Москва
Лицо со срамом: почему байопик про Капоне с Томом Харди не похож на обычную гангстерскую драму
Состоялась онлайн-премьера очень спорного (так бывает) фильма Джоша Транка «Лицо со шрамом» с Томом Харди в роли стареющего гангстера Аль Капоне. По этому поводу публикуем сразу два разных мнения на эту картину.
Тимур Алиев, Евгений Ткачёв
15 мая 2020

Про что это: «Лицо со шрамом» или «Капоне» — одному богу известно, как кинокомпания «Экспонента» в итоге назовет картину, кинотеатральный релиз которой все же запланирован на сентябрь, — рассказывает о последней неделе жизни Аль Капоне (или Фонзо, как его называют члены семьи и близкие друзья). После отбытия им тюремного заключения, именитого и больного гангстера забирают к себе в семейный особняк на Палм-Айленде жена (Линда Карделлини) и сын (Ноэл Фишер). У Капоне прогрессируют нейросифилис и деменция, он страдает от галлюцинаций и практически недееспособен. Между тем особняк прослушивает ФБР: спецслужбы (и не только) надеются выяснить, куда Фонзо спрятал 10 миллионов долларов. Герой Харди и сам бы рад вспомнить, где деньги, да не в состоянии этого сделать.


Мнение №1

Тимур Алиев: «Не просто пустышка, а прямо-таки гнилой B-movie»


Спустя пять лет после сокрушительного провала «Фантастической четверки», в которой Джош Транк винит студию, режиссер вернулся с основанной на реальных событиях историей об Аль Капоне. Взяв на главную роль Тома Харди, Транк, вероятно, хотел заткнуть за пояс злые языки, считающие, что у него ничего не выйдет. Однако последние надежды на внятное кино растаяли в день онлайн-релиза. Из не самого тривиального замысла вышла не просто пустышка, а прямо-таки гнилой B-movie.

Заметим, что долгострой Транка готов был уже достаточно давно. Фотографии Харди в образе Капоне мы увидели еще в начале 2018 года, а релиз ждали еще годом ранее. Но осенью прошлого года мир увидел «Ирландца» Мартина Скорсезе, и многие перестали вспоминать, что же приготовил нам Транк, которому, наконец, дали шанс сделать кино без серьезного вмешательства студии, о котором было много разговоров. Результат оставляет желать лучшего. На фоне гангстерских боевиков средней руки вроде «Джонни Д.» с Деппом или британской «Легенды» с тем же Харди, «Лицо со шрамом» Транка — откровенный плевок в весь жанр.

Картина вертится, как уж на сковородке: режиссер не в состоянии выдать зрителю ни внятной, структурированной истории, ни прописанной мотивации, ни интересных, многогранных персонажей на втором плане. В эпоху самоизоляции даже пресловутые screenlife-сериалы, выходящие на множестве активизировавшихся в последнее время российских стриминговых платформах, выглядят куда более зрелыми и увлекательными. Впрочем, сам период жизни Капоне, выбранный Транком, не то чтобы подкидывает дровишек в огонь повествования. В таких условиях Харди, не раз выдававший (что в «Острых козырьках», что в «Табу») мощную актерскую игру, не в силах бороться со скупостью и вязкостью сценария.

В спину «Лицу со шрамом» дышат многочисленные киновоплощения знаменитого гангстера, от параллелей с которыми Транку избавиться не под силу. Понимая это, режиссер оставляет для персонажа Харди немного пространства. Помимо отнимающего последние силы безостановочного курения и дефекации, происходящей в совсем не подходящем месте, дряхлеющий Аль Капоне вместе с Транком (в отличие от «Фантастической четверки» Джош здесь и монтажер: отвертеться от итогового результата уже не получится) выстраивает отсылки и к Роберту Де Ниро, воплотившему Капоне в «Неприкасаемых» Брайана Де Пальмы, и к Стивену Грэму из сериала «Подпольная империя» от HBO.

Не обошлось и без достаточно прямолинейного референса к образу Тони Монтаны из одноименной ленты Де Пальмы — герой Харди возьмется за золотой пистолет-пулемет Томпсона и начнет палить во все, что движется. Напоминанием о былом величии служит радиопостановка «Бойни в День святого Валентина», которую эпизодически слушает Капоне. Грозным убийцей в силу состояния здоровья именитый гангстер уже не является (чего, конечно, не скажешь об упомянутых выше образах).

Британская «Легенда» умело сочетала в себе внятную и интересную историю с харизматичной игрой Тома Харди, исполнившего роль двух близнецов Крэй — Рональда и Реджинальда. «Лицо со шрамом» же топчется на месте, лишенное каких бы то ни было инструментов для движения сюжета: Капоне только мычит нечленораздельные реплики да кричит от страха, проснувшись от жутких кошмаров. С одной стороны, поверить в тяжесть его деменции не составляет труда, с другой — преображение Харди не столь поражает, как, например, трансформация Хоакина Феникса в «Джокере».

Любые попытки вплести в кино интригу благодаря появлению нового персонажа второго плана терпят бедствие. Транк отпускает все второстепенные сюжетные ответвления на волю случая: может, раскроем линию врача в исполнении Кайла МакЛаклана, а может, нет. Может, расскажем, кто такой и откуда взялся товарищ Капоне Джонни (Мэтт Диллон), а может, и не расскажем. Можно предположить, что Транк вовсе не собирался делать нормальное кино о гангстерах. В конце концов, все внимание режиссер уделяет развитию деменции Капоне и его галлюцинациям, которые в какой-то момент проникают и в его сны (а может быть, сны, наоборот, проникают в реальность: что если все, что мы видим в кадре, — не то, чем кажется, и на самом деле в особняке семьи Капоне на Палм-Айленд происходит нечто совершенно иное?). Все во вселенной персонажа летит по наклонной: тают финансовые запасы семьи, рушится прежний уклад, наконец, сам Капоне падает в лужу грязи, поваленный гурьбой детишек (читай: метафора опустошения самого гангстера).

Заигрывания с видениями можно было бы принять за чистую монету, раскрой Транк все карты в финале «Лица со шрамом» в том же ключе, в котором с (ир)реальным работали Зак Снайдер в «Запрещенном приеме» или, скажем, Тарсем Сингх в «Запределье», — возможно, восприятие фильма изменилось бы. Но режиссер не пошел по проторенной дорожке того же Снайдера, которого в рецензии на фильм «Фантастическая четверка» назвал легендарным режиссером.

Вместо этого постановщик пытается выжать еще больше драмы из дряхлеющего и теряющего остатки жизненных сил гангстера. Попутно Транк, будучи не в состоянии отталкиваться от оригинальных концептов, копирует эпизоды, видимо, любимых фильмов. Найдется место жуткой вечеринке из 1920-х, как в «Сиянии» Стэнли Кубрика (здесь также будут гости в шикарных нарядах, разве что с потолка спустятся не цветные, а черно-белые шарики), а пресловутый макгаффин в виде спрятанных неизвестно где миллионов долларов так и останется пустым звуком. Как, в общем-то, и весь фильм.


Мнение №2

Евгений Ткачёв: «Очень страшное кино»


Удачный ли фильм «Лицо со шрамом»? Наверное, все же нет. Но это точно кино, которое способно произвести впечатление. Очень страшное кино.

Уже по супер(анти)геройской «Хронике», в которой трое глупцов заполучили невероятные силы и устроили дестрой, стало понятно, что Джош Транк не питает иллюзий по поводу деструктивной природы человечества (то, что ему не удалось повторить тот же трюк в «Фантастической четверке», говорит лишь о том, что студия «XX век Фокс» вовремя опомнилась). И вот спустя пять лет режиссер как бы берет реванш, но ключевое слово «как бы». Транк будто бы выплескивает всю злость, накопившуюся после провала «Четверки». Очевидно, что «Капоне» (извините, язык не поворачивается называть это кино «Лицом со шрамом») суждено разойтись на мемы и остаться в памяти тем странным кинчиком, в котором обезображенный Том Харди в трусах стреляет по домашней челяди из золотого автомата. Тем не менее это кино чуть интереснее, чем может показаться из его путаного пересказа.

Главная особенность картины в том, что это не обычная гангстерская драма, а не пойми что. Харди играет здесь не человека, а зверя, доживающего свои последние дни. Он не говорит, а рычит, не смотрит, а жадно пожирает тебя глазами, и как будто пытается выкурить оставшуюся жизнь через сигару. Все это выглядит так, как если бы Роджер Корман решил сделать из «Капоне» с Беном Газзарой фильм ужасов. Или если бы Дэвид Кроненберг переснял «Ирландца» Мартина Скорсезе. По всем формальными признакам перед нами не степенный байопик, а жесточайший боди-хоррор с высокооктановым перформансом: герой Тома Харди заперт в клетке своего тела (и разума), при этом ключи от него, кажется, украл то ли Стэнли Кубрик, то ли Дэвид Линч, чтобы знатно повеселиться с распадающимся сознанием гангстера. Не будет преувеличением сказать, что весь фильм — это плод больного воображения и только вам решать, готовы ли вы окунуться в него с головой.  

При этом нельзя сказать, что Транк пускается в совсем уж сюрреалистический забег, никак не заземляет царящую в картине метафизику и не оставляет никаких ключиков к подсознанию Капоне. Во-первых, конечно, немаловажную роль в сюжете играют радиопостановки, которые гангстер слушает про самого себя (это как если бы король Артур на Авалоне смотрел сериал про собственные похождения). Капоне при жизни становится мифологизированной фигурой — и этот статус живой легенды делает из героя Тома Харди колосса на глиняных ногах, жалкую фигуру, которая вынуждена прислушиваться к радиошуму в своей голове, чтобы с помощью путанных флешбэков постараться не забыть, кем она является.

Во-вторых, это зарытый клад. Понятно, что это метафора воспоминаний, которые тщетно пытается похоронить главный герой, но за которые все равно цепляется, потому что они составляют суть его находящейся в кризисе идентичности. Также неспроста действие фильма происходит во Флориде: все эти болота, аллигаторы и дома с привидениями создают атмосферу южноготического морока и кошмара. Как говорили в одном популярном сериале, действие которого тоже происходило в одном из южных штатов, Луизиане: «Мы находимся внутри страшного сна, от которого не можем проснуться». То же самое касается и фильма Транка.

Ну и, наконец, в-третьих: это «Волшебник страны Оз», который гангстер смотрит со всей семьей в домашнем кинотеатре (занятно, что оператор «Капоне» и линчевский соратник Питер Деминг до этого снял его приквел — «Оз: Великий и Ужасный»). Эта классическая картина (одна из тех, что снимали всем Голливудом) лучше всего характеризует Капоне. Очевидно, что в ней герой Тома Харди отождествляет себя с Трусливым Львом. Но это не мельвилевское «одиночество тигра в джунглях», хотя джунгли у Капоне начинаются буквально за порогом, а история про то, что одному очень большому и страшному человеку при встрече с Гудвином надо было попросить не храбрость, а сердце.   


«Лицо со шрамом» доступно на стриминговом сервисе Amazon Prime, но мы рекомендуем дождаться его выхода в российский прокат 10 сентября.