Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Губкин
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Кызыл
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новочеркасск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пушкино
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Средняя оценка: 3.9 из 5

Голосов: 14

Проголосовать
Этот спектакль сейчас нигде не идет

Клубы ладана и дрессированные кошки, иерихонские трубы и фокусы, балет и эстрадные скетчи; Фауст восседает на кубе, отсылающем к Черному камню Каабы, и отвечает по мобильному телефону кому-то то ли сверху, то ли свыше. Впервые Борис Юхананов показал этот «священный цирк» в 1999-м на легендарном фестивале «Гете — Пушкин». Спектакль возобновлялся несколько раз, и 13 лет спустя выходит его очередная реинкарнация: «мы сохраняем форму, сценографию, ряд мизансцен и общую их кантилену — и вливаем туда совершенно новое переживание гетевского текста». «Новое переживание» питается еще и тем обстоятельством, что ученик Анатолия Васильева Юхананов и другой ученик Васильева, Игорь Яцко, исполняющий роль Фауста и должность руководителя театра, играют «Фауста» в «Школе драматического искусства», оставленной ее создателем.

Рецензия «Афиши»

Оценка: 4 из 5
Спасибо! 1

Елена Ковальская

980 рецензий · 297 оценок · 1329 спасибо

Игра на повышение

В большом зале по кругу сидят на стульях актеры, человек ­тридцать. Среди них Игорь Яцко и Борис Юхананов. У всех в руках по томику «Фауста». Каждый знает «Фауста» наизусть и может процитировать с любого места. Актеры выходят в центр круга и читают отрывки. Одна актриса играет сейчас Маргариту, двадцать минут спустя — Директора театра. Две молоденькие девушки — Фауст и Мефистофель в той сцене, где бес является в шкуре пуделя.... Показать полностью

Игра на повышение

В большом зале по кругу сидят на стульях актеры, человек ­тридцать. Среди них Игорь Яцко и Борис Юхананов. У всех в руках по томику «Фауста». Каждый знает «Фауста» наизусть и может процитировать с любого места. Актеры выходят в центр круга и читают отрывки. Одна актриса играет сейчас Маргариту, двадцать минут спустя — Директора театра. Две молоденькие девушки — Фауст и Мефистофель в той сцене, где бес является в шкуре пуделя. Вдруг пошла пушкинская «Клеопатра». Слушаем подряд трех Клеопатр, у одной из них борода. «Это было сотворено в густоте психического акта, — комментирует Юхананов. — Но в первой нужно быть концептуально шире, потому что психический акт располагается во второй части». Снова читают из «Фауста». Колю ругают за то, что «противопоставил целому свою просодию». Аню хвалят за Фаворский свет. Катя читает самый первый пролог к «Фаусту» — тот, где «Вы снова здесь, изменчивые тени». На мой взгляд, Катя читает здорово, можно сказать, вдохновенно. И Яцко улыбается ей как добрый самаритянин, но он недоволен. Он просит Катю поразмыслить над строкой «Былые дни, былые вечера». Яцко считает, что Катя вместила в нее дионисийское начало, а он видит там начало аполлоническое. Катя согласно кивает, но, по всей видимости, не видит разницы. Когда он призывает увидеть в гетевском «полдне» «лучезарный эмпирей Данте», Катя закусывает губы. А тут еще вступает Юхананов: «А что за изменчивые тени?» «Это мои бывшие роли», — робко кокетничает Катя. «Ты зазерняешь на мелком! — вспыхивает Юхананов. — А «Фауст» не гондон, его на себя не натянешь! Эту роль не взять, если не иметь в виду трагическую метаморфозу времени…» ­Юха­нанов расходится, у Кати на глазах набухают слезы.

Лаборатории, в которых участвуют и актеры, занятые в спектакле, и другие, отпросившиеся ради этого из своих театров, шли летом параллельно репетициям спектакля и будут ­про­должаться, когда выйдет премьера. Лаборатории в «Фаусте» — публичная часть проекта. То есть сегодня вы смотрите спектакль, или «кристаллизацию», где Юхананов режиссер, а Яцко Фауст. На следующий день имеете возможность приобщиться к «живому процессу представления текста», где Юхананов и Яцко — комментаторы. Впрочем, спектакль тоже не такая ­уж и кристаллическая структура. Он родился еще десять лет назад как «проект, запущенный в эволюцию», и нынешняя премьера — лишь третья по счету метаморфоза. Впервые «Фауста» показывали в МТЮЗе во время фестиваля «Гете–Пушкин». Отчетливо запомнились три вещи: что Фауст с Мефистофелем менялись местами, что метро, когда «Фауст» добрал­ся до финала, было уже закрыто и что бог был клоуном, а чудо творения демонстрировали дрессированные кошки. Говорило все это скорее о провокативности фестиваля, чем разъясняло что-то в «Фаусте». Несколько лет спустя «Фауста» играли уже в Театре Станиславского. Его сократили с шести часов до трех с половиной, но по сцене вокруг черного куба, на котором сидел Фауст, по-прежнему разъезжала золотая колесница Юрия Харикова, кошки тоже были на месте. За пределами спектакля мерещился некий величественный замысел, сам же спектакль состоял из аттракционов. Похоже было, из Гете и кошек Юхананов пытался сложить новую мистерию — театр религиозный и одновременно общедоступный, массовый.

«Мы сохраняем форму, сценографию, ряд мизансцен и общую их кантилену — и вливаем туда совершенно новое переживание гетевского текста», — говорит Юхананов про новую постановку. В прошедшие десять лет Юхананов исследовал театральную игру в свете иудаизма, а Яцко развивал васильевский метод игровых структур и возглавил театр, когда Анатолий Васильев его оставил. Но интересно послушать не про их методы и даже не про Фауста. Мне интересно про ту самую «трагическую метаморфозу времени», из-за которой плакала Катя.

«Дело не в том, что буквально произошло за десять лет, — говорит Юхананов, — а в том, как добро и зло проявляют себя на путях нашей цивилизации. Еще десять лет назад, например, в тех катаклизмах, которые образовывали в своих отношениях добро и зло, не участвовало религиозное сознание. Но потом актуальность религиозного контекста невероятного возросла — достаточно вспомнить скандалы, которые выдержало современное искусство. В этом смысле внутренняя цивилизация российского человека достроена до своей полноты. И одновременно сама оппозиция между добром и злом невероятно обострилась, открыла множество своих свойств, свою парадоксальность. Как мне представляется, — тут Юхананов, чья речь обычно льется как песня, запинается. — Как бы вот… Мне представляется… Господь приблизился к человеку, — выдыхает он ­на­конец. — И это его приближение невероятно актуализирует и «Фауста», в котором он живет в каждой строке и в самом сюжете».

У Яцко к метаморфозам и «Фаусту» отношение свое, интимное. «Жизнь Фауста — это путешествие, и мне это понятно, потому что я и свою жизнь воспринимаю не как череду случайностей, а как череду закономерностей. Они и есть дорога, по которой ты идешь, и на этой дороге есть перекрестки времен. Я помню, когда впервые ощутил, что это такое: когда я пришел к Васильеву. До того у меня был младенческий период в театре, связанный с разочарованиями, кризисом, мне было 23 года, а я чувствовал, что я очень стар. И в 1988 году произошло чудо преображения. Все распахнулось. Я помню, как я из старика превратился в юношу, и я ничего не знал, и все находилось впереди. Потом снова шла жизнь до 2006 года, и внутренне я совершил круг и пришел в ту же точку. И тут — «Фауст»! И тут «Посвящение», с которого Борис начинает спектакль, с его заключительным словами: «Насущное отходит вдаль, а давность, приблизившись, приобретает явность». Я через эти строчки почувствовал, что я снова на перекрестке, и все впереди. И Лаборатория — это тоже было возвращением, ­по­тому что так мы работали с Васильевым над Томасом Манном: у нас был круг студентов, в котором мы разыгрывали всякие диалоги, и это было построение, не ориентирование на результат, и чудо складывалось не из постановочной иллюзии, а из того, что актеры сговорились между собой и начинали играть, основываясь на правилах игрового театра, и иногда вдруг возникало очень непривычное ощущение театра. Я всегда жалел, что это время ушло, возникли спектакли, репертуар, работа стала прагматичной, а я всегда хранил ностальгию по этим годам осознанного студенчества».

Яцко говорит про «животворящее сердце, которое бьется вне прагматических целей», но Юхананов мягко его так останавливает. У него созрела формула.

«Наступило время Содома. Содома, построенного на законе: «мое — мое, а твое — твое». А есть закон, который можно назвать законом Небесного Иерусалима, и он звучит совершенно иначе: «мое — твое и твое — твое». И Лаборатория — это тот круг, который построен по законам Небесного Иерусалима, где закон «мое — твое и твое — твое» выражается в самих принципах игры, когда я отдаю свою игру тебе и слышу твою игру как свою».

Вот в этом месте заплакала и я.

Скрыть

Все рецензии «Афиши» 2

Лучшая рецензия

Оценка: 5 из 5
Спасибо! 2

strofa2006 strofa2006

1 рецензия · 1 оценка · 2 спасибо

О спектакле Фауст (7 апреля, открытый показ в театре Школа драматического искусства)в постановке Бори Юхананова и Игоря Яцко.
Давно не смотрел спекталя с таким мощным объемом театрального мироустройства, сложностью и точностью постановки. Это шестая редакция Юхананова, и у Бориса было время подумать на этим текстом и это чувствуется.
Четыре часа с одним антрактом пролетают незаметно и с ощущениее непрерывного столкновения с текстом Гете,с Борисов Леонидовичем, который его гениально все таки... Читать полностью

Рецензии пользователей

Оценка: 4 из 5

Денис

69 рецензий · 223 оценки · 74 спасибо

Смешаное впечатление. С одной стороны, очень красивые декорации, хорошо поют, да и неплохо справляются со столь сложным произведением. Некоторые сцены просто завораживающие. Но одновременно с ними есть и откровенно мусорные моменты. Например, просто не вяжется с общей канвой сцена, когда Мефистофель в образе Фауста общается со вторым школяром. Сцена потрясающая своим убожеством - как в дешевом амерском ТВ шоу. Возможно, в этом была некая режиссерская задумка, но я ее не понял. После этой сцены... Читать полностью

Оценка: 5 из 5

Tirsos

12 рецензий · 77 оценок · 6 спасибо

Фауст на крыше - счастье под крышей, бес - на коне! Империя страсти))), азартная игра, демоническая ирония, веселье, затаив дыхание!

Оценка: 3 из 5

Ulrih

270 рецензий · 348 оценок · 414 спасибо

Детский (впрочем, как и все в ШДИ), но этой своей непосредственностью - трогательный и весьма забавный спектакль. Собаки, кошки, интересный инвентарь. Очень хорошее музсопровождение... Весьма правильное приобретение в репертур ШДИ.

Все рецензии 8

Новые рестораны «Зарядье», кошерная кулинария у Патриарших и греческий гриль в Kombinat Deli

Реалистичная игра в настоящем подземном убежище

Квест-экзамен на вступление в ряды агентов MIB

Волшебные игры для всей семьи

Недетские развлечения: сложные, страшные и эротические игры 16+

Что делать, если в доме завелся призрак?...

На канале Comedy Central стартует 4-й сезон самого абсурдного реалити-шоу про бизнес «Nathan for...

Главные вещи осени — платье в цветочек и папин пиджак в мелкую клетку. Платья вы уже видели (если...

Станислав Зельвенский — о фильме «Kingsman: Золотое кольцо», где Джулианна Мур шантажирует планету,...