Как вам спектакль?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Жанна Зарецкая
Фото Жанна Зарецкая
отзывы: 477
оценки: 158
рейтинг: 450
7
Скелеты в шкафу, с которыми необходимо разбираться

У «Такого театра» — десятилетие. В связи с чем Александр Баргман и компания устроили в городе ретроспективу всех спектаклей театра, припася на финал премь­еру по пьесе английского классика прошлого века Пристли. Вообще Пристли-драматург — наследник двух славных явлений английской литературы: романов Диккенса и детективов Конан Дойла. Многие его пьесы ограничены персонажами семейного или просто ближнего круга и почти все с какого-то момента действия вдруг оборачиваются захватывающим психологическим расследованием.

Во «Времени и семье Конвей» у Пристли главного героя нет: в компании, состоящей из мамаши — вдовы и любительницы вечеринок, шести ее детей и трех гостей дома, — все равны перед памятью и временем, которое убивает. А на сцене есть героиня по имени Кей — и все остальные (это я не про значимость актерских работ, оно приятно поражает, а про сюжет). Вообще спектакли «Такого театра» всегда очень честны, и за это им можно простить и чрезмерную иронию, и нередкий сумбур. Однако невозможно усомниться в том, что происходящее на сцене — это почти что исповедь, хотя и с изрядным ироническим довеском, режиссера Баргмана, а главный герой — его alter ego. Так что вместо сменяющих друг друга, как в кино, картинок семейной жизни на сцене возникают лабиринты сознания 40-летней женщины, которую играет 25-летняя актриса МДТ Дарья Румянцева. Художник Анвар Гумаров укутал сцену в белые летящие занавески — они и гипнотизирующая музыка напомнили о легендарной «Школе для дураков» Андрея Могучего. Ее действие тоже происходило внутри сознания — девственно чистого сознания мальчика-шизофреника. В спектакле Баргмана на прошлое и настоящее смотрит писательница, переживающая кризис среднего возраста. Она ныряет из юности с ее грезами и комплексами — в зрелость с комплексами, но уже без грез — и снова в юность, чтобы провести подробную ревизию прошлого и посмо­треть на его «скелеты» как на персонажей будущей книги. Именно так их и воспринимаешь, поэтому в их катастрофах нет сентиментальности, а есть свежая ­театральность. Оксана Базилевич, играя мамашу, из неувядающей Коломбины лепит усталую актрису, наконец-то снявшую грим и взглянувшую на себя в зеркало. Александр Стекольников (Алан), начиная как блаженный, оборачивается мудрецом. Роскошная Мария Сандлер, наоборот, начинает едва ли не сказочной принцессой, а заканчивает беспомощной женщиной, чье красивое лицо выглядит искусственной маской. Только славная Алина Кикеля, которую Баргман переманил из Новосибирска, лепит свою Кэрол словно бы из одного куска, цельного и прекрасного. И юная актриса Даша Румянцева вдруг начинает транслировать удивительную, недетскую наполненность. А история получается про то, что выход из кризиса среднего возраста только один — вперед, в прошлое, без страха и упрека.

0
0
...
7 декабря 2011

Лучшие отзывы о спектакле «Время и семья Конвей»

Фото Егор Королёв
Фото Егор Королёв
отзывы: 371
оценки: 371
рейтинг: 750
9

Каждый из нас мечтает, что через 20 лет жизнь будет прекрасна. Не каждый эти 20 лет работает на прекрасное. Хочется счастья, а палец о палец ударить сложно. Легче залезть на печь, свесить ноги и ждать - где это счастье, а оно-то и не думало приходить. Потому что счастье сопутствует добру, любящей семье и румяным пирожкам из той самой печи. А иначе - пыль да паутина, одиночество и неудавшаяся жизнь.

Именно поэтому этот спектакль актуален и важен. Он заставляет проснуться посреди повседневной жизни и спросить себя - а что ты делаешь, чтобы через 20 лет иметь право назвать себя счастливым, всё ли ты делаешь, так ли подрумянены пирожки. "Время и семья Конвей" предлагают реконструкцию - как могло быть и как быть не должно.

Побочная, но не менее интересная тема, - образ Кей. На наших глазах творит художник, переписывая на ходу некоторые сюжетные линии. Зритель словно подглядывает и для него действительно раскрывают секреты.

Кроме того, этот спектакль красивый. По музыке, свету, сценографии.

Дарья Румянцева - большая актриса, которой, судя по всему, многое подвластно (после Корделии, Герды, Олеси - такая роль...) Она начинает спектакль с того, что её героине 40 лет и я верю.

Спектакль этот настоящий. Вневременная и в большинстве своём новая для зрителя пьеса. И потому чеховские мотивы как никогда звучат по-новому. Ни одной претензии к актёрам. В каждом образе можно узнать себя и попытаться исправиться, отмыться от копоти, которая успела пристать.

Спектакль, который я посмотрю ещё не раз. За разговор о счастье. За то, что показали - как писатель начинает писать. За финал, который говорит о том, как должно быть. Головлёвы и Будденброки обречены, у семьи Конвей целых 20 лет впереди.

3
0
...
26 февраля 2013
Фото Елена Савицки
Фото Елена Савицки
отзывы: 11
оценки: 16
рейтинг: 16
9

Время действия в спектакле «Время и семья Конвей» занимает два дня, но промежутки между ними исчисляются двумя десятками лет: первое действие происходит после первой мировой войны в 1919 году – это двадцать первый день рождения Кей, будущей писательницы; второе - в ее же день рождения 1937 года, то есть перед новой войной; третье действие возвращает зрителя в 1919 год.

Пристли написал историю дружной семьи, которая из-за невнимания друг к другу, ошибок, совершенных каждым, теряет все. Время уничтожает мечты когда-то юных Конвеев, уродует их души, разобщает и разоряет эту семью.

У Пристли главной героиней можно считать Кей, которая чувствует острее и тоньше других. Баргман почти ничего не изменил в пьесе, он построил действие так, как будто все происходит сквозь призму воображения Кей (Дарья Румянцева), но это не ее фантазия или сон, просто ей дана большая, чем другим, рефлексия и предчувствие будущего.

Когда свет загорается, сцена предстает в виде белоснежного пространства, декорированного легкой тканью, художник Анвар Гумаров подчеркивает этой невесомостью особенность дома Конвеев. Посреди комнаты стоит большой светлый стол, покрытый белой скатертью, из которого, как из памяти, герои будут доставать старые вещи для их любимых шарад, во втором действии стол будет выглядеть голым, холодным, словно опустевшим, как и жизнь героев.

В первой части семья Конвеев празднует день рождения Кей, все веселы, нарядны, мать семейства (Оксана Базилевич) появляется в эффектном черном платье с высокой прической, приезжает ее любимец Робин (Александр Кудренко), которого демобилизовали, в доме царит атмосфера счастья. Среди приглашенных присутствует Джеральд Торнтон (Александр Лушин в очередь с Сергеем Куницким) с приятелем Эрнестом Биверсом (Павел Юлку), который вызывает почти у всех раздражение своей нелепостью, неловкостью, излишней скромностью.

Что касается Биверса, он, пожалуй, единственный персонаж, отличающийся от прописанного Пристли. В пьесе он неприятный коротышка, в спектакле высокий брутальный Юлку делает из него заикающегося мямлю, чтобы во втором действии представить циничного, грубого, но обладающего мужской красотой персонажа. Робин Кудренко появляется на празднике в военной форме, красивый, статный, энергичный и полный надежд, он любимец матери.

Вторая часть показывает Конвеев спустя восемнадцать лет. Комната, в которой они собирались во время веселого праздника, исчезла, вместо нее остались черные стены и белые балки, с которых раньше ниспадали белые, словно облака, шторы. Посреди комнаты остался деревянный ничем не покрытый стол, на него Джеральд положит свои бумаги, в которых говорится о печальном состоянии дел семейства, а миссис Конвей поставит бутылку коньяка. Это все, что осталось у когда-то счастливой семьи.

Если в пьесе легко винить во всем мать: в растранжиривании денег, недостаточной заботе и внимании к дочерям, к Мэдж, у которой миссис Конвей практически увела жениха, то в спектакле образ, построенный Базилевич, много сложнее – немало драматизма в том, как она рассказывает про свои старания, кажется, что она и правда не уследила, случайно пропустила все то, о чем должна была заботиться, на нее как будто и правда так повлияло время.

Опустившийся Робин, у которого не получилось ничего из желаемого, в пьесе остается наивным, самовлюбленным и самоуверенным мальчишкой, тогда как Кудренко признает его ошибки, в его герое проскальзывает какая-то обреченная человечность. Он все еще говорит, что добьется многого, но сам уже не верит в свои слова. Привыкший к любви и заботе матери, он столкнулся с самостоятельной жизнью, с женой, детьми, и все это произошло для него слишком быстро. Время не готово ждать даже Конвеев.

2
0
...
1 ноября 2013
Фото Oleg Kalinka
Фото Oleg Kalinka
отзывы: 104
оценки: 104
рейтинг: 22
9

Сегодня посмотреть постановку по произведениям Джона Бойтона Пристли задача довольно сложная и практически не выполнимая, его художественное наследие давно признано мировой классикой и переведено на многие языки мира, но на сцене и на экране увидеть что-либо поставленное по мотивам его произведений практически не возможно. Спектакль «Время и Семья Конвей» - это одно из немногочисленных сценических воплощений великого англисского классика мировой литературы, но это не единственный причина почему эта постановка может быть интересна зрителю нашего времени. Пьеса «Время и Семья Конвей» была написана Пристли в 1937 в сложное для Англии и всей Европы время, когда мир находился между двумя войнами. В это время люди пережившие ужасы Первой Мировой невероятными усилиями пытались вернуться к нормальной жизни, восстановить традиционные устои разрушенные в пламени бессмысленной войны, это послевоенное затишье было весьма коротким и в воздухе ощущалось угроза новой войны. Пристли в этой пьесе обращает свой взор на средний класс английского общества, это довольно разноликое сообщество, объединившее в себе мелких предпринимателей, интеллигенцию и других людей, чей труд был довольно сносно оплачен и позволял им вести размеренную, обеспеченную жизнь. В спектакле семья Конвей и её окружение - это люди среднего класса, живущего праздной жизнь, в которой эхо ужасов войны практически отсутствует, наличие не очень высокого, но стабильного дохода позволяет им жить беззаботной жизнью, где они скрываются от реального мира в оболочке Bon Vivon, фокусируя своё внимание на мире собственных эмоций и чувств. Эта сахарная оболочка или стены песочного замка, скрывают их от любого проявления реального мира и в этом бегстве от реалий жизни есть некоторое созвучие с чеховскими персонажами. В спектакле эта линия показана невероятно реалистично ярко, персонажи «Время и Семья Конвей», в своём нежелании видеть реалии мира, подобны страусу, прячущему голову в песок, при надвигающейся опасности. В спектакле крушение их песчаных замков приводит к краху их жизней, их надежд и открывает их реальную сущность, которая скрывалась за паутиной фальши и лжи во благо собственного счастья. Эти иллюзорные миры рушатся, показывают их реальные лица, ранее скрытые масками благополучия и инфантильности, спектакль в режиме флэшбэк показывает приближение этой трагедии и это усиливает драматичность картины. При всех различиях в во времени и географии персонажи «Время и Семья Конвей» очень близки к реалиям сегодняшнего дня, сегодня (среди наших друзей и знакомых) есть много людей, так же тщательно пытающихся жить в формате страуса прячущего, голову в песке от реалий современной жизни скрывающихся от реалий мира. Спектакль «Время и Семья Конвей» - это возможность вскрыть иллюзорность фальши за которой многие из нас скрываются от реалий мира. Открыв для себя драму «Время и Семья Конвей» мы сможем увидеть, что время, в котором жили герои Пристли очень похоже на мир в котором мы живем сегодня.

0
0
...
28 января 2019
Фото Ксения Кривеженко
Фото Ксения Кривеженко
отзывы: 26
оценки: 26
рейтинг: 15
7

Как все игриво и безоблачно в начале спектакля,шум,гам,смех.Как трагично все в середине спектакля,когда осознаешь,что жизнь распорядилась вопреки мечтам и надеждам. Самая юная героиня хотела не многого-просто жить,жить полной жизнью,но даже этого ей было не дано. Режиссер в середине спектакля расскрыл финал истории,а в заключительной части объяснил почему вышло так,а не иначе. Спектакль с большим диапозоном: от мурашек по коже до безудержного смеха. Правда я не совсем согласна с подбором актеров,играли хорошо,но чисто внешне, 2 актера не соответствовали характеру героев. Спектакль стоит посмотреть!

0
0
...
19 декабря 2014
Фото Татьяна Листаферова
Фото Татьяна Листаферова
отзывы: 43
оценки: 66
рейтинг: 70
9

Люди и время, их взаимодействие, противостояние и непротивление - все это слилось в пьесе Джона Бойнтона Пристли. "Время и семья Конвей" - тонкая психологическая драма созвучная мотивам творчества А. П. Чехова, Теннеси Уильямса, Юджина О'Нила и Трейси Леттса. Произведение сложное и практически неподъемное для театра, требующее фрейдовской готовности погрузиться в недра бессознательного. Решился на этот смелый шаг, поставить на сцене пьесу Пристли, режиссер "Такого театра" Александр Баргман.

"Время и семья Конвей" - это множество персонажей, характеров, точек зрения, фобий, маний и человеческих комплексов. Здесь нет хороших или плохих, злых или добрых героев. Здесь есть живые люди с их более чем настоящей жизнью, со своими планами, надеждами и ожиданиями. Но как часто бывает, на пути святой веры в светлое будущее вырастают обстоятельства, простые и грубые реалии, заставляющие забыть детские мечты и примириться с суровой действительностью. Драгоценное время, отведенное на покорение новых вершин, вдруг оказывается бездарно растрачено на приспособление к продиктованнным условиям выживания. В бездонное небытие один за одним утекают дни, годы, десятилетия. Утекает вся жизнь! И обернувшись назад, уже трудно представить, что все могло быть иначе. Остается только утешать себя мыслью о предрешенности человеческой судьбы. Несвершившиеся планы, рухнувшие иллюзии, неоправданные надежды, а в итоге - трагедия напрасной и бессмысленной жизни, озлобленность, ожесточенность и тотальное непонимание. А что если попробовать перемотать жизнь назад? Что если как в кино попытаться снять еще один дубль? К счастью в театре это тоже возможно. Герои драмы по режиссерской воле вновь проигрывают эпизод в поисках альтернативного развития событий. Одна попытка, вторая, третья - все напрасно. Со временем не поспоришь! Но режиссеру удалось обнаружить и вывести на авансцену недостающий "пятый элемент". Чуть больше любви, понимания, терпения, теплоты в интонациях, и жизнь человека будет спасена. Ведь злых людей нет, неудачниками не рождаются. Есть только люди, не получившие необходимой порции любви.

Глубина темы раскрывается в спектакле очень тонко и осторожно, как и требует того пьеса Пристли. Благодаря применнию эффекта кинематографических повторов режиссер акцентировал внимание на ключевых моментах сюжета, намеренно подчеркивая контраст существующей благополучной реальности семейства Конвей и его трагической перспективы. И чтобы смягчить переход от светлой картинки к беспросветной тьме и обратно, на сцене возникает тончайший белый занавес, который пеленой тумана ложится между двух историй. В очередной раз скрываясь за тонкой воздушной материей, персонажи преображаются до неузнаваемости. Мечтательные и смело смотрящие в будущее члены семейства Конвей, превращаются в запуганных и уставших от жизни жалких существ, которые вынуждены мириться с превратностями судьбы, человеческой подлостью, ложью и предательством. Эти перемены в образах демонстрируют колоссальных масштабов актерский талант исполнителей (О. Базилевич, В. Коваленко, Н, Бояренок, А. Кудренко, М. Сандлер, Д. Румянцев, А. Кикеля, Е. Латонина, П. Юлку, С. Куницкий), которые оказались способны на настоящие чудеса перевоплощения. И чем сильнее контраст двух историй "до и после", тем более впечатляюще воздействие спектакля на зрителя, который ни в коем случае не останется глух к основному посылу спектакля -человечность, доброта, понимание и, конечно же, любовь. И последнее, безусловно, самое важное в нашей жизни.

0
0
...
10 июня 2014