Спектакль

Спектакль Даниэль Штайн, переводчик

Постановка Театр на Васильевском

Выбор «Афиши»
8.6
© Афиша
1/10

Неожиданная инсценировка нашумевшего романа Людмилы Улицкой о втором пришествии

Возраст16+
Продолжительность2 часа 10 минут

Участники

  8
9

Переводчикам необязательно становиться священниками. Я, например, не собираюсь... пока. Хотя Дэниэль Штайн во время войны тоже не собирался, вроде. С другой стороны каждый священник обязан быть переводчиком. Переводчиком от Бога. От Бога к человеку. Это куда сложнее чем переводить идиоматически сложную смысловую конструкцию с аглютинативного языка на флективный.

Stein - connecting people

Маркесовское хитросплетение человеческих судеб, выраженное сотней писем друг другу. Ведь когда простой человек уходит, единственные источники информации о нем остаются лишь в письмах и воспоминаниях. Воспоминания, в отличии от писем полны субъективности к изучаемому объекту настолько - насколько позволяет память. Письменные источники в той же степени стараются быть объективными. По крайней мере по прошествии лет.

На сцене письма опять воплотились в монологи с переменной диалоговой примесью переписки.

Коммунистическая мама, прогрессивная (относительно мамы конечно же) дочка, раскаявшаяся немка, самиздатовский еврей, ортодоксальный (в православном смысле) без двух минут иудей и Дэниэль Штайн - переводчик - коммуникатор человеческих судеб.
Штайн разделывает религию, очищает ее от ненужных костей и сухожилий, пытаясь найти некую первооснову.

Если в течении двух тысяч лет христианские переводчики переводили Писание туда-сюда, пытаясь донести до верующих хоть что-то, то Штайну "что-то" не нужно. Штайн совершает обратный процесс, пытаясь перевести людей до истинны. Нет, до истинной веры. Нет, глубже и точнее. Ведь истинна - это уже понятие греко-римской церкви. Он пытается перевести людей к первичной ВЕРЕ первоосновного иудейского христианства. ВЕРЫ, где Иисус - сын божий не с фактической, а с метафизической точки зрения, т.е. как каждый из нас. ВЕРЫ, где еще не введена полиотеистическая троица той же самой греко-римской церкви. Он пытается донести своим "переводом" мистику словообразования того языка на котором говорил Иисус. Языка символизма Торы.

Переводчик - это посредник. Больше переводчиков в цепочке - больше цена, но меньше смысла. Учите языки дамы и господа, но помните - самый главный язык - это язык духа. Духовность - вот лучший коммуникатор в пространстве времени и бытия.

И последнее... Переводчик - это тот человек, который ломает барьеры, а не создает их, чтобы лишний раз набить себе цену.

31 октября 2008
7Переводчики


Большая редкость – гуманистический интеллектуальный театр. Который, если вы готовы, посещать необходимо. Замечательно, что о любви и «переводе» режиссер хочет рассказать не посредством классики, а современной нам прозы. Анджею Бубеню удалось перенести на сцену качественный текст Людмилы Улицкой и рассказать о вечных проблемах современным языком.

Герои спектакля вечно копошатся, что-то делают, вертят. И живут плохо, кое-как, не любят, а если и любят, то с опозданием, суетятся, злятся, хотят умереть и умирают. Только переводчику Штайну удается избежать до поры до времени смерти. Потому что у него много дел. Ему много слов и поступков окружающих людей нужно перевести. Многим героям вовремя прикрыть ладонью хрипящий от негодования рот, вовремя положить руку на плечо разъяренного человека.

Улицкая, а вслед за ней и театр на Васильевском предлагают нам идеального человека. Дмитрий Воробьев потрясающе спокойно ведет такую тяжелую роль: он тихо, медленно, почти без эмоций, доказывает, ради чего стоит жить на свете. Своей тишиной актер вовсе не вызывает желания отвернуться от этой идеальности, как часто бывает. Еще чаще в театре нам не представляют такой образ. Если режиссеры с актерами и пытаются сыграть роль учителя или наставника, то предлагают в основном образы отрицательные: «не делай, как мы», а в театре на Васильевском над всеми этими несчастными стоит один герой, на которого, как минимум, хочется походить. Герой, который вызывает вопросы: много ли вокруг нас переводчиков, способны ли мы сами переводить.

Еще одна редкость: «Даниэль Штайна» - спектакль, в котором видна работа как режиссера, так и актеров. Уже привычно, что или хорошие актеры все тянут, или режиссер (что бывает еще реже) обходится без актеров. Здесь же заметно, где работал Бубень, а где работает Воробьев. И не он один. Спектакль этот - по своей сути полифония. И здесь кстати пришелся каждый актер. Очень хороший ансамбль: они играют равномерно, выдерживают замечательные паузы, напевают мелодии фоном для других, двигаются в такт друг другу. В итоге получается уникальный для театра эффект документального кино. Перед нами не герои Улицкой и не актеры, а живые люди, испытавшие репрессии и гонения, которые рассказывают прямо зрителям, словно на камеру, о своих мытарствах. Редко, когда после спектакля запоминается столько эпизодов. Запоминается, как Хильда (Виктория Воробьева) плачет, рассказывая о своих отношениях с Муссой. Как Авигдор (Игорь Николаев) встречает брата, а Гершон (Михаил Николаев) вспоминает об убийстве террористами его сына…

Наш мир помешался на толерантности и глобализации. Театр, похоже, впервые высказался на эти темы. И не помешался.

Спектакль вряд ли может войти в ряд любимых, тех, которые захочется пересмотреть, но очевидно, что благодаря своим редким для театральных постановок качествам, его можно рекомендовать к обязательному просмотру. Как образец одного из немногих в Петербурге интеллектуальных спектаклей. И как лучший спектакль, высказавшийся на тему общечеловеческих любви и понимания.

23 июня 2010
7

Анджей Бубень любит творчество Людмилы Улицкой. Именно любит, а не влюблен, потому что влюбленность предполагает идеализирование предмета своего обожания. Бубень же подошел к тексту трезво, здраво, не включив в сценарий спектакля все религиозные домыслы и нестыковки, которыми полон текст «Даниэля Штайна». Режиссер словно хирург удалил ненужное, спорное, все, что зритель не готов принять, оставив, в сущности, лишь повествование о хорошем человеке Дитере Штайне, который волею судеб стал священником. Персонажи сокращены до минимума – их всего шесть, шесть повестей о трагедии еврейского народа, о том, как одни люди решили убить других людей, о том, что из всего этого получилось.
Каждый персонаж рассказывает историю своей жизни. Шесть коконов с изображением человеческих фигур в плащах с капюшонами заранее, с первых минут спектакля настраивают зрителя на то, что легкого повествования не будет. Словно смерть в образе такого кокона молча стоит и поджидает героев на протяжении всего действия. И пусть по ходу спектакля «умрут» не все, муки, которые испытали герои на протяжении жизни, запредельны.
Спектакль – это попытка сказать правду о еврейском народе, о его трагедии, а также найти причину произошедшего, найти способ жить дальше с осознанием того страшного преступления, которое было совершено в ХХ веке. Это – работа над ошибками, которая заключается еще и в том, чтобы следующие поколения знали и не повторяли те самые ошибки. И тогда, возможно, и на железном дереве вырастут красные яблоки.

12 сентября 2012
5

Прочитав предыдущие рецензии и находясь в благосном расположение духа в честь великого праздника Пасхи , решили посмотреть этот спектакль.
Игра актеров и их самоотдача превыше всяких похвал.
Но будучи людми толерантными мы оказались не годовыми к теме , однобокого взгляда на религию только через призму многострадального еврейского народа.



16 апреля 2012
7

Книгу я так и не смогла дочитать до конца, а вот спектакль рассказал ее за 2 с небольшим часа. В результате спектакль произвел большое впечатление, потому что тема очень серьезная, хотя правильнее было бы назвать это не спектаклем, а чтением отрывков из книги.

20 мая 2010
Все отзывы
Спектакли недели: экспериментальный проект брусникинцев и премьера в Театре наций
Спектакли недели: экспериментальный проект брусникинцев и премьера в Театре наций
Спектакли недели: экспериментальный проект брусникинцев и премьера в Театре наций
20 великих спектаклей последних 40 лет, которые можно посмотреть на видео
20
великих спектаклей последних 40 лет, которые можно посмотреть на видео
20 великих спектаклей последних 40 лет, которые можно посмотреть на видео
Вместо «Иронии судьбы»: 5 отличных советских спектаклей на видео
Вместо «Иронии судьбы»: 5 отличных советских спектаклей на видео
Вместо «Иронии судьбы»: 5 отличных советских спектаклей на видео
Что смотреть в театре на каникулах
Что смотреть в театре на каникулах
Что смотреть в театре на каникулах