Шальной карточный триллер и параноидальный хоррор: два фильма с Венецианского фестиваля-2021, которые мы очень ждем!

21 сентября 2021
Наталья Серебрякова
21 сентября 2021
В Венеции показали «Холодный расчет» Пола Шредера (в прокате — с 23 декабря) и «Прошлой ночью в Сохо» Эдгара Райта. Почему первый фильм порадовал, а второй не очень?
  • Оскар Айзек в роли карточного игрока, которого не отпускает прошлое

    Уилльям Телль (Оскар Айзек), тезка легендарного швейцарского героя, переезжает из одного американского города в другой. В чемодане у него белые простыни и моток веревки. В мотеле он первым делом снимает со стен картины и пакует все поверхности в тканевую оболочку. Чтобы было по-спартански, как в тюрьме. Уилльям — профессиональный игрок в покер, но предпочитает не селебрити-стратегию, а держаться в тени, выигрывая небольшие суммы. Однажды в одном из казино он знакомится с чернокожей менеджеркой Ла Линдой (Тиффани Хэддиш), с которой начинает сотрудничать. Также он посещает конференцию по высоким технологиям, на которой выступает некий Джон Гордо (Уиллем Дефо). После конференции к Уилльяму подходит незнакомый молодой человек, назвавшийся Сирком (Тай Шеридан) и оставляет свой номер телефона, сообщив, что его цель — убить Гордо. У Уилльяма с этим человеком тоже давние счеты.

    Пожалуй, самая захватывающая сцена в картине ветерана Пола Шредера (сценариста «Таксиста» и «Бешеного быка») происходит, когда Уилльям и Ла Линда идут на свое первое свидание. Они гуляют по ботаническому саду, превращенному в световое шоу. Когда камера взлетает в небо, чтобы показать парк сверху, внезапно все становится похожим на видеоигру. Это изящная метафора того, что происходит в «Холодном расчете». В некотором смысле это менее пронзительный фильм, чем «Первая реформатская церковь», которая, можно сказать, вернула Шредеру, автору с 45-летним стажем, былую славу. Если герой Итана Хоука, кальвинисткий священник, страдал морально и физически (а чтобы очиститься, пил моющее средство), то Уилльям Телль — персонаж совсем другого пошиба. Он непроницаем и всегда держит, что называется, покер-фейс. Свой покерный талант он освоил в военной тюрьме Абу-Грейб, где отбывал срок за преступления, совершенные во время дежурства. Тайна Сирка, который пробуждает в Уилльяме отцовский инстинкт, также связана с Абу-Грейбом. Похоже, что Шредер снял этот фильм с горячим сердцем, но холодной головой. У картины потрясающий саундтрек, и некоторые кадры (как в ботаническом саду) способны стать вирусными. В манере съемки чувствуется одновременно и старая кинематографическая школа создания триллера, и свежий взгляд на то, каким может быть фильм про покер. Шредер в меру злоупотребляет жестокими сценами. Их как раз достаточно, чтобы создать определенное напряжение. И он даже успевает несколько раз пошутить: в фильме фигурирует украинский покерный гений, обмотанный американским флагом

  • Убийство в Лондоне 60-х не дает покоя молодой дизайнерке

    Юная скромница Элоиза (Томасин МакКензи) хочет сделать карьеру дизайнера и снимает квартиру в Сохо у милой старушки. Все хорошо, но есть одна странность. В этой квартире Элоизе снятся сны, которые рассказывают об одном происшествии, случившемся в 1960-е. Центральной героиней этих видений выступает молодая певица Сэнди (Аня Тейлор-Джой), которой помогает продвинуться на лондонскую сцену Джек (Мэтт Смит). Но Джек оказывается негодяем и становится сутенером Сэнди, а потом убивает ее. Взволнованная привидевшейся историей, Элоиза становится нервной и неадекватной и обращается в полицию, где ей, правда, никто не верит.

    Эдгар Райт получил известность в начале 2000-х как режиссер фильма «Зомби по имени Шон» и с тех пор снимает в основном яркие комедии. У него есть свой особый стиль — это жанровые фильмы про веселых раздолбаев. Новая же картина выглядит так, будто «Скотта Пилигрима против всех» скрестили с «Суспирией» и добавили к ним еще немножечко «Кэрри». Звучит вроде бы хорошо, но на деле это ощущения, словно зашел не в ту дверь и попал на детский утренник. Райт врубает хиты шестидесятых, одевает Аню Тейлор-Джой в наряды Твигги, дает массовку, которая изображает свингующий Лондон. Однако декорации кажутся картонными, а сам Лондон как будто нарисован на заднике каморки папы Карло. Самое смешное, что Райт на Венецианском кинофестивале написал обращение к журналистам с просьбой не спойлерить. Но дело в том, что пересказывать этот фильм — все равно что чередовать одно за другим жанровые клише. И если смотреть на поющую и танцующую Аню Тейлор-Джой хотя бы приятно, то уже в финальном акте картина просто превращается в набор стандартных сцен из арсенала школьных страшилок.  

Шальной карточный триллер и параноидальный хоррор: два фильма с Венецианского фестиваля-2021, которые мы очень ждем!
Шальной карточный триллер и параноидальный хоррор: два фильма с Венецианского фестиваля-2021, которые мы очень ждем!
21 сентября 2021
20 фильмов и сериалов с Венецианского кинофестиваля-2021, которые мы ждем
20
фильмов и сериалов с Венецианского кинофестиваля-2021, которые мы ждем
11 сентября 2021
Рецензия на «Основание»: вольная экранизация сай-фай-эпика Азимова, которой нужно дать время
Рецензия на «Основание»: вольная экранизация сай-фай-эпика Азимова, которой нужно дать время
20 октября 2021
7 спектаклей на фестивале «Артмиграция — детям»
7
спектаклей на фестивале «Артмиграция — детям»
20 октября 2021