Москва
Спектакли Москвы и Петербурга, получившие «Золотую маску»
Комедия по Шекспиру с Ириной Горбачевой, шумовая инсталляция, политическое ревю и другие спектакли Москвы и Петербурга, получившие в 2016 году «Золотую маску».
24 апреля 2016

«Сон в летнюю ночь» в «Мастерской Петра Фоменко»

Доброе дурачество в лучших традициях ранних «фоменок»

В сказочной шекспировской комедии про античных афинян, одураченных лесными эльфами, блистает новое поколение «Мастерской Петра Фоменко» — и в этом суть. В спектакле, поставленном именитым учеником Фоменко Иваном Поповски (большим любителем всего воздушного и маньеристского), недавние выпускники впервые, кажется, поймали неповторимую интонацию ранних вещей поэтичного театра вроде легендарной «Двенадцатой ночи». Два акта феерического дурачества высшей пробы. «Золотая маска» в номинации «Лучший драматический спектакль большой формы». В роли Елены — Ирина Горбачева.

Мастерская Петра Фоменко4, 8, 16, 26, 29, 30 мая

 

«О-й. Поздняя любовь» в «Школе драматического искусства»

Глупый боевик по старомодной пьесе — с переодеваниями, электрошоком и кровищей

Абсурдный экшен Дмитрия Крымова с нелепыми переодеваниями, кровавыми боями и танцами — по совершенно забытой пьесе Островского. То есть буквально по пьесе, а не, как обычно, по психоделическому винегрету из случайных объектов русского и мирового культурного наследия. Исполняют студенты ГИТИСа — с экспериментального курса Крымова и Евгения Каменьковича, на котором учатся бок о бок сценографы, актеры и режиссеры. На выходе удивительным образом получился один из самых смешных спектаклей если не нового времени, то уж как минимум сезона. 

Блокбастер про придурочное семейство и трагическую любовь картавой дурехи к знойному красавчику получил две «Золотые маски»: в номинациях «Лучший драматический спектакль малой формы» и «Лучшая женская роль» — награда досталась Марии Смольниковой, которую практически невозможно опознать за гротескным гримом.

Школа драматического искусства, 11 июня

 

«Пьяные» в БДТ им. Товстоногова

Жизненно важные откровения и прозрения в измененном состоянии сознания

В пьесе Ивана Вырыпаева пьяны абсолютно все герои. Ключ к относительно новой, но уже неоднократно поставленной в Европе пьесе Вырыпаева в том, что пьяный бред случайной девушки, бредущей по улице, и директора крупного кинофестиваля, а также банкиров и их жен постепенно обретает смысл откровений, после которых мир, как говорится, «уже не будет прежним». При этом само состояние опьянения делает героев невероятно смешными и тем самым уберегает и зрителей от пафоса. Весьма важный для сегодняшнего БДТ спектакль, жанр которого точнее всего будет определить как «философская комедия о любви».

Андрей Могучий получил «Золотую маску» в номинации «лучшая работа режиссера», а сам спектакль был отмечен спецпризом жюри — за выдающийся актерский ансамбль.

БДТ им. Товстоногова, 6, 13, 14 мая

 

«Кабаре Брехт» в Театре им. Ленсовета

Концертный байопик про Бертольта Брехта как злободневное политическое ревю

Помимо изобретения бронебойного театрального метода великий немецкий драматург и режиссер Бертольт Брехт славен героическим гражданским пылом и манифестационной биографией. Спектакль Юрия Бутусова, придуманный буквально как наглый самодеятельный концерт, основан на письмах, выступлениях, статьях и фрагментах пьес Брехта, которые звучат сегодня до мурашек актуально: здесь и про цензуру, и про пятую колонну, и про современное искусство. Остроты добавляет феноменальное внешнее сходство артиста Сергея Волкова (получившего за эту роль «Золотую маску») с изображаемой исторической личностью.

Театр им. Ленсовета, 11 июня

 

«Маскарад. Воспоминания будущего» в Александринском театре

Сцена Александринки как пятое измерение

Обязательно перед просмотром претендующего на гениальность спектакля Александринского театра следует перечитать «Маскарад» и освежить в памяти общие сведения из биографии Всеволода Мейерхольда. За несколько дней до революции 1917 года великий режиссер-реформатор поставил на императорской сцене самый дорогой спектакль в истории русского театра — трагедию Лермонтова «Маскарад». Мистическое полотно про муки ревности и убийство мужем жены; фантастические занавесы, грандиозные костюмы, оркестр, высокий актерский стиль. Валерий Фокин здесь же почти сто лет спустя выстраивает нечто вроде фрактала, в котором, едва стоя на ногах, пытается повторить свою роль будто размороженный артист из прошлого, которому только что сообщили все про ХХ век. Два акта интеллектуального экстаза со спиритическим замахом.

Две «Золотые маски»: за сценографию в исполнении Семена Пастуха и за работу грандиозного трагика Николая Мартона в роли Неизвестного.

Александринский театр, 22 мая

 

«Голливудская дива» в Санкт-Петербургском театре музыкальной комедии

Ретромюзикл про Голливуд 1930-х

Журналист по имени Аксель надеется при помощи голливудской актрисы Глории Миллс устроить себе карьеру: интервью, свидание, интриги — и пошло-поехало. В российской премьере, представляющей собой ремейк оперетты 1936 года «Аксель у врат небесных», занят огромный оркестр, для которого сочинено несколько новых музыкальных номеров. В программе — чарльстон, гигантская печатная машинка, блистательно стилизованные костюмы и лучшие голоса Петербургской музкомедии.

Санкт-Петербургский театр музыкальной комедии, 12 — 14 мая, 15 мая

 

«Кафе Идиот» в Театре «Балет Москва»

Пластический Достоевский в мире интерактивных видеотехнологий

Зрителям обещано некое пространство, в котором неизвестным науке способом возникают и рассеиваются образы из «Идиота» Достоевского. В ход пущены мультимедиатехнологии и актуальные методы пластического театра: в качестве хореографа выступил один из здешних пионеров жанра Александр Пепеляев, а за визуальную часть отвечает экспериментирующий в области интерактивного дизайна Максим Яхонтов. Помимо прочего, постановка (получившая «Золотую маску» как «лучший спектакль в современном танце») передает привет одному из памятных шедевров Пины Бауш — спектаклю «Кафе «Мюллер», где артисты театра «Вупперталь» телесно исповедовались, сшибая в танце стулья опустевшего кафе.

Центр им. Мейерхольда, 3 июня

 

«Герой нашего времени» в Большом театре

Балет Кирилла Серебренникова и Юрия Посохова на музыку Ильи Демуцкого

Из лермонтовского романа авторы нового балета позаимствовали три главы: «Бэла», «Тамань» и «Княжна Мэри». Кирилл Серебренников, впервые выступивший режиссером балетного спектакля, попутно сочинил и сценографию: паркетное сценическое пространство попеременно заполняют геометричные скалы, лодочный причал и больничная палата с тренажерами. В музыкальной партитуре Ильи Демуцкого, уже работавшего с Серебренниковым над его «(М)учеником» в «Гоголь-центре», имеется некоторое количество чудес вроде стыковки пения муэдзина с гармонией православной молитвы. Неоклассик Юрий Посохов, наградив Печорина грацией павлина, во всех трех частях проявил себя мастером животной пластики. Главное же концептуальное решение носит несколько спортивный характер: Печорина исполняют по очереди три солиста. У спектакля три «Золотых маски»: за работу композитора, работу художника по свету и самая почетная — за «лучший спектакль» в категории балет.

Большой театр

 

«Ховащина» в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко

Большая «русская» опера Александра Тителя

Монументальное историческое полотно Мусоргского про допетровские казусы — впервые на сцене Музтеатра им. Станиславского и Немировича-Данченко. Режиссер Александр Титель со сценографом Владимиром Арефьевым не мудрствуя лукаво поместили действие внутрь гигантского сруба и нарядили исполнительские массы (более 100 артистов на сцене) в более или менее исторические костюмы (художник по костюмам — Мария Данилова). В таких условиях посредством мощнейших хоров и тяжеловесных соло живописуется неприлично актуальная история про доносы, репрессии и безысходность.

«Золотая маска» за лучший оперный спектакль.

Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко

 

«Звуковые ландшафты» в «Школе драматического искусства»

Магическое воссоздание картины мира посредством забытых шумовых устройств

«Золотая маска» в номинации «Эксперимент» досталась шумовому полотну в «Школе драматического искусства». В течение часа люди в черном вращают, колотят и всячески теребят загадочные агрегаты, в стародавние времена изобретенные для звукового оформления театральных постановок. Из всего этого непостижимым образом на фантастическом уровне достоверности воссоздается звуковая среда дикого леса, урагана, города, завода, войны и так далее. Автор идеи и партитуры Петр Айду небезосновательно называет все это «акустическим театром».

Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко