Москва

Спектакль в Москве
Русский роман

Постановка Театр им. Маяковского

7.9
оценить
3 часа 30 минут, 1 антракт
16+

Жена Льва Толстого сходит с ума

Видный литовский драматург Марюс Ивашкявичюс сочинил напряженный коллаж из фантазий из образов «Анны Карениной» и биографии Льва Толстого. Однако сам писатель фигурирует исключительно за кадром, тогда как главным героем стала его супруга — Софья Толстая. История патологической ревности в режиссуре Миндаугаса Карбаускиса обретает масштабы античной трагедии, главным образом благодаря феноменальной артистической достоверности Евгении Симоновой в главной роли. «Русский роман» был признан лучшим в номинации «Драматический спектакль большой формы» на «Золотой маске» 2017 года.

Расписание спектакля

Театр им. Маяковского
Б.Никитская, 19
7
  • 6 Декабря, вс
    18:00
    ~ до 21:50
    от 990₽

Место проведения

Театр им. Маяковского

Театр им. Маяковского

7.0
Масштабные спектакли со знаменитыми актерами старой гвардии
В театр ходят в основном из-за актеров — Игоря Костолевского, Михаила Филиппова, Евгении Симоновой, Светланы Немоляевой и остальных. Труппу с конца 1960-х годов собирал режиссер Андрей Гончаров, после смерти которого театр возглавил Сергей Арцибашев. Репертуар пополнялся в основном спектаклями в его постановке. В мае 2011 года художественным руководителем театра стал ученик Петра Фоменко режиссер Миндаугас Карбаускис, совершив чудо ненасильственной революции. Репертуар в театре вскоре полностью обновился без «открытых писем», митингов и бойкотов. Сегодня труппа Маяковки — одна из лучших в городе; наравне с «фоменками» и актерами «Студии театрального искусства».
касса +7 (495) 690 46 58
адрес
подробнее
Как вам спектакль?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Рецензия «Афиши»

Фото Алексей Киселёв
Фото Алексей Киселёв
отзывы: 110
оценки: 216
рейтинг: 626
7
Жена Льва Толстого сходит с ума

Не на шутку встревоженная женщина обращается куда-то чуть выше зрительских голов к неизвестно кому с мольбой «дописать» ее. Так зрители понимают, что перед ними разворачивается не какая-нибудь мелодрама из русской жизни конца XIX века, а процесс сочинения Львом Толстым собственной биографии по мотивам собственных же произведений. И наоборот. Таким образом, сам писатель на сцене появляется разве только под видом собственных персонажей. В центре внимания — мать толпы детей Софья Толстая (это она только что встревоженно кричала), ревнующая мужа к его персонажам. Сложнейшая работа Евгении Симоновой, переживающей на сцене подлинную психологическую катастрофу на грани патологии, в конечном итоге становится содержательным и просто человеческим смыслом спектакля.

Драматург Марюс Ивашкявичюс написал своего рода метабайопик про Льва Толстого, где на равных встречаются фрагменты «Анна Карениной», рассказ «Дьявол», повесть «Детство» и действительно биографические эпизоды большого семейства писателя. Вот Левин из «Анны Карениной» делает предложение Кити, а вот Кити уже ревнует его к местным мужикам и дворовым девкам — одну из них, сильно постаревшую, в итоге будет проклинать 65-летняя Софья Толстая, поминая прошлое увлечение графа; то есть у художественных персонажей и реальных прототипов обнаруживается общая память. Вообще, происходящее в определенный момент начинает казаться одним большим воспоминанием, где вымысел и жизнь неразличимы совершенно.

Двухактный спектакль худрука Театра им. Маяковского Миндаугаса Карбаускиса по этому многосоставному и объемному сочинению развивается легко, аккуратно и поступательно от игривой мелодрамы, через мистические перипетии — к трагедии. Стог сена на фоне гигантских колонн, инсталлированный мэтром отечественной сценографии Сергеем Бархиным, должно быть, означает удивительную ментальную встречу аристократизма с почвенничеством в сознании великого русского писателя (если закрыть глаза на ужасающие оранжевые кресла); но главное достоинство визуального решения здесь — отсутствие украшательства и наличие воздуха.

Режиссер занимает всю глубину и ширину пространства, мастерски сочетая маленькие этюды вроде сцены сенокоса в писательском кабинете со сложными ансамблевыми эпизодами, — чего только стоит финальное застолье, превращающееся в поминки. А ставка здесь сделана именно что на ансамбль, и не зря: запальчивый Алексей Дякин (Левин), импульсивная Вера Панфилова (Кити), грациозная Мириам Сехон (Анна Каренина), кроткая Татьяна Орлова (Аксинья), бойкий Алексей Сергеев (Лев Львович) с небывалым азартом и точностью в деталях выдерживают планку высокого художественного реализма, задранную исповедальной энергией Евгении Симоновой.

До недавнего времени в Москве было два бесспорно выдающихся литературоцентричных театра-ансамбля: «Мастерская Петра Фоменко» и «Студия театрального искусства». На звание третьего места силы в этой категории с появлением Карбаускиса в качестве художественного руководителя стал претендовать Театр им. Маяковского. Однако только теперь, похоже, разнородная труппа, пройдя сложный эволюционный процесс бок о бок с мастером, вплотную приблизилась к обретению собственного, неповторимого художественного облика. По логике поступательного развития «Русский роман» имеет все шансы стать не просто новой вершиной репертуара Маяковки, но и началом нового — монументального — периода большого режиссера.

3
0
...
18 февраля 2016

Лучшие отзывы о спектакле «Русский роман»

Фото Alla
Фото Alla
отзывы: 202
оценки: 202
рейтинг: 604
3

Миндаугас Карбаускис не мой режиссер. Театр им Маяковского перестал быть моим театром! Не стройте завышенных ожиданий (2 Маски!!!!!!!!!!!), не сбудутся. Да, Евгения Симонова красива и роль под стать величине ее таланта! Прочтите отзывы перечисляющие истерики и прочие области для развития постановки и приготовьтесь их наблюдать 3,5 часа. Эмоционально! Понравилась игра отдельных актеров (Майя Полянская, Татьяна Орлова). Больше не понравилось ничего: ни сценография, ни режиссура, ни игра, ни состав, ни музыка. Это не Бутусов, не Серебренников, не Римас Туминас!

3
0
...
2 сентября 2017
Фото Elizabeth
Фото Elizabeth
отзывы: 37
оценки: 79
рейтинг: 50
3

Если среднестатистический зритель, который ходит в театр раз в полгода для галочки, попадает на такой спектакль - он не пойдет в театр больше никогда. Любой зритель, чей кругозор шире репертуара провинциальных театров, останется разочарованным. Может быть, это рассчитано на зрителей за 60, но, судя по дремавшим вокруг меня старичкам, которых было 2/3 зала, - даже и не для них.

1. Совершенно безвкусная сценография. Так хочется надеяться, что имя С.Бархина вписали сюда случайно, без его ведома, по ошибке и тд. Если бы этот спектакль привезли из глубокой провинции - можно было бы простить. Но не московскому спектаклю известного театра. Безвкусная мебель (абсолютно современная), книги (такие начали печатать в 70х годах 20 века, никак не в эпоху Толстого), рояль из ДК, деревца, которые как бы должны намекать на атмосферу Ясной Поляны (от нее здесь нет ничего, даже несчастный стог не из нее). Сюда же отнесем ужасно звучащую безвкусную музыку провинциального драматического театра.

2. Пьеса. Вплетение сериальности в историю жизни Льва Толстого. Драмы и ссоры жены и любовницы. Нет, нет, это не сериал на Россия1. Мне совершенно не интересно, сколько было внебрачных детей и любовниц у Льва Толстого. А дописанные за него фрагменты якобы "Анны Карениной" - совсем из ряда вон. Ну и, конечно, то, что обожают приписывать Достоевскому, Пушкину.. всем, кому угодно, - факты из своей жизни он обязательно включал в свои произведения. Выдумка и ложь.

3. Режиссура и актерская игра. Ни одной интересной идеи, ни одной талантливой актерской работы. Феноменальная посредственность.

Если это - одна из "свежих и интересных работ Карбаускиса", то этот театр на дне.

2
0
...
4 марта 2016
Фото Владимир Рыбников
Фото Владимир Рыбников
отзывы: 144
оценки: 144
рейтинг: 109
5

Мысли режиссера по поводу Толстого и жизни понятны и интересны, а вот смотреть, что получилось в результате их трансляции достаточно скучно. А уж эпизоды из Анны Карениной и вовсе никуда не годны. Карбаускис хороший режиссер, да и выглядит красиво, но на сей раз у него увы случилась неудача. и с выбором пьесы и с игрой актеров.. Не думаю, что этот спектакль долго протянет в репертуаре.

2
0
...
30 января 2016
Фото Надежда Карпова
Фото Надежда Карпова
отзывы: 195
оценки: 195
рейтинг: 192
7

Я достаточно давно уже не была в любимой Маяковке, в какой-то момент просто захотелось разнообразия. И вот сейчас была на предпремьерном показе их нового спектакля «Русский роман». Что это и о чем, я не знала и не узнавала, так что все было сюрпризом, кроме, разве что, его продолжительности, более чем предсказуемой для данного режиссера.

Если предыдущие увиденные мной постановки Миндаугаса Карбаускиса были отчаянно эстетскими, пусть порой несколько скучными, то «Русский роман» чуть проще в оформлении, чуть проще в подаче, чуть больше направлен на то, чтобы быть интересным зрителю – в нем меньше претензий на элитарность. Я бы назвала спектакль альманахом, поскольку он состоит из эпизодов, множества эпизодов, условно связанных жизнью Льва Толстого, а реально эту связь зритель придумывает сам. Режиссер использует как писателя, так и его героев, намеренно их смешивает, так, что зритель не всегда может понять, кого же он видит на сцене: Китти и Левина или Толстого и Софью. Впрочем, сам Толстой на сцене не появляется, мы лишь в каком-то сюрреалистическом бреду Софьи в начале постановки слышим его голос. На протяжении всего спектакля он растворен в героях, он понятен именно благодаря им.

Я, к стыду своему, не читала «Анну Каренину», поэтому не могу сказать, досконально ли были воспроизведены сцены из этого произведения. Подозреваю, что нет, и происходящее на сцене – лишь фантазия на тему. Берутся характеры, яркие их проявления, и исследуются. События и эмоции в жизни героев перекликаются с реальными событиями и героями в жизни Софьи и Льва Толстых. Вот сцена из произведения, где на сцене еще Китти и Левин, а вот спустя много лет Софья выясняет отношения с простой бабой, фигурировавшей еще молодой в том повествовании. Софья вспоминает события книжные, события книжные влияют на жизнь реальную. Везде незримо присутствует автор, который мучает всех героев. Кто-то не замечает, кто-то отчаянно страдает.

Даже эпизоды с Анной Карениной – вставленные, не могущие перемешаться с повествованием – таки смешиваются, будто подсказывая, пусть и ошибочно, судьбу Софьи. Зачем Каренина здесь вообще? Может, добавить трагизма, а может, просто чтобы показать метущуюся душу писателя, наделившего героиню таким характером. Во всей этой истории тоже есть свой дьявол – Чертков – мужской персонаж, сыгранный женщиной, оттого жутковато страшный. Он противостоит настрадавшемуся когда-то ангелу – Софье, которая, может, совсем и не ангел, и ее взгляд не героя может быть лишь подозрительностью.

Софья в исполнении Евгении Симоновой – женщина на грани, она всегда такая, в любом эпизоде и в любой проявлении. Ее эмоция – истерика, она как открытая кровоточащая рана, как человек без кожи, которому больно любое прикосновение. Она ищет помощи, понимания, покоя, она бросается из крайности в крайность. Из нее будто выпили жизнь и оставили существовать, и ей от этого больно. Возможно, великий супруг – ее главный мучитель, но она этого не осознает, видя угрозу во всех вокруг, и стремится к нему как к источнику стремится странник в пустыне, как к спасению, причем собственному, в первую очередь. Ей больно, но ее трудно воспринимать всерьез из-за бесконечной истерики и крика, который утомляет даже зрителя в зале, не то что сценических членов ее семьи. Все эмоции переходят в этот крик, в эти исступленные монологи. Они стираются и обесцениваются, но она этого не чувствует, она по-другому не может. Во время самого спектакля истеричность кажется лишней, перебором. Но сейчас становится понятно, что проявляй Софья свою боль иначе, спектакль был бы другим, потому что спокойная и скрытая боль вызывает совсем иную реакцию всех вокруг, не была бы тогда героиня в этом смерче событий и эмоций, все было бы немного иным.

Оформление спектакля кажется проще остальных работ в спектаклях Карбаускиса, но оно совсем не менее наполнено символизмом. Первая сюрреалистичная сцена вызывает стойкие ассоциации, нет, не с 19 веком, но с веком 20-м. все эти люди во вневременных костюмах будто тени, будто слабое отражение эмоциональных и вдохновенных первых лет существования СССР, но уже с налетом дальнейших трудностей. Их трудно выделять, они не просто в тени, но серые, они вызывают ассоциацию с навсегда запечатленным на фотографиях моментом. Одна живая Софья и множество теней. Красный платок одной из крестьянских девушек в центре постановки вызывает стойкую ассоциацию с грядущим, хотя он может символизировать что-то еще. А ее танец с повизгиванием похож на реверанс сегодняшней моде, знаменитому танцу на фоне деревни под какой-то иностранный хит, который сам стал хитом на ютьюбе. И всегда во всех сценах нас преследует этот стог сена, как символ деревни и простоты, проникших в жизнь героев навсегда и навсегда ее изменивший.

Пытается ли быть спектакль актуальным? В какой-то момент, да, но попытка эта слабая, и запоминается лишь сам факт ее наличия. В остальном же нет – всего лишь исследование характеров персонажей, интересное переливание одного события в другое, коктейль из них. Интересная попытка запутать зрителя, исследовать писателя, обратившись к его героям.

Финал показался не менее сюрреалистичным, чем начало. Совсем не ясно, происходят ли события на самом деле, или лишь в воспаленном воображении Софьи. С одной стороны, ее мечта, а с другой – цирк, клоунада, гримасничанье. Она ощущает свою жизнь как бесконечный балаган, вот это воплощается в реальность. А воплощается ли? Что вообще происходит, кто эти герои, кого мы видели на сцене весь спектакль? Думаю, ответ на этот вопрос каждый зритель должен найти сам.

Не могу сказать, что мне понравилась Евгения Симонова в главной роли, хотя я и понимаю наконец задумку, которую она воплощала. Для меня ее эмоции через край оказались утомительны, но это тот эффект, который должен быть. Молодые актеры мне понравились много больше: Алексей Дякин как Левин, в котором столько чуть смешащих зрителя противоречий. Ангелоподобная Китти – Вера Панфилова – в другой момент становится уже почти той самой Софьей. Истеричной особой, которую никто не может воспринимать всерьез, как бы сложно ей ни было. Мне поначалу совсем не понравилась Мириам Сехон – Каренина. Но затем вдруг стало понятно, что не нужна ей сейчас излишняя страсть, а для внутренних противоречий, для отчаянного стремления к чему-то, чего она не понимает, столь слабая душевно героиня хороша.

А еще в спектакле неожиданно есть юмор, и даже смешной. В основном, его появлению мы обязаны происходящему абсурду, воспаленному мозгу Софьи, но и героям Толстого в их метаниях мы тоже обязаны. Герои все делают слишком, и это заставляет улыбнуться, но как-то горько, ведь весь происходящий на сцене абсурд – он от боли.

Я могу охарактеризовать спектакль так: он получился проще, чем предыдущие постановки, он менее претенциозный, но он не скучный. Мне кажется, этот спектакль – что-то новое для Карбаускиса, его заход на еще чужое поле. Попытка раскрыться в другом жанре. Вот что это такое. Уже менее отстраненное и менее холодное, однозначно качественное зрелище. Новый шаг для режиссера. Очень любопытно

2
0
...
24 января 2016
Фото Denis Salteev
Фото Denis Salteev
отзывы: 3
оценки: 3
рейтинг: 2
3

Подлинное отношение к спектаклю не позволят выразить правила модерации. Есть одно хлёсткое вульгарное слово, которое одно бы и описало весь текст рецензии. Придётся мучатся и писать.

Актёры в театре неплохие. Они старались. Они служат. Они перевоплощаются. Стараются отработать зарплату, должность, чин и стаж. Ну режиссура может быть тоже была. Кто-то же заставлял их всех на сцену выходить. Костюмы, декорации... Но, увы, литературный материал никакой-с.

Да, Толстой был гений. Да, он мучал всю свою семью, а под конец жизни кинул и предал их всех, передав права на свои произведения народу. Но страдания главной героини совсем не гениальные.

В первом акте было:
Убогое притянутое за уши страдание мужика, который не может сделать предложение будущей жене.
Пошлятина при осмотре девушки доктором.
Какие-то танцы вокруг стола с кусочком мела и аббревиатурами.
Бредятина про сцену ревности героини к грудастой бабе в красном платке.
Ужас бессмысленности при просмотре терзаний творца бездарного скульптора сына.
Двойной ужас, позор и кошмар при встрече двух старух жены и девки-любовницы.

Что после антракта не знаю, т.к. не выдержал и ушёл.

Итог: скучно, неинтересно, вызывает зевоту и непонимание причин глубокого кризиса мозга современной театральной России. Непонятен месседж драматурга и режиссёра и какое изменение в моей душе они хотели оставить этими ...страданиями.

Из всего спектакля запомнилась обгадившаяся собака, объевшаяся киселя да фраза бабки-няньки "это сколько надо здоровья, чтобы целую лошадь пропить!"

Видимо когда два прибалтийца в следующий раз будут что-то вместе творить, нужно будет смотреть не из партера за 2400, а с галёрки за 200. Хотя бы денег не будет жалко :)

1
0
...
25 июня 2017