Москва

Каким получился «Русский рейд» — первый за долгое время отечественный фильм про боевые искусства

В прокат выходит «Русский рейд» — амбициозный боевик Дениса Крючкова, который намерен вдохнуть новую жизнь в жанр отечественного экшена. Несмотря на очевидные достоинства картины, кинокритик Арсений Омельченко не вполне уверен, что у него это получилось.
Арсений Омельченко
Автор «Афиши»
30 сентября 2020

Заявка на «первый настоящий российский боевик»

 


Ольга Лоянович

Продюсерка фильма «Русский рейд»

— На протяжении уже нескольких десятилетий после «Пиратов XX века» в нашей стране не снимали настоящих боевиков. Конечно, были фильмы вроде «Бумера» или «Параграфа 78», в которых были элементы этого жанра, но нам казалось, что в целом эта ниша пуста и мы можем в нее зайти. Еще несколько лет назад дистрибьюторы смеялись, услышав, что будет снят первый российский хоррор, а сейчас их снимают по десятку в год. Поэтому мы решили попробовать снять первый российский боевик и увлечь им аудиторию.


Как видно из этого комментария перед авторами «Русского рейда» стояла амбициозная задача снять «первый настоящий российский боевик». Говоря иначе, каскадерский экшен о боевых искусствах. Однако тут они опоздали лет на сорок. За это время жанр в российском кино несколько раз пережил расцвет и упадок: от начавшегося еще в Советском Союзе увлечения карате («Пираты XX века», «Фанат») до полулюбительских фильмов о русских ушуистах с Джамалом Ажигиреем («Монах», «Удар Лотоса»).

Подробнее об этом читайте в нашем материале «Краткая история отечественных кунг-фу-фильмов»

Тогда мы поставили точку на «Пути» — дорогом и амбициозном, но, к сожалению, с треском провалившемся в прокате боевике Владимира Пасичника, в котором снялась целая плеяда звезд российского спорта, а сюжет рассказывал о судьбе простого русского спецназовца, волею судьбы превратившегося в суперсолдата. Теперь же особенно интересно, куда после одиннадцатилетнего молчания жанр двинется дальше и удастся ли «Русскому рейду» сказать новое (веское) слово в боевике?


Итак, о главном: причем здесь «Рейд»?

Симптоматично, что в мировом кинематографе в последние годы наметился ренессанс каскадерского боевика (из последних работ можем отметить нетфликсовский хит «Тайлер Рейк: Операция по спасению»). Главным спасителем жанра стал режиссер-трудоголик Чад Стахелски. Его студия 87eleven сегодня снимает самый бодрый экшен на свете (взять хотя бы «Хищных птиц: Потрясающую историю Харли Квинн»), в то время как сам Стахелски с упоением ставит уже четвертого «Джона Уика» с Киану Ривзом, которого когда-то заразил любовью к единоборствам, работая его дублером в «Матрице». Кстати, соавтор Стахелски — Дэвид Лейтч — тоже зря времени не теряет: помимо «Взрывной блондинки» с Шарлиз Терон, он успел снять второго «Дэдпула» и «Хоббса и Шоу». Однако первой ласточкой возрожденного кино высокого мордобоя в начале десятых стал все же индонезийский хит «Рейд» Гарета Эванса, открывший миру местное боевое искусство пенчак-силат, а заодно продемонстрировавший доселе невиданный уровень экранной жестокости и насилия (апогеем метода индонезийских мастеров стала картина «Ночь идет за нами» на том же «Нетфликсе»). Очевидно, что само название «Русский рейд» — прямая отсылка к нашумевшему фильму с целью похайпиться, а может, и в чем-то поспорить с уже заслужившим культовый статус боевиком.


Помимо оммажа «Рейду», название отечественного фильма имеет вполне себе сюжетное обоснование

Картина повествует о рейдерском захвате завода, в цехах которого льют водку, в то время как раньше это было важное оборонное предприятие, занимавшееся строительством ракет (нехитрая злободневная метафора на тему того, как упали нравы, ведь ракеты взлетают, а водка приземляет). Начинается все с того, что во время заседания совета директоров на завод заходит группа бойцов, заручившаяся поддержкой местной полиции. Им предстоит обезвредить охрану и заставить акционеров переписать предприятие на своего нанимателя, которого все кличут Решалой (Илья Антоненко). Однако оказывается, что полупустые цеха — лишь прикрытие для тайного бизнеса по торговле оружием, и теперь горстке рейдеров предстоит бороться не на жизнь, а на смерть с вооруженными до зубов военными. При этом главному герою — молчаливому и таинственному наемнику Никите (Иван Котик), который, собственно, и заварил всю эту кашу, — наконец выпадет возможность отомстить.


За «Русским рейдом» стоят не только кинематографисты, но и бывшие следователи, каскадеры и мастера боевых искусств

Проект родился из творческого союза продюсерки Ольги Лоянич, когда-то работавшей следовательницей и не понаслышке знающей о незаконных поглощениях, и Дениса Крючкова — режиссера и художника, стоявшего у истоков творческого объединения Gazgolder, одноименного клуба и галереи Gazgallery. Помимо различных театральных и арт-проектов, он давно и всерьез увлекается боевыми искусствами — в частности, китайским багуачжан. Он же привел на проект оператора Алексея Седова, а также главную звезду фильма — Ивана Котика, с которым был знаком в тусовке единоборцев (тот много лет практикует другую традиционную ветвь ушу — синъицюань). Актер по образованию и воспитанник основателя театра «Школа драматического искусства», легендарного режиссера Анатолия Васильева, Котик уже много лет живет в Китае и работает каскадером в команде Джеки Чана (на его счету такие картины, как «Доспехи бога-3: Миссия Зодиак», «Меч дракона», «Русалка» и «Тайна печати дракона»).

Под стать ему подбирали и остальных исполнителей. Ставку сделали на свежие и незаезженные лица. При этом учитывались не только актерские способности кандидатов, но и их боевая и каскадерская подготовка. Добрая половина артистов в кадре — бывшие или практикующие спортсмены. Например, роль отца героя играет экс-боец ММА Андрей Семенов, главу банды — уже нынешний чемпион Владимир Минеев, главного антагониста — каскадер и рукопашник Александр Красовский, и даже эпизодическая роль рабочего-богатыря, дающего отпор рейдерам, досталась президенту ассоциации пауэрлифтинга Кириллу Сарычеву.


И чем фильм может удивить в плане репрезентации боевых искусств?

Впрочем, такие серьезные профессиональные сборные мы уже видели во многих каскадерских или околоспортивных фильмах (в том же «Пути»). Но кое в чем создатели «Русского рейда» действительно пошли дальше других. Еще на этапе подготовки команда Крючкова решила, что главный герой должен обладать собственной уникальной и узнаваемой боевой пластикой. Но в отличие от, к примеру, Стивена Сигала, Тони Джаа или того же Ико Ювайса из «Рейда», ему нужно было продемонстрировать не какое-то существующее направление или систему, а создать с нуля новую, которую они определи как «стиль фантастического русского солдата».

Стоит сказать, что, вопреки многочисленным мистификациям, никаких следов исконных и древних отечественных единоборств до нас не дошло. А многочисленные школы разнообразных русских стилей — сплошь новодел (самой известной и проработанной из них считается система Алексея Кадочникова). Поэтому Крючков вместе с Котиком решили не использовать чужие наработки, а создать что-то свое, оригинальное.


Денис Крючков

Режиссер фильма «Русский рейд»

— Мы хотели, чтобы хореография главного героя была очень органичной: он дерется как деревенский парень, который может с плеча дать кому-то очень вовремя и очень точно, но у него есть специфика подготовленного бойца. При этом он не каратист, не боксер, не ушуист. Хотя мы взяли за основу китайские принципы, нам с Ваней удалось использовать, например, движения народного танца казачок и в итоге получить уникальный русский стиль.


При этом фильм не превращается в демонстрацию новой техники и историю про русского Сорвиголову, который дубасит нескончаемых статистов. Уникальной пластикой здесь наделили почти каждого персонажа, участвующего в потасовках, а также дали немало возможностей ее продемонстрировать. К примеру, в банде рейдеров, помимо кикбоксера Минеева, отчетливо выделяются диковатый боксер, самбист, миксфайтер-самоучка, и даже пожилому взломщику с характерным зэковским говором сочинили этакий «тюремный» вин-чун.

Вообще, экшена в картине не просто много: он поставлен с фантазией, выстроен драматически и обоснован сюжетно. Обилие рукопашных боев объясняется тем, что завод берут без оружия, чтобы не создавать лишнего шума (у охранников его накануне изымают купленные проверяющие). Бои один на один чередуются с четко простроенными массовыми драками, а для экзотики есть даже один шоу-стоппер со средневековым оружием. Каждому бойцу тут предоставляется своя минута славы, чтобы потом столкнуть всех героев между собой. Все это повышает градус конфликта и вместе с тем заражает зрителей почти спортивным азартом.

Надо сказать, что такой сногсшибательный эффект — результат огромной работы постановщика трюков Константина Адаева и всей команды, кропотливо подобранной Крючковым. По его словам, на день съемок приходилось почти по два дня репетиций — редкий темп для российского кино. Поддерживать его из-под палки просто нельзя, и сразу бросается в глаза, что вся команда была заряжена и работала с энергией, которая так и прет с экрана. Это, наверное, лучшее, что есть в картине, которую в этом смысле можно назвать по-хорошему любительским кино.


Если ли в фильме что-то помимо эффектного экшена?

Но можно назвать фильм любительским и в плохом смысле. В изобразительном плане картина выглядит довольно бюджетно. Отчасти визуал вытягивает работа арт-директора и модельера Дениса Симачева: благодаря его стараниям кино выглядит на удивление стильным. И все же сам фильм снят скучно и без выдумки, местами он напоминает криминальные сериалы телеканала НТВ. Также бледновато на фоне драк смотрится финальный экшен со стрельбой и взрывами. В кадре остро ощущается нехватка размаха, а постановка перестрелок лишена индивидуальности и запоминающихся фишек. Заметно, что, несмотря на все старания, родной стихией для постановщиков остается рукопашная. По стрелковой части авторам «Рейда» есть чему поучиться даже у отечественных коллег — взять хотя бы «Аванпост» Егора Баранова (при очевидной, конечно, разнице бюджетов).

Сюжет тоже вызывает вопросы. Американский сценарист Роберт Орр («Спаситель», «Другой мир-3: Восстание ликанов», «Ловушка»), которому российская команда предоставила исчерпывающее досье по рейдерским захватам, собрал ровный, но уж очень механистичный сценарий-конструктор. В самой истории нет ничего собственно русского, поэтому самобытность приходится нагонять специально — при помощи дедушки с баяном и демонстративного набивания кулаков о бревенчатую избу. Такие «квасные» маркеры легко могут отпугнуть определенную часть аудитории, при этом любители патриотического кино тоже, скорее всего, выйдут с фильма с легкой оторопью, ведь тут нет ничего патриотического.

Спорным можно назвать и выбор темы. Русское рейдерство интересное и не слишком исследованное в нашем кино явление. Однако оно выглядит уже не таким злободневным, а для разбора с ностальгической дистанции еще не достаточно созревшим. Что касается заявленного Крючковым разговора о ПТСР и поиске военными своего места в мирной жизни, то не лучшим образом подходит сам материал. Финальный месседж, заключающийся в том, что честный парень должен отомстить, а потом умереть или сесть, скорее напоминает вырванную из песни «Харакири» строчку Егора Летова, чем внятную этическую позицию. Так что, стараясь угодить всем и сразу, кино в итоге рискует не попасть ни в кого. Кроме разве что узкого круга настоящих любителей фильмов о боевых искусствах. Что очень обидно, ведь во многом (особенно с точки зрения постановки) фильм вышел крайне самобытным, живым и даже в чем-то революционным для нашего кино.