Театральная афиша Москвы
Расписание и билеты

Спектакль Вишневый сад, Санкт-Петербург
Постановка МДТ — Театр Европы

8

Традиционный и в то же время стопроцентно авторский Чехов

Патриарх «академической» режиссуры Лев Додин, практически не выходя за рамки привычного психологического театра, тем не менее, создает абсолютно современный спектакль с очень индивидуальным подходом к классической пьесе: характеры героев и время действия пьесы показаны с позиций сегодняшнего дня, когда нам уже известно, чем кончится эпоха вишневых садов. В роли Раневской — Ксения Раппопорт, а роли Лопахина — Данила Козловский.

Место проведения

МДТ — Театр Европы

МДТ — Театр Европы

7.0
Эталон русского психологического театра. Вотчина режиссера Льва Додина
Подавляющее большинство артистов труппы — ученики великого педагога Аркадия Кацмана или самого Додина; связь педагогики со сценической практикой — мощный козырь МДТ. После того как в труппу влились додинские выпускники 2007 года, в том числе Данила Козловский и Елизавета Боярская, театр переживает безусловный расцвет. Развлечений от Малого драматического не ждут, и потому здесь возможен спектакль, который длится с утра до вечера, — «Бесы» по Достоевскому. В России труппа проводит только две трети сезона, и почетный титул Театра Европы — еще одно свидетельство признания за рубежом. На большой сцене идут додинские «Жизнь и судьба», «Варшавская мелодия», «Дядя Ваня», «Московский хор», а также отличные спектакли последних лет — «Три сестры» (2010) и «Коварство и любовь» (2012). Камерная сцена отдана молодым режиссерам — ученикам Додина, хотя подаваемые ими надежды пока достаточно скромны.
касса+7 (812) 713 20 78
адрес
официальный сайт

Галерея

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Жанна Зарецкая
отзывы:
614
оценок:
207
рейтинг:
569

Раппопорт, Козловский и Боярская во второй версии «Вишневого сада» Льва Додина

Войдя в зал, зритель попадает непосредственно в гостиную Раневской: пол выкрашен в черный цвет, деревянные двери заменены на белые со стеклянным вставками, которые распахиваются и звенят, точно от легкого весеннего ветерка. Все действие происходит на месте снятых первых трех рядов партера — сцена задействуется лишь несколько раз, а бильярдный стол и вовсе установлен между пятым и седьмым рядом. Голоса героев звучат сначала за стенами зала, а потом уже мы встречаемся с хозяйкой имения. Раневскую играет сокрушительно женственная Ксения Раппопорт, которой с первых же ее легких шагов в пространстве спектакля прощаешь все ее дальнейшие грехи: и беспечность в серьезных вопросах, и случайную жестокость по отношению к падчерице Варе, и покинутую ради парижского любовника родную дочь Аню, и многое другое, что эта прекрасная женщина совершает просто оттого, что она живет исключительно в мире своих чувств.
Спектакль «Вишневый сад» — это не прогулки Додина с Чеховым, а беседа двух больших российских художников о судьбе их страны, и, хотя драматурга и режиссера разделяет целый век, диалог их легок и содержателен. Додин запросто передает реплики одних персонажей другим, меняет подтексты, добавляет события. Потому что невозможно играть сегодня «Вишневый сад» так, словно не было XX века. Финальная сцена — это герои в белом исподнем, идущие цепью вдоль деревянной стены, обнаружившейся за занавесом: история превратила их личные драмы в единую национальную трагедию. И это дает право Додину гораздо более жестко расставлять оценки, чем это делал Чехов. Его Лопахин — даром что в исполнении красавца Данилы Козловского — превращается в опереточного персонажа, который мечтает лишь об одном: строить «дачи, дачи, дачи» — и на белом занавесе-экране роскошный сад по мановению бильярдного кия в руках Лопахина закрывают квадратики с надписью «25 десятин», которые, в свою очередь, оборачиваются купюрами. Такой Лопахин не только не делает предложения Варе Лизы Боярской, весь спектакль глядящей на него огромными любящими глазами, которые наполняются слезами каждый раз, когда Лопахин ведет себя пошло, — он умудряется, воспользовавшись ее чувствами, переспать с ней, а затем, вместо предложения, заговорить о погоде.
Спектакль Додина — о том, как персонажи Чехова становятся героями, противостоя превращению их драм в дешевую оперетку. О том, с каким мучительным отчаянием вглядывается в пустоту зала, ожидая результатов торгов, Раневская — Раппопорт, как собирает последние силы, чтобы достойно ответить покидающему ее Лопахину Варя — Боярская, о том, с каким сосредоточенным спокойствием безумца ест анчоусы вернувшийся с торгов Гаев — Игорь Черневич, от которого в этот момент не отвести глаз. И о том, как с жутким немецким акцентом голосит Шарлотта — Татьяна Шестакова «Все хорошо, прекрасная маркиза», когда мир катится в пропасть.

Отзывы пользователей о спектакле «Вишневый сад»

Фото Георгий  Муа
отзывы:
13
оценок:
17
рейтинг:
35
9

Тусклый свет, мебель в чехлах, огромная люстра закрыта, и даже книжный шкафчик, живой и полноценный персонаж спектакля, о котором будет так взволнованно рассказывать Гаев ( удивительная роль Игоря Черневича), укрыт. Дом заброшен, и подобно старому Фирсу (Александр Завьялов), одинок. Все посылы, которые будут исходить от героев в его пространстве - лишь записки из мертвого дома.

Известно, что в МДТ удивительно чувствуют Чеховскую прозу. Манера играть его пьесы, идентичность актеров персонажам давно стали эталоном. Но никогда зрителя не впускали в собственно пространство спектакля. Актеры существуют внутри зала, между первым рядом и сценой, в центральном проходе, неистово носятся и кричат из фойе. Именно радостный голос Раневской (блистательная Ксения Раппопорт), за пределами зала, оповестит нас о том, что она возвращается. В обитель, где ее душа покойна, без мыслей о будущем, которая дарит ту самую возможность, мечтать, которой пользуются все герои Чехова, под беспроцентный кредит.

Открываются двери, яркий солнечный свет наполняет дом, улыбки и разговоры, ностальгия - невыносимая легкость бытия. И только один человек не поддается этому благоденству - Лопахин (Данила Козловский). Он настоящий одиночка. Неотомщенный. Вишневый сад, место, где его предки были рабами, о чем он в ярости кричит в зал, после приобретения. Место, где он босой бегал от лупившего отца. Если для Раневской, Вари (Елизавета Боярская), Ани (Екатерина Тарасова) - это место причал, то для него старый, разрушенный порт. Лишь в самом начале, при первом предъявлении своего плана, на огромном мониторе, Лопахин с добрым энтузиазмом рассказывает, что сад надо поделить на дачные участки, это даст минимум 25000 чистого дохода, словно волшебной палочкой, он создает идеальный мир, где и волки сыты и овцы целы. Семья сможет жить припеваючи, сад останется нетронут. Новая жизнь подобно волне затапливает имение. Ни любви, ни тоски, ни жалости. "Но ведь сад самое прекрасное , что есть во всей округе" - говорит Раневская, с широко открытыми глазами. Водораздел определен.

На примере Вишневого сада, Додин показывает трагедию русской интеллигенции. Она всегда не готова к переменам, всегда обременена прошлым больше чем будущим, слепа к надвигающейся опасности. Беззащитна. Вещь в себе. В то время, как рушится жизнь, Раневская обедает в городе, оставляет на чай золотыми, а ее брата, мужчину солидных лет, одевает слуга. Мужики при господах,господа при мужиках , так было раньше, грустно декламирует Фирс в конце спектакля. Простая и необходимая правда.

Еще ненадолго , накануне аукциона в доме будут танцы, агония имеет свойство притворяться счастьем, на мониторе нам покажут реальный вишневый сад, ретро съемки ( мастерская работа Алишера Хамидходжаева). А потом войдет Лопахин. 90 процентов зрителей не будут его видеть. Он будет стоять в конце зала, и смотреть на безудержное веселье домочадцев, занеся топор над их головами. В ключевой сцене пьесы и спектакля, на его пике, на тревожный вопрос Раневской, кто купил Вишневый сад, Лопахин ответит еле слышно “Я”. Топор опустился. Зал замирает и следует пятиминутка, где Данила Козловский снова показывает, за что его полюбили критики, коллеги, публика. Яростная истерика, включающая зловещие танцы, песню Синатры ( на отличном английском) My way, безумный взгляд в зал, лицо с которого градом льется пот. Полное проживание роли.
“…Сколько слез еще прольет небо синее, из глаз людей черпая влагу…сила держится на чужом бессилии, и слабого в клочья рвут, как бумагу”©. Одержимость и триумф, на фоне распятых.

Додин дает ему еще один шанс на светлый образ, в сцене с Варей, но он делает контрольный выстрел, и после интима с ней, жестоко спрашивает – “Куда теперь Варвара Михайловна?”. Елизавета Боярская в эти секунды показывает безграничный талант, и едва сдержавшись, спокойно отвечает, что пойдет экономкой. Осечка.

Дом пустеет, так и не получив второго дыхания. Раневская с семьей возвращается в Париж, чтобы влачить там жалкое существование. Напоследок она с братом попросят еще раз посмотреть видео из того вишневого сада, где они были счастливы, но получат от Лапахина, лишь две пленки на руки. Без сентиментов. Лопахин уедет в Харьков. Епиходов будет следить за имением (корифей МДТ Сергей Курышев тут в роли хранителя Чеховских традиций театра, как и Татьяна Шестакова в роли Шарлотты). Он поквитался с тяжким грузом прошлого. Теперь там дачи, дачи, дачи. Нелюбовь последний раз осмотрит имение, и струна обернется сиреной. А вместо стука топора, брошенный Фирс заколотит по деревянной стене. Своими руками загубленный сад.

Счастливых не останется, горе от ума одному, горе от наива другим. Экран еще раз осветит опустевшую сцену, чтобы на нем появились актеры величайшей труппы, в белом исподнем, приговор очевиден, но, как и в постановке “Жизнь и судьба”, Лев Абрамович не позволит вам увидеть их смерть. Они герои Чехова, обреченные жить вечно. Просто недотепы.

Фото Агнесса Павловна
отзывы:
2
оценок:
5
рейтинг:
0
9

Даже декорации в этом спектакле разговаривают со зрителем.
Ты не понимаешь, но чувствуешь всю драму, произошедшую здесь.
Игра актеров - эталонная игра этой пьесы. Как я когда-то читала роман, я вижу актеров, сошедших со страниц книги. Как хорошо они смогли передать внутренние переживания героев. Как хорошо передана безграничная любовь жильцов этого дома, и ненависть Лопахина ко всем, что так любят девочки. И хочется рыдать вместе с хозяйкой дома в конце спекталя. И жалко не дом, а всю русскую интеллигенцию, которую вырубили подобно саду. И которая была таким же цветом России, как вишневый цвет.
Как хорошо передан контраст легкого бытия на фоне надвигающейся пропасти, которую герои уже ощущают, но продолжают упорно игнорировать.

Фото longkiss
отзывы:
9
оценок:
10
рейтинг:
4
9

Чудесный актерский состав. Замечательная игра. Но зачем завешивать тканью люстру и переносить действие в партер? Что делать простым смертным, сидящим на балконе во втором ряду, у которых перед глазами только люстра? Действие было плохо видно. И очень душно.

Фото Александра Климова
отзывы:
24
оценок:
31
рейтинг:
5
9

ПРОДАНО! МУЖЧИНЕ В БЕЛОМ ЖИЛЕТЕ И ЖЕЛТЫХ БОТИНКАХ!

Кресла, упакованные в чехлы, люстра, стремянка в центре зала, накрытый белым полотном биллиардный стол. В тележке лежат книги дореволюционного издания, на диване газета “Московские ведомости” 1864 года. Мы в имении Раневской. Через распахнутые белые стеклянные двери внутрь льется яркий свет. Свет – визитная карточка художника Александра Боровского, полноценный герой практически каждого спектакля с его сценографией. Время действия – поздний вечер, но мне кажется, что стоит только пройти в эти белые двери, как мы окажемся на залитой светом веранде с высокими перилами. И если на них взобраться, то можно будет прямо с дерева есть крупные спелые вишни и смотреть, как солнечные зайчики рисуют причудливые узоры на деревянном полу. Откуда-то издалека раздаются голоса. Звук становится все громче, и вот мы можем уже различать слова. ”Воздух! Какой воздух!” И в зрительном зале появляются люди: Раневская, ее брат, дочери, лакей Яшка. Таким чистым, беззаботно-легким свет больше не будет. И с его изменениями, от прозрачного до охристого оттенка будет меняться атмосфера спектакля.

Ни разу еще за всю свою театральную жизнь я не ощущала себя настолько внутри постановки, и дело здесь не просто в декорациях. Дело все в том же удивительном феномене театра Додина, который никогда не нарушает границ времени и пространства, но в то же время все его постановки о нас, сегодняшних. Так было с “Врагом народа”, так стало и с “Вишневым садом”. Искусство, пожалуй, в том и заключается, чтобы показать, что все эти люди в дорогих модных костюмах прошлого столетия, шикарных шляпах, кружевных перчатках на самом деле живут среди нас. Сейчас они носят Армани, а может, H&M, или рваные джинсы, неважно, суть их не изменилась. Есть среди нас и Пети Трофимовы, которые верят, что “тот, кто не знает тьмы, не увидит света”, и Раневские, готовые бежать назад, к тому, кто промотал все их деньги, и хрупкие, но сильные духом Вари и Ани, и, конечно, Лопахины, для которых “самое главное в вишневом саде то, что он большой”.

Лопахин пытается попасть в это общество уже не богатых, но еще знаменитых, и раз за разом получает изящные щелчки от Раневской. Так легко и непринужденно существовать на сцене может только Ксения Раппопорт. Шикарнейший образ интеллигентной дамы, которая уже в долгах, но все равно дает на чай официанту, потому что иначе не может, иначе нельзя. И деловое предложение Лопахина отвергает по той же причине. Вишневый сад не должен погибнуть!

Только вот Лопахин думает иначе. Как Раневская не может видеть реку, в которой утонул ее сын, так и Лопахин не может видеть вишневый сад, молчаливого свидетеля его унижений. “Я купил имение! Где мой отец и дед были рабами! Я его купил!” Этот яростный крик Данилы Козловского будет звонко отскакивать от стен театра. И становится ясно, что где-то глубоко в душе его героя все еще живет тот маленький обиженный мальчик, которому Раневская смывала с лица кровь.

В том, что он отличный делец и предприниматель, сомневаться не приходится. Хотя для меня эта черта наиболее ярко раскрывается не в сцене триумфа Лопахина, ни в исполнении My Way, а в объяснении с Варей. На протяжении всего спектакля ее внимательный, лучистый взгляд не отпускает Лопахина ни на минуту. И вот смотрит она на него огромными счастливыми глазами, и будущее уже себе, наверное, нафантазировала. А он бросает сухое: “Куда же вы теперь, Варвара Михайловна?” Фраза, как кулаком в солнечное сплетение, но Варя держит удар стойко, только взгляд меркнет (молодец, Лиза! Браво!). Зарыдает она позже. Я сидела в полутора метрах от Данилы и видела, как заходили желваки на его скулах и начал дрожать подбородок. Казалось, еще мгновение, и Лопахин бросится ее утешать. Но он лишь резко разворачивается и выходит из комнаты. У него был выбор: любимая (я в этом убеждена) женщина или уничтожение вишневого сада. И он этот выбор сделал…

Имение пустеет, гаснет свет, и Лопахин запирает двери в зал. “А как же мы отсюда выйдем?” – громко спрашивает старушка из первого ряда. Появляется Фирс, о котором забыли из-за безответственного Яшки. Один из самых сильных моментов спектакля, когда Сергей Курышев поднимается на сцену и с гулким стуком его кулак упирается во что-то твердое. Доски. Стена из срубленных вишневых деревьев. Заперто!

Фото Uliss Backdoor
отзывы:
20
оценок:
20
рейтинг:
18
9

Запертые в Вишнёвом саду

Какими израненными мне представляются актёры после спектакля, записал однажды Франц Кафка в своём дневнике. Каким же неожиданно обнажённым, тонким, трогательным рождается спектакль в МДТ.
Расширенное сценическое пространство или стирающаяся на глазах граница между участвующими в постановке и смотрящими её – сразу же переводит происходящее
на другой уровень сопричастности и вовлечённости – все в саду – и всё начинается ещё задолго до третьего звонка и вряд ли заканчивается аплодисментами.
Это мог бы быть ты, это твоя история, твой дом, твой сад, твоя жизнь, твоё будущее.
Будущее. Будущее – это смерть. Но будущее – это и рождение. Будущее сада.
В котором ты не можешь ничего изменить. Не можешь изменить то, что больше тебя, то, что тебя вырастило. Ты просто не в силах. Изменить время.
Всё, что ты успеваешь, остановиться на мгновение – взглянуть ещё раз на стены, окна, двери, деревья, фотографии…
Не торопись. Посмотри на всё это со всей любовью, со всей нежностью,
что в тебе ещё остались. Потому что ты больше их никогда не увидишь.Такими. Запомни их. Запомни себя. Запомни этот день, эту жизнь.
Быть может, все они хотят тебе что-то сказать. Что-то, что ты постоянно как-то упускал, что-то важное, что-то простое, что-то вроде того,
что никто их у тебя никогда не заберёт. Ни дом, ни сад.
Потому что они и есть ты.
И вдруг ты снова слышишь, как стучит твоё сердце.

Встречайте новую «Афишу» Рассказываем о всех нововведениях Afisha.ru

Встречайте
новую «Афишу»

Ежедневно мы собираем главные городские
развлечения и рассказываем о них вам.

  • Что нового:

    В ба­зе «Афи­ши» сот­ни
    событий: спек­таклей, фильмов,
    выс­тавок и мы помогаем
    выбирать лучшие из них.

  • Что нового:

    У каждого события есть
    короткий приговор, помогающий определиться с выбором.

  • Что нового:

    Теперь найти сеансы в 3D
    или на языке оригинала
    с субтитрами еще проще.

  • Что нового:

    Не стойте в очереди,
    покупайте билеты онлайн!

  • Надеемся,
    вам понравится!

    Продолжить