Москва

Спектакль в Москве
Нью-Йорк. 80-е. Мы

Постановка Театр музыки и драмы п/р Стаса Намина

7.3
оценить
2 часа 20 минут, 1 антракт
16+
В театральном мире имя Михаила Шемякина известно в основном как создателя новых либретто обновляемых им известных балетных шедевров, в которых он выступает и как художник-постановщик. Это «Щелкунчик», прозванный «шемякинским», «Волшебный орех», «Коппелия» «Весна священная» и другие. Здесь, в Театре Стаса Намина, Шемякин впервые выступает как создатель автобиографической пьесы. В Нью-Йорке в начале 1980-ых годов судьба собрала и свела удивительную компанию изгнанников из СССР, состоящую из танцоров, писателей, художников и актеров. Советская Россия была еще закрытой и неведомой для западного мира страной, куда — казалось — никому из этих творцов никогда не суждено вернуться. В это время изгнанник Шемякин переехал в этот фантастический город из разочаровавшего его своей сонливостью Парижа. Нью-Йорк притягивал творцов всего мира своей мощной динамикой, сумасшедшим миром модных ночных клубов всех мастей, открытостью новым идеям и экспериментам. Русские писатели-изгнанники начинали привлекать внимание американских читателей мистичностью и необычностью своих произведений. Бывший математик из Риги Эдик Нахамкин основывал русский галерейный мир, который он решил наполнить картинами и скульптурами художников-нонконформистов. Кинорежиссер Слава Цукерман создал культовый фильм «Жидкое небо», отражающий дух данного времени. Что касалось американского «высшего общества», то там срывали бешеные аплодисменты русские танцоры-невозвращенцы — Нуреев, Барышников, Макарова, Годунов. По подиуму начинали вышагивать длинные ноги русских манекенщиц, входящих в моду. Но все это происходило в Манхэттене. А был ещё и Брайтон-бич, густо заселённый одесситами и прозванный за это «Маленькая Одесса» открывал двери первых русских кабаков, в которых рождались и пели звезды брайтонского мира. Наиболее ярким представителем из них был Вилли Токарев. Прилетал порадовать брайтонцев и знаменитый парижский цыган Алеша Дмитриевич. Пьеса — о том веселом и одновременно трагическом времени, об известных и неизвестных личностях, по воспоминаниям Шемякина. От его лица ведется весь спектакль.
Информация предоставлена театром музыки и драмы п/р Стаса Намина

Расписание спектакля

Театр музыки и драмы п/р Стаса Намина
Крымский Вал, 9, стр. 33
7.1
  • 26 Марта, пт
    19:00
    ~ до 21:40
    от 1540₽

Место проведения

касса +7 (495) 633 99 24
адрес
подробнее
режим работы пн-вс 11.00–18.00
официальный сайт
Как вам спектакль?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Лучшие отзывы о спектакле «Нью-Йорк. 80-е. Мы»

Фото Екатерина Гордий
Фото Екатерина Гордий
отзывы: 1
оценки: 1
рейтинг: 1
1

Хожу в театры по 5-8 раз в месяц. Я не ханжа. Но после вчерашнего спектакля чувство тошноты и мерзости не покидает. Очень люблю творчество Шемякина, хотелось больше проникнуться историей его судьбы, но вместо этого вынуждена была смотреть на мужиков и женщин без трусов, слушать мат, блатные песни и пьяные глупые разговоры со сцены. В зале присутствовал сам Шемякин... Ему получается все это близко и понятно. Тот самый случай, когда лучше наслаждаться творчеством гения, но знать о нем поменьше:((( Если бы не надо было пролезать через 6 человек, улашла бы на середине спектакля. При этом, повторюсь, я люблю современный театр даже больше классического, но вся эта грязь и пустота на сцене были явно перебором и ничего не рассказали мне интересного про непростую судьбу Шемякина.

1
0
...
10 ноября 2016
Фото Ирина Малышева
Фото Ирина Малышева
отзывы: 1
оценки: 1
рейтинг: 0
7

Согласна со Стасом Наминым, что это не совсем спектакль. Это театральная проекция дневников Шемякина. Возможно, слишком документальная.
Что касается рассерженных защитников нравственности, то можно опять повторить Намина: ЭТО БЫЛО. Нравится это кому-то или нет, но это так было. А еще вспомнить Ахматову "Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда..." Да, вот из такого сора рождалось искусство конца ХХ века. Спектакль местами шокировал, местами раздражало отсутствие сюжетной линии и в целом рваный ритм.
Но все-таки я безусловно ЗА этот спектакль. Не думаю, что в другие века мир, окружающий художника, был стерильнее. Испокон веков ему приходилось продираться сквозь ханжество, необразованность, пошлость и непонимание. А тут еще ко всему этому прибавилась и невозможность возвращения в Россию. Вот и выли на луну, каждый по-своему.

0
0
...
19 декабря 2016
Фото Сергей Балабонов
Фото Сергей Балабонов
отзывы: 25
оценки: 25
рейтинг: 19
7

Михаил Шемякин в СПБ!!!На Новой сцене Александринского театра премьера спектакля «Нью-Йорк. 80-е. Мы!"
На сцене пред нами Манхеттен
Манхеттен лет тридцать назад
Он полон российских поэтов
Советский покинувших ад
Художники пишут картины
Контракты, заказы,доход
Неоном сияют витрины
Гуляет счастливый народ
Танцоры в ужасном фаворе
На русских в театрах аншлаг
Танцуют любимые роли
Живут в океане из благ
Доступны любые забавы
Запреты любые сняты
Но через заморские нравы
Проступают России черты
Страны, где не ценят поэтов
Вся их жизнь была форменный ад
И куда всем хотелось при этом
Хоть на миг, но вернуться назад

0
0
...
19 ноября 2016
Фото Мэри Пет
Фото Мэри Пет
отзывы: 1
оценки: 1
рейтинг: 0
7

Фойе. На стенах висели черно-белые фотографии. Некоторых героев я узнавала, имена других читала под фото. Спектакль уже начинался здесь.
Идея перенести мемуары на сцену театра мне показалась интересной. Вот ты берешь книгу и читаешь о ком-нибудь знаменитом. Фантазия рисует сцены, додумывая, дорисовывая, подстраиваясь под мой опыт, мои знания, мой мир. Но здесь что-то другое. Автор, он же режиссер, он же сценарист, он же в какой-то степени актер, знаменитый Михаил Шемякин, визуализирует зарисовки из своей жизни так, как это осталось в его памяти с нюансами мимики, тембра голоса или других деталей, которые печатным словом иногда забывают или невозможно описать. И представить. Если бы это была моя история, она бы была другой. А здесь я видела тех, о ком читала, смотрела, слышала. Например, Эдуар Лимонов. Каюсь, его книгу "Это я - Эдичка" прочитала в нежном возрасте, когда случайно нашла ее спрятанную родителями от моих глаз. Нашла и прочитала. Это было... странно... запрещено, противоестественно, грязно, непонятно.
Сейчас я сравнила свои чувства с теми детскими. Нужно сказать, что они не особо изменились. Я снова увидела нищих, пьяных, опустившихся, развращенных людей, пытающихся устроится в новом мире, который упорно не хочет их принимать. И их же одновременно переделывающих себя под окружающий мир, предавая старые ценности и обретая новые.
Такая история. Переписать ее невозможно. Ее можно рассказать.

0
0
...
23 декабря 2015
Фото Anna Stolyarova
Фото Anna Stolyarova
отзывы: 144
оценки: 146
рейтинг: 22
9

Михаил Шемякин известный художник,модернист, скульптор в советские годы подвергался гонению, осуждению чиновниками "от культуры" . Его подвергали принудительному лечению в психиатрической клинике в течение трёх лет, выставки художника закрывались.. Впрочем и неудивительно для тех лет, к сожалению. Такая участь была у всех творцов, кто не в писывался в рамки социалистического реализма. И дорога была одна, как в поговорке " от тюрьмы и сумы.." либо, либо.. Шемякина выслали из страны. А кто-то уехал сам, не суть. Главное , что Родина отвергла своих сынов и дочерей, не приняв их такими какими они были.

Время расставило всё по местам. Многие уехавшие прославились, и прославили свою Россию. Ибо все они- Шемякин, Бродский, Барышников,Довлатов и ect, наши соотечественники с русской душой. И вот Михаил Шемякин решил вспомнить как это было в 80-х годах, когда русские изгнанники-невозвращенцы покинули страну и оказались..в Нью-Йорке. И поставил спектакль с помощью своего друга Стаса Намина. Получился этакий перфоманс-мемуары, где нет вымысла, а одна лишь правда с реальными персонажами.

На сцене театра мы увидели приключения , или скорее быт, русских писателей эмигрантов третьей волны. Перед нашим взором разворачиваются подлинные события того времени.
Так как спектакль-это воспоминания автора, то и немудрено, что САМ автор и был рассказчиком. Очень интересный приём, когда на сцене присутствует сам Автор(Шемякин) и артист, играющий его молодого(Олег Лицкевич).
Художник выделил несколько сцен из своей жизни.
Первые дни в "Чреве Большого Яблока". Что было интересно молодым людям в Городе грехов? Ну конечно то, что не увидишь в пуританском СССР. Секс, во всех его проявлениях! И вот наши герои идут в гей-квартал. Ну что сказать, нас современных этим уже не удивишь не смутишь, а вот тем ребятам, представляю, как было любопытно! Но это не было б так весело, если б не привело к печальным последствиям. AIDC ..попросту СПИД. Смертельная плата за удовольствия..И сцена гей-парада против Смерти и Спида одна из сильнейших в спектакле.

Потом художник переносит нас в свою студию, где мы наблюдаем за бытом и творческим процессом автора. Тут и обнаженная натура присутствует, но только для творчества! Совершенное женское тело прекрасно!
А вот отвратительное пьянство, скрабезные стишки и прочие пороки ..совсем нет. Но всё это было, такова жизнь.
Творческие споры писателей и художников, яркие характеры вовлекают в хоровод событий богемной жизни тех лет.
Отдельно хочу отметить воспоминние о Высоцком, лучшем друге Шемякина
Михаил Шемякин и Высоцкий познакомились в Париже и навсегда остались друзьями. Высоцкий посвящал Шемякину свои песни, тот, в свою очередь, рисовал иллюстрации к произведениям Владимира Семёновича, а после его смерти создал памятник поэту, установленный в Самаре.
В спектакле звучать песни барда и фоном идут фотографии.

И, напоследок, шикарная сцена в ресторане на Брайтон-Бич. "Малая Одесса" в полном составе. Тётя Хая и её шикарный день рождения с ресторанным оркестриком, 7-40 и, конечно, ресторанный шансон в лице Вилли Токарева. Такая "зажигалочка" была эта сцена-с танцами до упада, с танцами на столе, с пьяными разборками и под конец...с ностальгическими песнями гражданской войны.."Шёл отряд по берегу.." И ты понимаешь, что все они, вольно или невольно покинувшие Родину, навеки остаются с ней душой. Даже если никогда снова не попадут в Эрмитаж и не пройдутся по набережной Фонтанки..

0
0
...
22 декабря 2015
Краткое описание
«Нью-Йорк. 80-е. Мы»
Информация предоставлена театром музыки и драмы п/р Стаса Намина
В театральном мире имя Михаила Шемякина известно в основном как создателя новых либретто обновляемых им известных балетных шедевров, в которых он выступает и как художник-постановщик. Это «Щелкунчик», прозванный «шемякинским», «Волшебный орех», «Коппелия» «Весна священная» и другие. Здесь, в Театре Стаса Намина, Шемякин впервые выступает как создатель автобиографической пьесы. В Нью-Йорке в начале 1980-ых годов судьба собрала и свела удивительную компанию изгнанников из СССР, состоящую из танцоров, писателей, художников и актеров. Советская Россия была еще закрытой и неведомой для западного мира страной, куда — казалось — никому из этих творцов никогда не суждено вернуться. В это время изгнанник Шемякин переехал в этот фантастический город из разочаровавшего его своей сонливостью Парижа. Нью-Йорк притягивал творцов всего мира своей мощной динамикой, сумасшедшим миром модных ночных клубов всех мастей, открытостью новым идеям и экспериментам. Русские писатели-изгнанники начинали привлекать внимание американских читателей мистичностью и необычностью своих произведений. Бывший математик из Риги Эдик Нахамкин основывал русский галерейный мир, который он решил наполнить картинами и скульптурами художников-нонконформистов. Кинорежиссер Слава Цукерман создал культовый фильм «Жидкое небо», отражающий дух данного времени. Что касалось американского «высшего общества», то там срывали бешеные аплодисменты русские танцоры-невозвращенцы — Нуреев, Барышников, Макарова, Годунов. По подиуму начинали вышагивать длинные ноги русских манекенщиц, входящих в моду. Но все это происходило в Манхэттене. А был ещё и Брайтон-бич, густо заселённый одесситами и прозванный за это «Маленькая Одесса» открывал двери первых русских кабаков, в которых рождались и пели звезды брайтонского мира. Наиболее ярким представителем из них был Вилли Токарев. Прилетал порадовать брайтонцев и знаменитый парижский цыган Алеша Дмитриевич. Пьеса — о том веселом и одновременно трагическом времени, об известных и неизвестных личностях, по воспоминаниям Шемякина. От его лица ведется весь спектакль.