Москва

Как DC дошел до новой «Чудо-женщины» и почему действие сиквела происходит именно в 1984 году?

В онлайн-кинотеатре Okko вышло продолжение «Чудо-женщины» Патти Дженкинс, действие которого неспроста происходит в восьмидесятые. «Афиша» углубилась в историю экранизаций супергеройских комиксов DC, чтобы разобраться в том, зачем Дженкинс на этот раз понадобилось помещать главную героиню в эту, а не в какую-нибудь другую эпоху.
Евгений Ткачёв
Редактор «Афиши»
22 февраля 2021

Милитаристские сороковые

В финале «Чудо-женщины: 1984» (в сцене после титров) можно увидеть камео актрисы Линды Картер. У Патти Дженкинс она играет легендарную амазонку Астерию, в доспехи которой облачается Диана Принс (Галь Гадот) во время решающей схватки, а в стародавнем сериале «Чудо-женщина» (1975–1979) Картер играла саму Вондервумен. Это не только пасхалка, но и оммаж — таким образом Дженкинс как бы отдает должное актрисе-первопроходице, ведь она снималась в те времена, когда супергерои в основном ютились на телевидении, а сериалы про них, если называть вещи своими именами, были второсортным зрелищем. Это сейчас (особенно зумерам, которые выросли на «Марвеле») кажется, что кинокомиксы всегда были важнейшим из искусств, а фильмы про вигилантов исчислялись шестизначными суммами. На самом деле путь супергероев к размашистым бюджетам и всемирной славе был долог и тернист. Раньше всех спохватилось издательство DC, которое мудро решило продвигать своих главных персонажей через большие экраны. Так, например, в 1943 году вышел киносериал про Бэтмена, дистрибутором которого выступила Columbia Pictures.

Надо ли говорить, что он совершенно не был похож на современные фильмы про Темного рыцаря? Это наивное, архаичное и по большей части устаревшее кино. Поскольку его релиз состоялся в разгар Второй мировой войны, оно содержал антияпонские настроения (главным злодеем был карикатурный японец по имени доктор Дака), этнофолизмы («Oh, a Jap!») и расистские замечания («Это тот ответ, который подходит цвету твоей кожи»). При этом сам Бэтмен был не одиноким мстителем вне закона, а правительственным агентом (тогдашние цензоры не позволили бы герою взять правосудие в свои руки). Уже после, в 1980-х, когда сериал вышел на домашних носителях, он был значительно отредактирован — в частности, был удален весь расистский контент (в том числе потому, что студию Columbia Pictures купила японская корпорация Sony).


 

Подробности по теме

Думали, видели все? А теперь посмотрите дичайшее аниме «Бэтмен-ниндзя», действие которого происходит в феодальной Японии!


Гораздо лучше дела обстояли у Супермена, который обзавелся сольным киносериалом в 1948 году. Говорят, он был значительно лучше, однако сегодня он все равно смотрится смехотворно — как, впрочем, и цветное телешоу про Бэтмена (1966–1968), которое, несмотря на всю свою кемповость, китчевость и театральность, было чрезвычайно популярным и изрядно пополнило казну DC, когда продажи комиксов пошли на убыль: компания заработала 1000 долларов и по 20% прибыли с каждого эпизода, выходящего в эфир. Вообще, 50-е, 60-е и 70-е — это расцвет кинокомиксов на ТВ. Например, сериал «Приключения Супермена» (1952–1958) повысил популярность героя и усилил «семейный» образ DC, несмотря на то что актера Джорджа Ривза, по слухам, убили, потому что он встречался с чужой женой: об этих обстоятельствах, например, рассказывает фильм «Голливудленд», у нас известный как «Смерть Супермена» (2006).


Лихие семидесятые

В общем, если к середине XX века и Темный рыцарь, и Человек из стали уже имели в портфолио по два-три сериала, то к экранизации «Чудо-женщины» DC начал подбираться только в 1967 году, когда был снят пятиминутный (максимально дурацкий) отрывок пилотной серии «Кто боится Диану Принс?», в котором Элли Вуд Уокер сыграла неуклюжую и невзрачную девушку, живущую недалеко от базы ВВС США вместе со своей токсичной мамашей, которая вечно ругает девушку за то, что у нее нет парня. Однако стоит Диане принарядиться в звездно-полосатый костюм, как она в своих фантазиях превращается в Линду Харрисон — будущую звезду «Планеты обезьян» (1968), а затем неловко выпархивает из окна, тем самым доказывая, что какие-никакие сверхспособности у нее все-таки есть.    

Следующей попыткой был телефильм «Чудо-женщина» (1974) — пилот так и не запущенного в производство сериала для телеканала ABC, который довольно вольно обошелся с историей Дианы Принс (Кэти Ли Кросби) и как-то чересчур прогрессивно облачил ее не в юбку, а в штаны (на самом деле это было сделано из цензурных соображений, которые царили, да и до сих пор царят на американских эфирных телеканалах). В этом не хватающем звезд с неба кино Диана (к слову, блондинка, а не брюнетка) совершенно в духе времени и популярной тогда бондианы работала на дядю Сэма и противостояла шпионской организации, которая украла набор кодовых книг, содержащих секретную информацию о полевых агентах правительства США. Одним из героев фильма, к слову, был настоящий осел — а Диана разъезжала на мотоцикле, как и марвеловский Капитан Америка, вьетнамский ветеран и гонщик в дилогии телефильмов 1979 года. (Откуда такая страсть к мотоциклам? Вероятно, наследие контркультуры — и конкретно «Беспечного ездока» (1969)).

Отличительная особенность семидесятнических телесериалов про супергероев: в них у главных персонажей даже глаза и зубы сверкали.

Как бы то ни было, каноничный и популярный телесериал про Чудо-женщину (1975–1979) вышел на том же ABC через год (потом он правда переехал на CBS). Вондервумен там как раз сыграла Линда Картер, которой, чтобы превратиться в супергероиню, нужно было хорошенько крутануться вокруг своей оси. Никакой революции это шоу, разумеется, не произвело — зато ее совершил вышедший через три года «Супермен» (1978) Ричарда Доннера. Без преувеличения можно сказать, что это был первый супергеройский блокбастер в том смысле, какой мы вкладываем сейчас в это слово (у картины были продвинутые спецэффекты, а ее бюджет составил $55 000 000, что было в 5000 раз больше бюджета одной серии сериала о Супермене 1948 года). При этом в успех фильма особо никто не верил, поэтому, когда он стал хитом (мировые сборы превысили $300 000 000!), это для всех оказалось сюрпризом. Другим шоком для игроков индустрии стало то, что лента не привела к росту продаж комиксов, как было в случае «Бэтмена» 1966 года, когда раскупалось почти до миллиона экземпляров «Темного рыцаря» в месяц, а старые выпуски превратились в дорогие коллекционные предметы.

Оказалось, что фанатеть по супергероям можно, не будучи читателем комиксов, — такая популярность для вигилантов стала настоящим прорывом и выходом на более широкую, массовую аудиторию. Вместе с тем никто не верил, что успех «Супермена» можно повторить, поэтому за ним не последовал шквал похожих фильмов, как это принято в Голливуде. К слову, сиквел «Супермена» (несмотря на то что первая и вторая часть снимались одновременно, задолго до «Назад в будущее», который ввел подобную практику в обиход) тоже вышел не сразу, а в 1980 году. Ричард Доннер поругался с продюсерами Александром и Ильей Залкиндами, из-за чего вторую картину доделывал Ричард Лестер (режиссерская версия Доннера увидела свет только в 2006-м).

И хотя третий, и (особенно) четвертый фильмы про «Супермена» получились откровенно комичными и были разруганы критиками, «Болотная тварь» (1982) Уэса Крейвена не оправдала возложенных ожиданий, а после спин-оффа «Супермена» — «Супергерл» (1984) — люди требовали возврата денег в кассах, именно 80-е считаются эпохой зарождения высокобюджетного и качественного супергеройского кино. Еще одним его триумфом стал бертоновский «Бэтмен» (1989), премьера которого была самой громкой в те времена (и который отлично заработал не только на билетах в кино, но и на мерчендайзе, пойдя, таким образом, по пути «Звездных войн»).


Блестящие восьмидесятые

Все кинокритики уже успели отметить, что время действия фильма Патти Дженкинс перекликается с романом Джорджа Оруэлла «1984». Однако дело тут не только в антитоталитарной оруэлловской риторике (хотя и в ней, конечно, тоже), а в том, что режиссерка в сиквеле «Вондервумен» пытается передать вайб восьмидесятых, а также стилизовать киноязык и эпоху, на которую пришелся первый расцвет супергеройских блокбастеров. Важно отметить, что восьмидесятнические кинокомиксы, как, к слову, и сиквел «Чудо-женщины», в массе своей были не суровыми, мрачными бертоновскими притчами, а легкомысленным развлечением с высокой долей авантюризма — на самом деле у «Супермена» Ричарда Доннера гораздо больше общего с «Большими гонками» Блейка Эдвардса, чем с «Человеком из стали» Зака Снайдера. Это веселое, не обремененное суперсерьезным нолановским высказыванием кино. А те же «Шина — королева джунглей» и «Супергерл», вышедшие в 1984 году, из сегодняшнего дня выглядят не хуже или глупее «Супермена». Да, это морально и этически устаревшие, но по-своему увлекательные и довольно неспешные (по нынешним меркам) приключенческие фильмы, которые превратились в артефакты эпохи.  


 

Подробности по теме

10 захватывающих фильмов про девушек-воительниц


Однако Дженкинс в «ЧЖ: 1984» все же ведет диалог не с ними, а, если быть точным, со вторым «Суперменом». Сходство, что называется, налицо. Так, по сюжету и Кларк Кент (Кристофер Рив), и Диана Принс (Галь Гадот) отказываются от сверхспособностей в пользу того, чтобы быть вместе со своими возлюбленными: журналисткой Лоис Лейн (Марго Киддер) и пилотом Стивом Тревором (Крис Пайн) соответственно. Однако обоим этот поступок выйдет боком: когда над миром нависнет угроза, у героев поначалу не будет сил, чтобы противостоять ей. При этом если у Дженкинс объясняется, почему Чудо-женщина и Тревор не могут быть вместе (Диана сможет вернуть себе силы, только когда откажется от желания, которое воскресило ее возлюбленного), то в «Супермене» нигде не говорится о том, почему, чтобы совершать чудеса, Человек из стали, как и Иисус, должен быть девственником. Это просто религиозная, ничем не оправданная константа. Интересно, кстати, что если в прокатной версии Кларк Кент обсуждает ее с матерью, то в версии Доннера — с отцом Джор-Элем (Марлон Брандо), который в гневе превращался в карающее ветхозаветное божество, тем самым усиливая и так явные христианские аллюзии.   

Также и в «Супермене-2», и в «Чудо-женщине: 1984» происходит атака на Белый дом, в реальной жизни срифмовавшаяся с недавним захватом Капитолия в США (учитывая то, что Педро Паскаль в фильме Дженкинс косплеит Дональда Трампа, предостережение и правда получилось устрашающим). Только если в «Супермене» за этим стоит злой криптонец, генерал Зод (Теренс Стамп) и его подручные, то в «ЧЖ: 1984» — бизнесмен Максвелл Лорд (Педро Паскаль) и его приспешница Гепарда (Кристен Уиг). Важное отличие между ними заключается в том, что если Зод и его банда — конченые космические отморозки, отбывавшие срок в Фантомной зоне, то Лорд и Гепарда — трагические фигуры, заложники своего общественного статуса и происхождения, которые украсили бы галерею неприкаянных бертоновских антигероев или, скажем, мультсериала «Бэтмен» (1992–1995). Кстати, как и «Бэтмен возвращается» (1992), «ЧЖ: 1984» тоже (только в финале) обернется горькой рождественской сказкой — о том, что за свои желания приходится расплачиваться. Разве что только у Гепарды и Лорда все закончится чуть лучше, чем у Женщины-кошки (Мишель Пфайффер) и Пингвина (Дэнни ДеВито).  

Занятно, кстати, что, заигрывая с восьмидесятническими тропами и сюжетами, «Чудо-женщина: 1984» даже визуально, эстетически становится похожа на «Супермена» и «Супергерл». Фильм действительно выглядит так, будто снят сорок лет назад. Это, пожалуй, можно объяснить тем, что картина — открытка, валентинка из прошлого, поэтому если смотреть на нее современной оптикой, то она, конечно, вызовет лютый кринж. Однако если вас это не смущает, то от фильма, его осмысленной, полемизирующей с восьмидесятническими кинокомиксами драматургией, его неоднозначных персонажей можно получить удовольствие. В противном случае — старые и новые «Хранители» и уж тем более суперсатирические «Пацаны» вам в помощь.


 

Подробности по теме

Мечтать вредно: в чем проблемы «Чудо-женщины: 1984»?