Москва
От Микки Мауса до Вуди Вудпекера: на русском вышла самая подробная книга об истории американской анимации
На русском языке опубликована легендарная книга «О мышах и магии. История американского рисованного фильма», которую написал известный кинокритик Леонард Молтин и в свое время перевел режиссер-аниматор Федор Хитрук (создатель «Каникул Бонифация» и трилогии о Винни Пухе). Это идеальный путеводитель для тех родителей, которые хотят познакомить своих детей с классикой американской мультипликации — от короткометражек с Микки Маусом и Моряком Попаем до лент с Багзом Банни и Вуди Вудпекером. С разрешения издателя книги — проекта 1895.io — «Афиша Дети» публикует отрывок из книги о том, почему с появлением Дональда Дака был отправлен в почетную отставку Микки Маус, которому в ноябре этого года исполняется 90 лет.
25 октября 2018

«Ни один коллектив аниматоров не знал своих персонажей лучше, чем диснеевская команда. Но это не значит, что дело обходилось без недостатков и проблем. По мере того, как Плуто и Гуфи достигали совершенства, более ранние и одноплановые персонажи, подобные Горацию Хомуту или Корове Кларабелле, должны были сойти со сцены. В них не были заложены возможности для развития, и они выглядели архаичными рядом с новыми, полными жизни звездами Диснея.

По-прежнему стояла дилемма, что делать с Микки Маусом. Двадцать лет Микки оставался бесспорной звездой, он был, есть и будет «корпоративным символом» фирмы Диснея. Но поистине похоронным колоколом прозвучало над Микки в 1934 году пронзительное кряканье. Это был голос актера Кларенса Нэша, а персонаж, которому этот голос принадлежал, назывался Утенок Дональд, или Дональд Дак.

Уникальность Дональда, прежде всего, заключена в этом самом голосе, который предшествовал созданию самого персонажа. Дисней услышал, как Кларенс Нэш читает стишок «У Мэри был ягненочек» от лица пьяного селезня в радиошоу в Лос-Анджелесе, и сразу оценил потенциальные возможности этого голоса для мультипликации. Дональд дебютировал как второстепенный персонаж в «Мудрой маленькой курочке» («The Wise Little Hen») из серии «Глупые симфонии», а затем появился в фильме «Приют сироток» («Orphan's Benefit»), где он имел возможность выступить перед толпой насмешливых и озорных мышат.

Экранный образ Дональда — творение по большей части мультипликатора Дика Ланди, который так рассказывает о работе над «Приютом сироток»: «Я послушал запись реплик Дональда и понял, что он всюду выставляет свое «я». Если что-то ему мешает, он приходит в ярость и кипятится. Для этого я рисовал его устремленным вперед со вскинутым подбородком и вытянутой рукой, сжатой в кулак. Другим кулаком он в это время размахивал туда-сюда. Одну ногу он вытягивал, опираясь в пол пяткой, другой отталкивался от пола, подпрыгивая и крякая. Этот образ был достаточно агрессивным для своего времени».

В 1935 году мультипликатор Фред Спенсер проанализировал характер Дональда Дака. У него, в частности, можем прочитать: «Дональд развился в одного из наиболее интересных экранных комиков. Аудитории он всегда нравится, если только был верен своему характеру. Лучшие его черты — петушиная, заносчивая манера держаться и его способность мгновенно распаляться при первом же возражении, и, конечно, его типичные гневные жесты, которые так знакомы зрителям, особенно его воинственная поза и этот странный квакающий голос, угрожающий во время приступов злости.
Дак может получить сдачи за свою раздражающую назойливость. Его необузданность пропадает, когда дело оборачивается против него. Иными словами, он способен заварить кашу, но не любит ее расхлебывать».

Агрессивный характер Дональда был настоящей сенсацией для публики, которая привыкла видеть счастливчиков с хорошими манерами в качестве звезд. Даже в «Симфоническом концерте» («The Band Concert»), где игра Микки сверхвыразительна, Дональд ухитряется перетянуть внимание на себя своим взрывчатым темпераментом.
Выдающийся успех Дональда вкупе с совершенствующимися образами Плуто и Гуфи, сделал очевидным тот факт, что времена, когда Микки Маус был единственной звездой, прошли.

Конкуренция других персонажей не была исключительной причиной заката славы Микки. Уорд Кимболл полагает, что здесь сработали и другие подспудные обстоятельства: «Чем бо́льшей реальности старались мы достичь, тем более абстрактным становился Микки, — рассказывал он историку мультипликации Майклу Барьеру в начале семидесятых годов. — В старое время анимационные персонажи не имели такой связи с реальностью. Вы могли предложить в своей сцене почти все что угодно, и публика принимала это. Но кто когда-нибудь слышал о мыши ростом в четыре фута? Это стало проблемой. Дональд Дак, Гуфи, Плуто, Корова Кларабелла и другие, нарисованные в масштабе, были правдоподобны, поскольку соотносились друг с другом по размеру. Но тут появляется мышь величиной с них, и все перестает действовать».

«Была еще одна подспудная причина, которая, возможно, способствовала отставке Микки, — продолжал он. — В то время как в «Летающем мышонке» («The Flying Mouse») мы, например, рисовали уши реалистично, у Микки на голове по-прежнему были эти круглые шары, и как бы вы их ни поворачивали, они сохраняли свою форму. По мере того как наши фильмы становились все «реалистичнее», а сюжеты усложнялись, эти уши, как и сам его размер, способствовали смещению Микки».

В то время у Уолта Диснея еще не было намерения отказаться от Микки Мауса. Прежде всего, Микки был мировой знаменитостью, основой коммерческого успеха и краеугольным камнем в здании растущей студии. Микки был близок Уолту по многим причинам; в начале звукового периода Уолт даже сам озвучивал его.

Выход нашли в том, чтобы снимать Микки в компании других звезд, и за редким исключением этот принцип соблюдался до конца экранной жизни мышонка. (Среди этих исключений два из самых совершенных, самых очаровательных фильма Микки: «Сквозь зеркало» («Thru the Mirror») — фантазия в духе Льюиса Кэрролла, в которой Микки попадает в странный сюрреалистичный мир чудес, и «Храбрый портняжка» («Brave Little Tailor») — яркий пересказ классической сказки, где Микки борется с чудовищами и грозным великаном.) Самый большой успех имели первые короткометражки с трио Микки, Дональдом и Гуфи: «Станция обслуживания Микки» («Mickey's Service Station»), «Пожарная команда Микки» («Mickey's Fire Brigade»), «День переезда» («Moving Day»), «Чистильщики часов» («Clock Cleaners»), «Одинокие приведения» («Lonesome Ghosts»), «Трейлер Микки» («Mickey's Trailer») и некоторые другие. Эти виртуозно сделанные короткометражки представляли героев как единый ансамбль, который попадал в заданную ситуацию, затем рассыпался на серию сольных эпизодов, чтобы к финалу вновь соединиться в единое целое. И пока эта формула не начала к концу тридцатых годов ослабевать, вышеназванные короткометражки давали возможность машине Диснея работать на полных парах: чудесные характеры в смешных, фантастических ситуациях».