Москва

Спектакль в Москве
Машина Мюллер

Постановка Гоголь-центр

7.2
оценить
Дата выхода
4 марта 2016
2 часа, без антракта
18+

Самый откровенный спектакль Кирилла Серебренникова — о красоте бунта и диктатуре нормы

Творчество брутального парадоксалиста Хайнера Мюллера в России знают мало. Автору, любующемуся обломками человеческой цивилизации, с 1970-х по сей день заставляющему ерзать каждое новое театральное поколение, посвящен самый эстетский и откровенный спектакль Кирилла Серебренникова. В стилизованной под Шодерло де Лакло пьесе «Квартет» режиссер Константин Богомолов и телеведущая Сати Спивакова меняются полами; в манифесте конца эпохи человечности «Гамлет-машине» солирует Александр Горчилин. И да, в спектакле занято 18 обнаженных перформеров.

Расписание спектакля

Гоголь-центр
Казакова, 8а
8.4
  • 12 Декабря, сб
    20:00
    ~ до 22:00
  • 13 Декабря, вс
    18:00
    ~ до 20:00

Место проведения

Гоголь-центр

Гоголь-центр

8.4
Театральное пространство европейского толка рядом с Курским вокзалом
В 2012 году произошла самая громкая театральная реформа в истории Москвы: зачахший оплот консерватизма с безликим репертуаром — Театр им. Гоголя — был отдан в распоряжение режиссеру Кириллу Серебренникову. После трех месяцев подготовки в здании у Курского вокзала открылся «Гоголь-центр» — мультикультурная площадка с книжным магазином, кафе, вайфаем, концертами современной музыки, лекциями и велопарковкой у входа. В репертуаре — актуально звучащая классика, постановки современных пьес и экспериментальные иллюзионы.
телефон +7 (495) 120 75 43
адрес
подробнее
режим работы пн-вс 12.00–21.00
официальный сайт
Как вам спектакль?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Рецензия «Афиши»

Фото Алексей Киселёв
Фото Алексей Киселёв
отзывы: 110
оценки: 216
рейтинг: 626
9
Самый откровенный спектакль Кирилла Серебренникова — о тоталитаризме нормы

Гурьба совершенно обнаженных леди и джентльменов шастает по сцене туда-сюда, периодически пыхтя и потея. Все вместе они — единый плотский трансформер, превращающийся по необходимости то в живую мебель, то в бригаду ОМОНа, то в скульптурные композиции. На их фоне развязно лицедействует дуэт Константина Богомолова и Сати Спиваковой (подчеркнуто литературный баттл двух взбесившихся любовников в исполнении одиозного режиссера и телеведущей), изредка уступая инфантильным панковским соло Александра Горчилина под стать выступлениям Алексея Никонова («Кровь нашу насущную даждь нам днесь!»; «Хайль, кока-кола!»). Стерильный белый кабинет сцены наполнен одухотворенными созвучиями Перселла и залит проекциями военных видеохроник: барокко усмиряет апокалипсис.

Барокко, апокалипсис и нагота встречаются тут, разумеется, не с бухты-барахты. Кирилл Серебренников, приняв на себя культуртрегерскую миссию знакомить отечественные массы с неведомыми прежде достояниями мировой культуры, выстроил на сцене портал в авторскую вселенную Хайнера Мюллера. Классик брутальной деконструкции известен жесткими перемолами античных сюжетов, живописанием осколков самоуничтожившейся человеческой цивилизации, высокой степенью цинизма и политизированности, а также обилием взвинченного капслока в текстах и почти совершенным отсутствием истории постановок в России. Его пьеса «Квартет», вынесенная Серебренниковым в центр композиции, представляет собой привет Мюллера Шодерло де Лакло с его «Опасными связями» — отсюда и барокко, и нагота, и игра Богомолова и Спиваковой в «старый» театр.

Тем временем вступительная ремарка «Квартета» гласит, что действие разворачивается одновременно в салоне времен Великой французской революции и в бункере после третьей мировой войны. Последнее обстоятельство и объясняет присутствие в спектакле монологов из знаменитого постапокалиптического «Гамлета-машины». Современники первых публикаций этой пьесы в конце 1970-х небезосновательно характеризовали ее как «апофеоз тотального отрицания».

Рваная композиция объединена общей метафорой сопротивления норме и постепенного освобождения — от одежды, грима, маски, парика. «Вам не наскучила моя игра?» — орет на зрителей окончательно распоясавшийся Константин Богомолов строго по тексту. Грациозно вплывающий на подмостки контратенор Артур Васильев, выполняющий функцию хора, отбивающего эпизод от эпизода, не только выводит заоблачные партии в духе Antony and the Johnsons в сопровождении живого оркестра, но и ровно как Antony, ставший теперь Anohni, иллюстрирует трагическое положение андрогина в этом зацикленном на сексуальном дуализме мире. В недавнем интервью Anohni сказала так: «Если человечество разделят на две группы, я сяду с женщинами». Так и персонаж Васильева, будто вынужденный выбирать, натягивает на себя женский парик. Примерно в этот же момент окровавленный Гамлет, лишивший себя половых органов, представляется Офелией.

В пору маразматических запретов, распространяющихся на культуру, и радикального сокращения зоны дозволенного, происходит консолидация трезвых художественных сил города. В частности, в представительстве режиссера Серебренникова и режиссера Богомолова (в качестве ответа на запрет мата вставляющего теперь в спектакли слова «фуй» и «лядь»). Однако спектакль-бунт «Машина Мюллер» не скандальный, не эпатажный, он напрочь лишен вульгарности и провокативности. Напротив, сотворчество Кирилла Серебренникова, хореографа Евгения Кулагина, композитора Алексея Сысоева (и всей большущей команды) дало на выходе едва ли не самое эстетически завершенное, аккуратное и целомудренное зрелище о свободе за последние годы. «Гоголь-центр» представляет: комфортная презентация некомфортного творчества великого немецкого драматурга Хайнера Мюллера, социополитические мотивы которого, написанные 30 лет назад, — так вышло — порой слишком правдоподобно иллюстрируют положение дел в российском обществе XXI века.

17
0
...
29 марта 2016

Лучшие отзывы о спектакле «Машина Мюллер»

Фото Владимир Рыбников
Фото Владимир Рыбников
отзывы: 144
оценки: 144
рейтинг: 109
1

Прежде всего имейте ввиду, спектакль идет без антракта и выбираться из середины зала в темноте будет довольно трудно. Главное ощущение от спектакля бесконечная скука, как на затянувшемся советском партийном собрании, ее не могут рассеять не голые мужики и бабы два с лишним часа довольно неуклюже пляшущие на сцене, ни ужимки госпожи Спиваковой и режиссера Богомолова (я даже задумался не приболел ли он) среди них, ни скверная по качеству видеопроекция с испытаниями ядерных бомб и демонстрациями протеста, ни унылые песни в микрофон безмерно накрашенного контртенора. Смотреть на все это очень тяжело. Если вы мне не верите, то хотя бы не покупайте билетов за 10 000 рублей, купите в дальний амфитеатр за 1000, ну а когда все же сходите на спектакле поставьте мне спасибо в рецензии, все таки какие никакие деньги вам спас. А время да, потеряете конечно, но люди его не ценят, хотя в общем то ничего кроме времени у них реального то в жизни нет

25
1
...
14 марта 2016
Фото Sergey Gureev
Фото Sergey Gureev
отзывы: 96
оценки: 613
рейтинг: 300
9

Если вы любите или хотя бы хотите попытаться понять, что такое современный (постдраматический, постмодернистский) театр, то "Машина Мюллер" это маст си. Работ такого порядка сейчас в Москве нет.

Это тот редкий случай, когда театр действительно дарит новый опыт. Пытаться словесно описать этот опыт и сам спектакль – тяжело. Если вкратце, то это экзистенциальный театр, выражающий драму человеческого существования современным театральным языком. Есть Эрос, есть Танатос, секс и смерть, есть свобода и насилие, есть наши разнообразные трепыхания-движения-страдания на пути трансформаций между стартом и финишем, трагедия "обладать сознанием и не иметь возможности контролировать материю", переменчивое Бытие перед великим Nicht.

Это демонстрируют 18 обнаженных перформеров – телом и делом. Это рассказывают Богомолов, Спивакова и Горчилин – словом и игрой. Об этом – высоком и низком, красивом и пошлом – поет Артур Васильев. Эти хаос, бурление, взлеты и печальные концовки – в музыке и визуальных решениях. Сложный мультимедийный театр, направленный не на развлечение или назидательство, а, прежде всего, на передачу опыта / смыслов в разнообразных плоскостях.

Отдельная важная тема, за которую низкий поклон Серебренникову, хореографу Кулагину и самим перформерам, – легитимация тела, снятие табу с наготы. Искусство, безусловно, должно возвращать нас и само возвращаться к корням, снимая гнет и запреты, подавляющие естественное и прекрасное. Ведь мы таковы, священны, красивы и должны научиться принимать себя. И это принятие действительно начинает приходить даже за недолгие два часа спектакля, и в конце, когда героев насильно одевают, ощущаются подлинные боль и насилие над чистотой и свободой.


P.S. Если идете, но не чувствуете себя достаточно уверенно – вот некоторые способы подготовки:

Основная текстовая опора спектакля – небольшая "гениально-генитальная" пьеса Мюллера "Квартет" (текст легко найдете в поисковике). В ней играют, меняясь местами, себя и двух жертв своих порочных игр персонажи "Опасных связей" - Вальмон и маркиза Мертей. Так что можно еще пересмотреть классическую экранизацию "Опасных связей" Фрирза или просто освежить несложный сюжет.

Читать вторую пьесу, лежащую в основе спектакля, – "Гамлет-машина" – можно, но не поможет. Это абсолютно постмодернистский интертекстуальный коллаж, по которому написана куча разборов-анализов-интерпретаций, и наскоком его не взять. В спектакле все равно самые понятные куски, которые доступно проиллюстрированы, и их очень мало (из пьесы "Миссия" текста, кажется, не меньше, но про него даже не упоминают).

Полезно будет почитать интервью Серебреникова-Богомолова-Спиваковой здесь же в Афише:
"- Пьеса «Квартет» про секс — и вообще про тела.
- Скорее про бренность тела. Про то, что любое сближение двух тел конечно. Тогда как взаимопроникновение в мозг и в душу может быть бесконечным."
и письмо Серебренникова про освобождение тела на Снобе.

12
1
...
6 марта 2016
Фото Viacheslav Gerasimchuk
Фото Viacheslav Gerasimchuk
отзывы: 35
оценки: 35
рейтинг: 25
9

После «Машины Мюллер» Кирилла Серебренникова хочется отформатировать мозг. Стереть из памяти всё социально значимое, удалить условности реального мира, перестать искушать и поддаваться искушению, а, значит, больше не страдать.

Искушение похотью – одно из самых опасных в этой жизни. Однако, когда на сцене 2 десятка обнажённых тел принимают всё более откровенные и провокационные позы, секс перестаёт быть вожделенным.

Когда тексты артистов сводятся исключительно к стремлению удовлетворить свою похоть и накрыть ею как можно большее количество людей, секс вызывает раздражение.

Когда поглощённые этой похотью персонажи теряют сначала человеческий облик, а потом жизнь, секс внушает страх.

Ведь поддаться искушению, – значит, получить клеймо. Шлюха – вот худшее, что может сделать общество потребления с человеком. Смерть шлюхи – неизменный финал любого пути искушения.

Форма, в которой Серебренников подаёт эти мысли может шокировать лишь тех, кто свято уверовал в скрепы православия или никогда не читал «Философию в будуаре» маркиза де Сада.

4 героя, сыгранные на двоих Сати Спиваковой и Константином Богомоловым, - аллегория сменяемости ролей: жертва становится охотником, соблазнитель соблазнённым, мужчина женщиной.

Но есть и еще одна пара героев. Хотя они вовсе и не пара.
"Саркастический перформер" по версии Серебренникова - Александр Горчилин примеряет на себя роль бунтаря, нарушителя общественного спокойствия, человека «за пределами коробки». Он же – жертва. «Женщина с петлёй на шее, женщина со вскрытыми венами, женщина с избытком кокаина на губах».

Дуальность человеческой натуры интерпретирует певец Артур Васильев. Женский сопрано травести-дивы ничуть не маскирует мужскую природу этого голоса.
Постановка, основанная на работах немецкого драматурга Вернера Мюллера, во многом гипертекстуальна: здесь не только де Сад, Бертольд Брехт, но и Шекспир. При всей осовремененности повествования именно «Гамлет» берётся за основу основ.

А в увлеченности брехтовским «эпическим театром» можно усмотреть близость подходов Кирилла Серебренникова и Юрия Бутусова. Сцена с речитативом на немецком, как будто, списана с постановки «Доброго человека из Сезуана».

И всё-таки «Машина Мюллер» не оставляет какого-то единого впечатления. Это постановка, которую хочется рассматривать и искать новые смыслы. Ведь, как и в любом проявлении современного искусства, процесс творчество зачастую происходит именно в голове зрителя.

8
0
...
7 марта 2016
Фото Светлана Гофман
Фото Светлана Гофман
отзывы: 57
оценки: 237
рейтинг: 134
7

На этот спектакль стоит пойти уже ради того, чтобы открыть для себя в Константине Богомолове потрясающего актера. Сати Спивакова во время обсуждения спектакля очень точно назвала его "театральным животным". Его органика и впрямь отдает чем-то нечеловеческим, в лучшем смысле этого слова. От него не оторвать глаз, за ним захватывающе наблюдать каждую секунду его пребывания на сцене. Сама же Сати не производит подобного впечатления. Наряды в стиле "дарк-дисней" очень идут ее фактуре. Но чары действуют только пока она молчит. Во время ее монологов не покидает чувство неловкости и неуместности. То, что уважаемый обозреватель "Афиши" назвал "игрой в старый театр", мне показалось просто единственным, на что способна актриса, которая так любит в интервью упоминать о своем красном дипломе ГИТИСа.
В остальном спектакль практически безупречен, хоть иногда возникало ощущение "провисания" ритма и несклеенности отдельных мощных сцен, каждая из которых более цельна, чем все "полотно". Можно это считать частью замысла режиссера, можно считать недоделкой. Я склоняюсь ко второму. И все же к концу второго часа зрительское восхищение во мне одержало победу над замешательством и разочарованием (борьба шла на протяжении всего спектакля). Некоторые моменты оказались настолько перенасыщены смыслами, а образы настолько точны (например, одевание как изнасилование в финале), что к ним до сих пор хочется мысленно возвращаться.

5
0
...
6 ноября 2016
Фото Дмитрий Коновалов
Фото Дмитрий Коновалов
отзывы: 1
оценки: 1
рейтинг: 2
9

15.06.2016, Москва, Гоголь центр, Машина Мюллер.
Сказать, что я мечтал попасть на этот спектакль - это ничего не сказать. Открытие нынешнего театрального сезона, спектакль Машина Мюллер поражает, потрясает до глубины души.
Крайности, доведённые до предела, призваны разрушить наше представление о мире и о своей собственной жизни.
Обнажённые и беззащитные тела перформеров (да, именно тела, они не воспринимаются людьми на сцене) перед лицом войны заставляют иначе взглянуть на человека как такового, в контексте его ничтожности, разменной монеты для тех, кто эту войну затевает.
Божественный контр-тенор и звуковое сопровождение спектакля (зал вибрирует в буквальном смысле слова) так воздействует на психику, что порой перехватывает дыхание и заставляет тебя дышать в такт с действом, происходящим на сцене.
Тот текст, которые произносят актёры (Сати Спивакова, Константин Богомолов и Александр Горчилин) исполнен такой желчи, крайней пошлости и разного вида богохульств, что его, быть может, не смог бы перенести неподготовленный зритель, но в контексте целого он звучит абсолютно органично.
"Истина откроется вам тогда, когда она ворвется в ваши спальни с ножами мясника", - провозглашают авторы спектакля, доказывая этой постановкой, что только страх смерти может по-настоящему объединить людей и сделать их свободными. Мы слишком рано сделали умозаключения о своей жизни и о мире вокруг. "Долой счастье подчинения" всему, что кажется таким естественным и неотделимым от нас.
"Да здравствуют ненависть, презрение, восстание, смерть", ибо только они могут заставить нас проснуться от внутренней спячки и начать жить.
#машинамюллер, #гогольцентр.

4
0
...
18 июня 2016