуля, прости, что надоедаю, ага, но чёт капец какой-то. чёрт чёрт чёрт!  сны снятся дикие какие-то сон за сном тянется  к чему не знаю капец короче. лимонные занавески,  зелёный диван  и стук в окно, а этаж второй. стук в окно и лимонные занавески  болтаются. стук в окно. ну я подхожу короче к ним, а отодвинуть боюсь, но подхожу, но боюсь, но иду, но боюсь, боюсь.  в итоге отодвигаю. ну, а там такой чувак с забинтованной головой: в шляпе и очках солнцезащитных. так смотрит на меня. ну то есть очки такие смотрят на меня. потом снимает такой очки и давай голову разматывать. и разматывает  бинт разматывает, а там ничего пусто. разматывает, а там ничего нет, а потом я кричу и как будто зубы у меня вываливаются. все зубы крошатся так и кровь, а дети спят, дети спят, а я вот думаю я кричу и слышно меня или нет?

а витя до сих пор не пришёл и я не знаю где он

всем звонила никто не знает где он

приходили к нам   

два дня назад приходили   

чёрт бы их всех забрал 

 

виктория сворачивается на диване.

тихий стук в окно

лимонные занавески

зелёный диван

тихий стук в окно

виктория поднимает голову.

виктория слышит стук

виктория подходит к окну

виктория раскрывает лимонные занавески

за окном яркий  солнечный день

в ясном голубом небе проплывает гигантский птеродактиль 

 

виктория поднимает голову/темнота/ моргают электронные часы 

/02:12/

 

Где еще посмотреть: в ростовском «Театре «18+» идет «Иконостас.mp3»  

 

Светлана Петрийчук, Москва

В прошлом журналист-международник училась игровому кино в Лос-Анджелесе и драматургии — у Гинкаса и Угарова, преподает в Школе-студии МХАТ на курсе Рыжакова и пишет пьесы на злобу дня.


Нина Беленицкая

драматург, сценарист, арт-директор «Любимовки-2020»:

«Света принадлежит к тому типу драматургов, кто врывается на Любимовку уже сложившимся автором. Читку ее первой пьесы «Вторник короткий день» делал Виктор Рыжаков, что уже говорит о многом. Невероятная продуктивность: с тех пор, как Света пишет для театра, каждый год появляется ее новая (чаще новые) пьесы, которые расходятся по разным драматургическим конкурсам или лабораториям для коллаборации автора и режиссера. Светины пьесы можно назвать остросоциальными: в них есть феминизм и антифеминизм, абьюз, умирающие деревни, есть истории девушек, примкнувших ради любви к ИГИЛ. Во многом это голоса тех, кому нет очевидного места в нашем обществе. Но я бы скорее провела параллель с традицией «маленького человека». В прошлом Света снимала фильмы как режиссер-документалист, и это очень чувствуется в  языке, которым говорят персонажи, подлинном и точном, и в ее подходе к собственным героям. Создается полная иллюзия, что они провели вместе довольно много времени и обсудили друг с другом примерно все».


Читка на «Любимовке»: пьеса «Туареги» — история про женщин в русской глубинке, которые объявили матриархат, а потом поняли, что от самих себя их это не спасет 

Когда, где и с кем: 5 сентября в 19:00, Площадка «8/3», реж. Юрий Шехватов

Регистрация и трансляция: на сайте и здесь

 

Фрагмент пьесы (Орфография и пунктуация автора сохранены):

МЕТЛЯКОВ. Не пойдете домой? 

ЛИДА. Не пойдем. 

МЕТЛЯКОВ. Ну ладно. 

Метляков встает. 

МЕТЛЯКОВ. Хотел же по-хорошему. Я ж сфотал вас, Лида. Я без шуток. Куда надо фоточку отошлю, скажу, что киргизский имам сделал тут исламский кружок по интересам. И что у вас оружие. 

 

Читать далее:

ЛИДА. Это твое оружие. 

МЕТЛЯКОВ. Чего это вдруг? Документов-то на него нет. Скажу, киргиз держал в магазине незарегистрированное ружье. Скажу, вы обсуждали свержение строя и создание Исламского халифата. Россию ругали. Говорили, что устроите тут новый порядок. Без алкоголя и прочий халяль. Меня за это поощрят даже. За бдительность. 

ЛИДА. Мудак ты, Олег Иванович. 

МЕТЛЯКОВ. Так что, не пойдете домой?

Лида молчит. 

МЕТЛЯКОВ. Ну что же… Тогда пока, Лида. Аллах акбар. 

Метляков уходит. 


Где еще посмотреть: осенью в Доме-музее Щепкина должна быть премьера спектакля «Финист Ясный сокол» в постановке Жени Беркович