Все развлечения Москвы
15 современных кинооператоров-звезд
Операторам обычно уделяют незаслуженно меньше внимания, чем режиссерам, актерам и сценаристам, а меж тем именно их глазами мы смотрим кино. «Афиша» решила исправить эту несправедливость и составила список ярких представителей профессии — операторов-звезд, помимо прославленного Эммануэля Любецки.
Евгений Ткачёв, Антон Иванов
2 октября 2018

Самые длинные планы в истории кино

Несмотря на восточноевропейскую фамилию, Любецки (друзья называют его Чиво — Козлик) — мексиканец из еврейской семьи. Родители имели отношения к актерству, продюсированию и психоанализу, а бабушка, сбежав из революционной России, поселилась в Мехико, где играла с мужем в театре на идише. Свою карьеру Чиво начал в местной киноиндустрии: снимал фильмы и сериалы. Его американским дебютом стала инди-драма «Двадцать долларов» про путешествие двадцатидолларовой купюры — такое же захватывающее путешествие на просторах американской киноиндустрии ожидало и самого Любецки. Он снимал для Майка Николса, Тима Бертона, Майкла Манна, братьев Коэн, Мартина Скорсезе, Алехандро Гонсалеса Иньярриту, но больше всего для Терренса Малика и особенно для Альфонсо Куарона (с Куароном они дружны еще со времен мексиканской киношколы — а в фильме «Дитя человеческое» придумали невероятную сцену погони с участием ноги Клайва Оуэна, автомобильной двери и мотоциклиста). Известен своей любовью к стедикаму, длинным планам, широкоугольной оптике и естественному освещению. Первый оператор, получивший подряд три «Оскара» (за «Гравитацию», «Бердмэна» и «Выжившего»), а также попавший на обложку авторитетного журнала о кинобизнесе Variety.

Главный неудачник «Оскара» среди операторов

Британский оператор. Начинал с документальных фильмов, на которых получил бесценный опыт: во время девятимесячного кругосветного путешествия на яхте научился экономить пленку и заранее решать, как будет вестись съемка, а попав под минометный огонь на партизанской войне в Эфиопии, научился работать в военно-полевых условиях. С 1990-х годов работает в Америке, часто с одними и теми же режиссерами — например, после «Бартона Финка» началось его многолетнее и плодотворное сотрудничество с братьями Коэн (они сошлись на любви к теням, контрастному освещению, широкоугольной оптике, оригинальным «восьмеркам» и цифровой цветокоррекции). Впервые на «Оскар» номинировался благодаря «Побегу из Шоушенка», после чего претендовал на золотую статуэтку Киноакадемии бессчетное количество раз, но всегда умудрялся проиграть — даже когда соревновался сам собой (в 2008 году был дважды номинирован за «Старикам тут не место» и «Как трусливый Роберт Форд убил Джесси Джеймса»). Но в итоге он всё-таки получил заветную статуэтку за «Бегущего по лезвию 2049». Командор ордена Британской империи и первый оператор, удостоившийся этой награды.

Оператор, не боящийся сгореть на работе

Отличается стабильностью в работе с режиссерами: снимал 11 фильмов Оливера Стоуна и 7 картин Мартина Скорсезе. Также работал над всеми последними фильмами Квентина Тарантино, начиная с дилогии «Убить Билла». Ричардсон всегда ставит во главу угла хороший кадр, иногда даже рискуя жизнью. Например, на съемках «Авиатора» он так близко подошел к пылающему самолету, что сжег свои кеды. Такую готовность сгореть на работе оценили киноакадемики (у Ричардсона три «Оскара»).

Свой человек и в артхаусе, и в мейнстриме

Сын художницы. Родился в Британии, но с 1985 года живет в Копенгагене. Снял несколько фильмов в стилистике «Догмы 95», сотрудничал со многими видными британскими и датскими режиссерами — такими как Дэнни Бойл, Томас Винтерберг, Ларс фон Триер. Причем за операторскую работу в бойловском «Миллионере из трущоб» получил «Оскар», а в триеровском «Догвилле» — приз Европейской киноакадемии. Еще удостоился от фон Триера едкой колкости в «Рассекая волны», когда на похоронах одного из жителей шотландского городка служители церкви говорили об усопшем: «Энтони Дод Мэнтл был настоящим грешником». На самом деле оператор — настоящий кудесник картинки, который виртуозно снимает не только экспериментальные авторские картины, но и энергичные блокбастеры и экшены вроде «Судьи Дредда», «Гонки» и «В сердце моря».

Оператор, лучший друг которого — темнота

Оператор наполовину иранского, наполовину французского происхождения. Родился в Тегеране, но в раннем возрасте с родителями переехал в Париж. Отец Дариуса Ходжи был крупным бизнесменом и владел двумя большими кинотеатрами в центре Тегерана. В Париже Дариус часто ходил в кино на хорроры. Когда ему в 12 лет подарили восьмимиллиметровую камеру, первым опытом стала серия короткометражек о Дракуле, в которых он был режиссером, оператором и актером. После обучения киноискусству в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе вернулся в Париж, снимал рекламу и музыкальные клипы. Первой его крупной работой стали «Сокровища Сучьих островов» Франсуа-Жака Оссана, но настоящий прорыв произошел после выхода триллера «Семь» Дэвида Финчера. В этой картине оператор показал мастерскую работу с темнотой, которую позже применил в «Комнате страха», а также в фильмах Романа Полански, Вонга Кар Вая, Михаэля Ханеке, Вуди Аллена, Дэнни Бойла, Джеймса Грея, Алана Паркера. Картина последнего — «Эвита» — принесла Хонджи номинацию на «Оскар».

Оператор, способный затмить режиссера

Мексиканский оператор. Его дед был мэром Мехико, но был вынужден эмигрировать в США — по политическим мотивам. Впрочем, Родриго родился в Мексике: его отец, проведя большую часть жизни в Америке, все-таки вернулся на родину. В Мексике Прието и начал свою карьеру, но затем перебрался в Голливуд. Снимал фильмы с реверсивной драматургией для Алехандро Гонсалеса Иньярриту («Сука-любовь», «21 грамм», «Вавилон»), Дженнифер Лоуренс в открытом космосе для Мортена Тильдума в «Пассажирах», небоскребы на закате для Оливера Стоуна в «Уолл-стрит. Деньги не спят» и Леонардо Ди Каприо в кокаиновом угаре для Мартина Скорсезе в «Волке с Уолл-стрит». Со Скорсезе Прието также сделал «Молчание», в котором фигура оператора по большому счету затмила фигуру режиссера. Обладатель «Золотой озеллы» Венецианского фестиваля.

Снимал для Нолана, а потом ушел снимать для себя

Увлекаться кино начал в 11 лет, когда увидел, что недалеко от его дома проходят съемки боевика. Вдохновившись, стал экспериментировать с камерой и снимать любительские короткометражки. Однако его профессиональная карьера началась с теленовостей — хотел продолжить журналистскую династию, которую начали его дед и отец. Оттачивая репортажный стиль съемки, Пфистер все же не забывал о кино — и когда Роберт Олтман искал оператора-новостника, чтобы добавить в мини-сериал «Таннер» на НВО несколько документальных кадров и интервью, Пфистер показал себя во всей красе. Работал почти над всеми фильмами Кристофера Нолана (поэтому, например, отказался от экранизаций романов о Гарри Поттере). В 2014 году состоялся его режиссерский дебют — технологическая антиутопия «Превосходство» с Джонни Деппом.

Сформировал визуальный язык фильмов Уэса Андерсона

Постоянный оператор Уэса Андерсона, который способствовал формированию визуального стиля режиссера — от репортажного реализма в «Бутылочной ракете» к сказочной условности в «Отеле «Гранд Будапешт». В кино Йоумен и Андерсон создали свою легко узнаваемую, но вместе с тем уникальную вселенную. Помимо этого, также работает с комедиографом Полом Файгом, для которого снимал «Девичник в Вегасе», «Копов в юбках», «Шпиона» и новых «Охотников за привидениями».

Оператор «Изгой-один: Звездные войны. Истории»

Австралийский оператор. Первой его картиной, обласканной критикой, стала «Яркая звезда» Джейн Кэмпион — за нее Фрейзер также получил премию Британского независимого кино. После этого снимал такие фильмы, как «Впусти меня. Сага», «Белоснежка и охотник», «Ограбление казино». Свой уровень мастерства показал в «Цели номер один» Кэтрин Бигелоу, которая вызвала скандал из-за натуралистичных сцен пыток. Несмотря на то что критики хвалили операторскую работу, среди пяти номинаций на «Оскар» для Фрейзера места не нашлось. Следующий крупный проект, «Изгой-один: Звездные войны. Истории», он снимал на линзы из 1970-х — отсюда в фильме этот ласкающий мягкий расфокус.

Кит Ричардс операторского мастерства

Оператор-бунтарь австралийского происхождения, большую часть жизни проведший в Азии. Не окончив Сиднейский университет, где учился на искусствоведа, отправился путешествовать и набираться опыта. Его университеты — работа в Индии и норвежском торговом флоте (по словам Дойла, качка на корабле повлияла на его стиль съемки). Также ему пришлось побывать пастухом в израильском кибуце и доктором китайской медицины в Таиланде. Внес огромный вклад в работы крупнейших азиатских режиссеров. В его копилке фильмы Вонга Кар Вая и Чжан Имоу («Любовное настроение» принесло оператору технический гран-при Каннского фестиваля, а «Герой» — статус визионера), сотрудничество с Чжан Юанем и Питером Чанем. Снимает и для американских режиссеров, в том числе для Джима Джармуша, Джеймса Айвори, Гаса Ван Сэнта, Джона Фавро и др. Самого себя называет «Китом Ричардсом операторского мастерства». Как и рок-звезда, Дойл тоже часто допускает эпатажные высказывания — в том числе критикует коллег по цеху и режиссеров. А еще любит импровизировать и обладает ярким и авангардным стилем съемки. Например, знаменитый последний кадр «Предела контроля» получился благодаря тому, что оператор, идя по эскалатору, случайно споткнулся и упал с камерой.

Обладатель «Оскара» за «Нефть», адепт пленки

Начинал как оператор спецэффектов в Industrial Light & Magic, где работал над пятой и шестой частью «Звездных войн» и «Инопланетянином». В 1980-е стал работать на телевидении, а затем и в кино. В середине 1990-х у него после «Роковой восьмерки» образовался творческий тандем с Полом Томасом Андерсоном: Элсвит превратился в его постоянного оператора (а за «Нефть» получил «Оскара»). Номинировался на золотую статуэтку Киноакадемии и за «Доброй ночи и удачи» Джорджа Клуни, где показал все свое мастерство: изначально черно-белый фильм был снят в цвете, а в ч/б переведен уже на постпродакшене, чтобы сохранить всю полноту цветов (особенно оттенки черного и серого). К слову, Элсвит — ярый сторонник пленки: по его мнению, у цифровой съемки нет структуры и объема. Также известен как оператор нескольких частей «Миссия невыполнима», «Сирианы», «Майкла Клейтона», «Красного пояса», «Стрингера» и сериала «Однажды ночью».

Из его кадров легко собрать выставку в картинной галерее

Инженер-технолог по образованию, инженер кинематографического пространства по призванию — работал с Павлом Лунгиным, Андреем Звягинцевым и Алексеем Федорченко (благодаря сотрудничеству с последним удостоился приза Венецианского фестиваля за операторскую работу в «Овсянках»). Вообще, «Овсянки» стали для Кричмана этапной работой — в плане поиска визуальных решений, эротических сцен, глубины образов. Но больше всего он все-таки известен благодаря сотрудничеству со Звягинцевым: кадры из их фильмов так и просятся быть выставленными в картинной галерее (или быть распечатанными на фотообоях). Высокий статус Кричман подтверждает еще и тем, что сотрудничает не только с отечественными кинематографистами, но и с западными: снимал «Фрекен Юлия» для Лив Ульман и «Скрижали судьбы» для Джима Шеридана. Лауреат национальных кинопремий «Ника» и «Золотой орел».

Голливудский оператор с французским акцентом

Начал карьеру с сотрудничества с режиссером Жан-Пьером Жене, которое продолжается и по сей день. Работал над картинами братьев Коэн, Тима Бертона и Александра Сокурова. Нагляднее всего визуальный стиль Дельбоннеля иллюстрирует «Амели»: как правило, оператор использует очень теплые цветовые палитры на основе желтого и зеленого. Также любит эффект зернистой пленки, что в сочетании с цветовыми решениями создает легкий налет ретро. Его стиль ценят в профессиональной среде: у Дельбоннеля несколько номинаций на «Оскар».

Его камера — просто космос

Швейцарский оператор с голландским паспортом. Известность и похвалу критиков получил после сотрудничества с режиссером Томасом Альфредсоном («Впусти меня», «Шпион, выйди вон!»), после чего Спайк Джонз позвал его снимать роман между писателем и высокоинтеллектуальной операционной системой в «Она», Кристофер Нолан — освоение космических пространств в «Интерстелларе», а Сэм Мендес бондиану в «007: Спектр». С Ноланом Ван Хойтема также работал над блокбастером о Второй мировой войне — «Дюнкерком».

Заслужила прозвище «живописец экрана»

Аргентинский оператор. Брайер работает с режиссерами со всего мира, а снятая ей перуанская поэтическая драма «Молоко скорби» Клаудии Льосы получила «Золотого медведя» Берлинского фестиваля и номинировалась на «Оскар». В постапокалитическом роуд-муви «Ровер» Дэвида Мишо можно было наслаждаться снятыми ею живописными пейзажами, а в глянцевом хорроре «Неоновый демон» Николаса В.Рефна — красотками, стоящими в свете софитов и обмазанными золотой краской. Своими учителями Брайер называет Кристофера Дойла («Чункинский экспресс», «Герой»), Жан-Ива Эскоффье («Любовники с Нового моста», «Умница Уилл Хантинг») и Славомира Идзяка («Король Артур», «Падение «Черного ястреба»).