Все развлечения Москвы
«Мстители. Финал», «Маленькое красное платье», «Я была дома, но…» и другие самые яркие премьеры ММКФ-2019
Завершается 41-й Московский международный кинофестиваль, а «Афиша» рассказывает про фильмы, благодаря которым он запомнится. Часть из них скоро выйдет в прокат, другую придется подождать в сети.
Евгений Ткачёв, Алексей Филиппов, Егор Беликов
25 апреля 2019

боевик, приключение, фантастика

Главный супергеройский блокбастер года, если не за всю историю кино

Без серьезных спойлеров. Фильм поделен на три части. Первая сделана в духе сериала «Оставленные» и рассказывает о ПТСР среди выживших после щелчка Таноса. Вторая — фильм-ограбление, наподобие «Одиннадцати друзей Оушена». А третья — грандиозная развязка. Если говорить объективно, в картине завалена экспозиция: когда «Марвел» вначале пытается дать сандэновскую драму, у него это выходит крайне натужно, потому что драма не его конек. Сильная сторона «Марвела» — это эпик, и его в финальной трети, хвала небесам, в избытке. Создатели «Мстителей» конструируют свой эпос, как в «Старшей Эдде», откуда они, кстати, позаимствовали асгардцев. При этом главный сюрприз фильма связан с Тором — скажем так, вы его не сразу узнаете. К слову, благодаря комичной роли громовержца франшиза все больше скатывается в самопародию — и иногда начинает казаться, что братья-режиссеры Руссо просто издеваются.

Вообще, в фильме много шуток, но не все из них работают (особенно те, которые повторяются по два раза), но могло ли быть иначе, когда картина идет три часа, а остроумие сценаристов не безгранично? Из других минусов: в «Финале» очень глупо решен вопрос с временными парадоксами. Но все эти недостатки с лихвой окупает невероятная концовка, в которой столько адреналина и тестостерона, что хватит на несколько блокбастеров. Это могучий финал, после которого продюсеру Кевину Файги и другим марвеловским функционерам, пожалуй, стоит взять паузу — что-то более эпичное, чем эта битва, пока себе представить сложно (впрочем, уже известно, что у «Мстителей» все-таки будет эпилог под названием «Человек-паук: Вдали от дома», который завершит третью фазу).

Также в фильме традиционно будет очень много пафоса, пламенных речей и безрассудных героических поступков, ну и вообще — это кино, в котором всего слишком, но вам, скорее всего, это понравится, особенно если вы прожили с этими персонажами одиннадцать лет. Словом, «Мстители. Финал» как тот гигантский чупа-чупс, что обычно лежат на кассах в супермаркете. Это большое кино, которое трудно проглотить разом — и которым еще сложнее не подавиться. Но его размер, бесспорно, внушает уважение. Это колоссальный эпик, который в кои-то веки не хочется ругать за глупость, а хочется хвалить за эпичность. Достойный финал.

драма

Новый созерцательный фильм живого классика «берлинской школы» Ангелы Шанелек про мать семейства, которая не узнает своих детей

Новый фильм видной представительницы «берлинской школы» Ангелы Шанелек легко принять за лютый артхаус, особенно на фоне открывающих медитативных кадров с участием ослика и песика, пожирающего кролика. Однако это будет ошибочное впечатление. При отсутствии классического нарратива в картине все же есть сюжет (потерявшая мужа, театрального режиссера, Астрид (Марен Эггерт) теряет также связь с сыном и дочерью), а еще есть прием: поскольку в фильме все время цитируется шекспировский «Гамлет», несложно догадаться, что «Я была дома, но…» — это своего рода его вольное переосмысление. Точнее это «Гамлет», рассказанный как бы с точки зрения Гертруды, где в роли датской королевы и одновременно повзрослевшей «милой Фрэнсис» выступает Астрид.

Шанелек, как и ее коллега по «берлинской школе» Валеска Гризебах в «Вестерне», а также Лантимос в «Убийстве священного оленя» или, скажем, Жора Крыжовников в «Звоните ДиКаприо!», пытается справиться со сложнейшей задачей: достичь очищения через деконструкцию архетипа. И у нее это получается. «Я была дома, но…» максимально похоже на настоящее искусство, а мелькавший в начале и финале фильма ослик как бы намекает: надо быть ослом, чтобы этого не заметить. И режиссерский метод Шанелек наконец заметили: на минувшем Берлинском кинофестивале ее совершенно заслуженно наградили за лучшую режиссуру.

комедия, ужасы

Страшилка про невероятно притягательное красное платье

Издевательский хоррор Питера Стрикланда («Студия звукозаписи «Бербериан», «Герцог Бургундии») похож на сдвоенный эпизод сериала «Сумеречная зона». Как и другое красное платье из «Твин Пикс: Огонь иди со мной», фильм хранит в себе множество тайн — и, наверное, найдется немало энтузиастов, которые посвятят часы разгадыванию его загадок на Reddit. Зачин в следующем: в досмартфоновой Британии уже не молодая чернокожая банковская служащая (Марианна Жан-Батист), прежде чем идти на свидание, покупает в очень странном магазине маленькое красное платье, с которым явно что-то не так, но женщина слишком очарована его красотой, чтобы обращать на это внимание. После в ее жизни начинает твориться всякая чертовщина, причем похлеще, чем в хорроре «Мы» Джордана Пила.

В картине также мелькают Гвендолин Кристи из «Игры престолов» и — в крайне инфернальной роли — Сидсе Бабетт Кнудсен из «Мира Дикого Запада», а в середине лента сменит протагониста, если, конечно, не брать в расчет то, что ее главный протагонист — маленькое красное платье. Несмотря на едкий авторский комментарий, связанный с потребительством, очень уж не хочется сводить это кино к сатире на консюмеризм. Как и новая «Суспирия», это очень полифоничное произведение, в котором помимо демонической секты найдется место и дьявольской иронии, и цитатам из Параджанова, — а все потому, что Стрикланд вступает в такие же художественные отношения с предметным миром, как и армянский классик.  

детектив

Греческий детектив про официанта, размеренное течение жизни которого нарушил случай

Официант Ренос (Арис Серветалис) ни во что не верит и ни на что не надеется: живет однотипной жизнью, идеально выглаживает стрелки на брюках, не задает лишних вопросов, знает много о биологии и увлекается рисунком. Жизнь человека в футляре нарушает знакомство с преступного вида соседом и его подругой, в которую невозмутимый Ренос, кажется, влюбляется. Впрочем, он подозревает, что новый знакомый убил его прежнего соседа. Режиссерский дебют Стива Крикриса, мировой общественности известного по крохотному эпизоду в «Клыке» Йоргоса Лантимоса, разыгрывает карту кино «как мы любим». Ренос принимает в сожители цветок, как Леон из картины Бессона; в кадре мелькают портреты Дени Лавана, напоминая о «Дурной крови» Леоса Каракса; самурайская невозмутимость официанта и привкус нуара навевает ассоциации с великой лентой Жана-Пьера Мельвиля; киноманский список можно продолжать бесконечно. Ну а под одежками этой влюбляющей синефильской мишуры можно отыскать историю в духе романтической фантасмагории «Под Сильвер-Лэйк»: в этом городе самая тяжелая работа — любить кого-то.

мелодрама, трагикомедия

Комедия про книжных издателей, которые оказались не готовы к цифровой революции

«Нон-фикшн» — это разговорная трагикомедия в лучших традициях мамблкора, где из простой, казалось бы, болтовни вдруг прорывается подлинная новая искренность, где артисты, пусть даже говоря по бумажке, вдруг оказываются словно не в профессиональном кино, а в любительском видео. А еще это кино о книжках: у парижского издателя проблема с другом-писателем и его новым чересчур автобиографическим романом, и он до поры еще не знает, что жена (Жюльетт Бинош) спит с пресловутым писателем, который тоже ей изменяет. Типичный для французского кино любовный многоугольник получит внезапную развязку. Фильм очаровательно легок и по-житейски остроумен и мудр, как и его режиссер, умница и бывший кинокритик Оливье Ассайяс. Но еще эта картина — манифест как бумажного книгоиздания, так и старого кинематографа эпохи до Netflix. Ассайяс заявляет — мы, ретрограды, ничем не хуже новичков и можем из простейшего сценарного материала сделать изысканное кино, которое уже совсем скоро утонет в безднах онлайн-кинотеатров.

драма

Водитель доставляет груз с косовской военной базы в Белград на фоне югославской войны

1999 год, немногословный водитель Влада (Леон Лучев) везет из Косово в Белград таинственный (и, вероятно, скорбный) груз. Где-то за горизонтом НАТО бомбит сербские города, а водитель изредка перебрасывается словом-другим с местными жителями, среди которых молодой автостопер, мечтающий уехать в Мюнхен, чтобы там заниматься музыкой.

Игровой дебют Огньена Главонича вырос из его документальной ленты «Второе дно», рассказывающей о затонувшем грузовике с 53 трупами: сербская полиция согнала в одно место и изничтожила жителей одной деревни в Косово. Тяжелое присутствие смерти, которая изредка скрежещет по железу из-за спины у Влады, очевидно с первых кадров, даже уже на уровне заглавия: картину все время хочется обозвать «Груз 200». В документально-экзистенциальной манере румынской новой волны серб Главонич фиксирует эту одиссею по миру мертвых и собственному раскаянию. Во время пути Влада припоминает войны, которые прошла его семья, видит в косовских жителях родственников, а в попутчике — ровесника сына. Наконец, он надеется, что на мертвой земле все же что-то да вырастет — как когда-то на поле боя Второй мировой из трупа его предка пророс орешник. Но даже новая страница не позволит (и не должна позволить) забыть эту — жуткую.

исторический, драма

Костюмированная драма Майка Ли про Манчестерскую бойню

История ходит кругами — и никто об этом не знает лучше Майка Ли, британского режиссера, который вместе с Кеном Лоучем работает в направлении «реализма кухонной раковины», говоря проще — искусства про бедных. И хотя его новая картина посвящена делам давно минувших дней, а именно Манчестерской бойне 1819 года (известной также как Петерлоо, по аналогии с Ватерлоо), когда конная полиция и армия изрубила толпу митингующих на площади Святого Петра, она пугающе актуальна. Ли с юмором (но и с горечью, конечно) фиксирует, как простой народ устал молчать — и во что это вылилось. Фильм идет два с половиной часа, но смотрится на одном дыхании. Это почти как «Срок» Расторгуева и Костомарова, только на историческом материале.

драма, криминальный

Криминальная драма про подростков — по роману автора «Гоморры»

Спустя десять лет после «Гоморры» на экраны снова выходит фильм про неаполитанскую мафию по роману писателя и журналиста Роберто Савиано, только в этот раз речь идет не о корифеях коза ностра, а о молодой шпане, которая решила стать настоящими гангстерами. За постановку картины (к слову, удостоившейся приза «Берлинале» за лучший сценарий) взялся Клаудио Джованнези, до этого работавший над сериальной экранизацией «Гоморры», а главные роли исполнили начинающие артисты. Надо сказать, что вместо характеров тут все больше типажи (или даже дель-артовские маски), а сам фильм виляет между криминальной драмой и плутовским романом. В этой истории про то, как «простой пацанчик к успеху шел», много иронии, а также разрыва шаблонов. Для молодых мафиози не важен возраст и гендер — в самой ошеломляющей сцене фильма главный герой, 15-летний подросток Николя (Франческо Ди Наполи), наряжается девушкой, чтобы разрядить обойму в престарелого мафиози. Жаль только, что Джованнези и Савиано так до конца и не разыгрывают карту о противостоянии старшего и молодого поколений — и вместо этого делают более очевидное кино о цикличности времени.

триллер, драма, криминальный

История противостояния наркокартелей и полиции — очередная мясорубка от режиссера «Бойни» Брильянте Мендосы

Десять лет назад у филиппинского режиссера Брильянте Мендосы вышла «Бойня» (приз Канн за лучшую режиссуру), рассказывающая про то, как студент полицейской академии из-за манильских рэкетиров был вовлечен в разрубание проститутки на куски. В финале герой садился в такси, но автомобиль не мог сдвинуться с места, что можно было прочесть как метафору: теперь юнцу никак не съехать с этой темы, он навсегда обручен с криминальным миром.

Герои «Альфы» — полицейский Эспино (Аллен Дизон) и его информатор Элайджа (Элайджа Филамор) — такие же заложники душного криминального салона. Во время рейда, направленного против крупного наркобарона Абеля, они решают прибрать к рукам рюкзак, набитый деньгами и метамфетамином. Но филиппинская полиция узнает о его пропаже — и теперь Эспино надо как-то выкрутиться из сложившейся ситуации.

Мендоса все также отлично работает со звуком (напряженный закадровый гул замечаешь только, когда он затихает) и символами (Элайджу, как и пророка Илью, кормят птицы — голуби с привязанными к лапкам наркотиками). Его «Альфу» можно прописать по ведомству лютого криминального триллера с социальным комментарием и гуманистическим месседжем. Это что-то среднее между Звягинцевым и Быковым и поэтому бесконечно завораживающее. Не «Завод» и не «Левиафан», а «Разборка в Маниле» здорового человека.

драма

Скандинавская драма про девушку, которая хочет перебраться в Японию, но несчастный случай с матерью сводит ее с давно не виденным отцом

Обаятельная, сделанная без излишнего надрыва подростковая драма про 15-летнюю девочку Вильве (Инес Хейсетер Ассерсон), которая прогуливает школу, тусит с друзьями и на манер Марии Шалаевой из «Русалки» носит морского цвета волосы, но это скорее не бунт, а косплей — как у той же Шалаевой в альманахе «Про любовь», когда она хотела попасть на аниме-фестиваль. Вильве же хочет попасть не на тусовку анимешников, а в Японию, а точнее в Харадзюку — токийский квартал, известный своими косплеерами, — но с небес на землю ее спускает самоубийство матери. Теперь девушка вынуждена встретиться со своим отцом, с которым не виделась 15 лет, но перед этим ей предстоит неоновый трип по Осло. В картине есть и драйв, и юмор, и бурных чувств неистовый конец, а еще разные стилистические изыски, наподобие анимешных вставок, и поезд как метафора уходящей юности. Все пройдет — и печаль, и радость.

исторический, драма

Крестоносцы, языческая деревня и много безумия

Развлечение не для слабонервных от режиссера со смешной фамилией Конопка. Два крестоносца — стар и млад (Кшиштоф Печиньский и Кароль Бернацкий) — оказываются в горной языческой деревушке, где начинают проповедовать христианство. Старший использует радикальные методы с привлечением пиротехнических чудес. Младший все больше наблюдает, но поскольку он по природе мягче, понятно, кому в этой истории уготована роль жертвы. Польские «Викинги» напополам с рефновской «Вальгаллой», «Кровь Бога» разгоняется неторопливо, но когда она переходит на истошный рев, ей уже не зашить рот. Это очень брутальное, очень кровавое и очень поучительное зрелище, в котором найдется место и геноциду местного населения, как в «Скифе», и философским размышлениям, как в «Трудно быть богом». В целом это тоже история арканарской резни, но разыгранная в какой-то невообразимой глуши, где никто не услышит твоего крика.

приключение, фэнтези

Киноверсия сериала Павла Костомарова про смертельный вирус

Звягинцевская «Нелюбовь» встречает стивен-кинговское «Противостояние». Разведенная пара — Сергей (Кирилл Кяро) и Ирина (Марьяна Спивак) — не может поделить ребенка. Причина их раздора неизвестна, но Сергей уже давно живет с другой женщиной, психиатром (Виктория Исакова) и ее взрослым сыном, страдающим расстройством аутического спектра (Эльдар Калимулин). Однако о семейных дрязгах вскоре придется забыть, когда в России случится страшная пандемия, вызванная вирусом, наподобие супергриппа из «Противостояния». Герои будут вынуждены спасаться, причем в компании еще одной семьи: зажиточного шовиниста Лени (Александр Робак), его новой жены на сносях (Наталья Земцова) и бунтарки-дочки (Виктория Агалакова).

Эту довольно схематичную экранизацию романа Яны Вагнер по сценарию Романа Кантора («Мертвое озеро») спасает только режиссура Павла Костомарова — оператора и документалиста, набившего руку на сериалах «Закон каменных джунглей» и «Чернобыль. Зона отчуждения», — и хардкорный визуальный ряд, который противопоказан лицам со слабым вестибулярным аппаратом. В остальном — если на Западе история про семью, переживающую апокалипсис, уже успела превратиться в клише (в прошлом году были «Тихое место» и «Птичий короб», в этом — «Молчание»), у нас — это, по ходу, новая форма жанрового искусства. Что же, до России все сериальные и кинотренды добираются достаточно медленно, так что неудивительно, что и апокалипсис докатился с таким опозданием. Стоит отметить, что сериальная концовка будет отличаться от показанной на ММКФ киноверсии, поэтому фестивальной публике, уже посмотревшей «Эпидемию», не стоит опасаться спойлеров.