Все развлечения Москвы
Что пишут критики про «Власть», «Лабиринты прошлого» и «Как приручить дракона-3»
Кинокритики пытаются найти во «Власти» иные достоинства, кроме перформанса Кристиана Бейла, рассказывают о недостатках испаноязычной картины иранца Асгара Фархади «Лабиринты прошлого» и объясняют, почему третья часть мультика «Как приручить дракона» это очень здорово.
24 февраля 2019

«Власть»

Станислав Зельвенский, «Афиша-Daily»:

«Как и «Игра», «Власть» объясняет сложные явления простыми словами. Но если в случае свопов и хедж-фондов в этом был очевидный смысл, здесь упрощение — просто упрощение, граничащее с жульничеством.

Причинно-следственные связи разглажены и развешаны на веревках, все беды — из-за того, что Дик Чейни плохой.

Даже если это и правда, методы из арсенала «Saturday Night Live» (где МакКей провел несколько лет) в полнометражном кино выглядят не слишком убедительно — не информативно и при этом не смешно. Как, в принципе, и очередное преображение Кристиана Бейла, о котором в связи с «Властью» говорят в первую очередь: это, разумеется, демонстрация превосходной техники, но далеко не такой головокружительный аттракцион, чтобы тащить на себе двухчасовой фильм».

 

Егор Москвитин, «Esquire»:

«Взять хотя бы предыдущий кейс Адама Маккея. «Игра на понижение» — остроумный фильм о финансовом кризисе с целым созвездием известных, талантливых и сексуальных актеров; его сборы — $133 миллиона. Отличный документальный фильм о том же ипотечном кризисе под названием Inside Job, для сравнения, собрал в прокате всего $7 миллионов. В этом смысле Маккей идет по стопам Аарона Соркина, который устами одного из героев «Службы новостей» в открывающей сцене этого сериала сказал:

«У американцев память как у младенцев. Нам нужно постоянно напоминать о том, что происходит».

Аудитория, на которую хочет повлиять «Власть», в 2001-м и 2003-м была младенцами в прямом смысле, поэтому инструментарий фильма оправдан. Реальных политиков здесь представляют как героев комикса, а идиллические сцены на ранчо рифмуют с трупами в пустыне и пытками в тюрьмах — но все это очень доходчиво объясняет цену, которую каждый косвенно платит за свое неучастие в общественной жизни страны».

 

Антон Долин, «Медуза»:

«Рваное и путаное повествование, которое то перескакивает через годы и целые десятилетия, то топчется на месте, организовано Маккеем не менее изобретательно, чем в «Игре на понижение». Не хочется выдавать все сюрпризы, но как минимум финальные титры в середине фильма (когда карьера Чейни, казалось, благополучно завершилась) выглядят остроумно. Эмоциональные регистры тоже колеблются в диапазоне от будничной политической драмы до абсурдистского гротеска; беда лишь в том, что и обычные программы новостей нередко дают аналогичный эффект. Главная же тонкость «Власти» — фигура рассказчика, некоего Курта (Джесси Племонс, блестящий актер второго плана, работавший, среди прочих, со Стивеном Спилбергом). Откуда он знает так много о Чейни и какое к нему имеет отношение, станет ясно только в финале».

 

«Лабиринты прошлого»

Зинаида Пронченко, «Colta»:

«Этим фильмом Фархади продолжает свое европейское турне: после Парижа его занесло в Андалусию. Обличать упадок нравов Старого Света режиссеру мешает не столько незнание заграничной фактуры, сколько собственный совершенно детский восторг перед туристическими красотами Иберийского полуострова.

В результате даже коренное население, представленное во «Все знают» звездным дуэтом Хавьер Бардем — Пенелопа Крус, выглядит каким-то ансамблем песни и пляски, ряжеными с ярмарки народных промыслов.

Бывшие любовники встречаются через 16 лет на деревенской свадьбе, об их интрижке столетней давности знают все, кроме несовершеннолетней дочери героини Крус, похищенной прямо в разгар лубочного праздника неизвестными злоумышленниками. Детективная история моментально прирастает спекулятивными измышлениями антропологического характера».

 

Егор Беликов, «ТАСС»:

«Поначалу кажется, что Фархади решил сделать этнический детектив, нечто с запальчивыми криками и причитаниями на испанском, но всякая интрига исчезает значительно раньше, чем она оказывается раскрыта: даже привыкшие ко многому каннские критики всем залом усмехнулись, когда Крус драматично проговаривает свой самый сокровенный секрет. Зачем режиссеру вообще тогда понадобилась Испания, к чему это все? Чтобы сразу ответить на эти вопросы, Фархади вывел свою, видимо, единственную мысль сразу в заглавие: действительно, в маленьких деревнях все друг друга знают в лицо, и сплетники в любом случае распространят даже самую конфиденциальную информацию. С другой стороны, и что с того?».

 

Игорь Игрицкий, «Лента»:

«Зачем нужны были восточные аллюзии, если внезапно сюжет начинает вихлять, барахтаться в нестыковках, метаться от мелодрамы к детективу, наполняться лишними подробностями, невесть откуда выплывшими персонажами вроде отца похищенной девочки, привнося в простую, как пареная репа, историю то элемент психодрамы, которая этому кино совершенно не идет, выглядит переспелой, то квазидетективную краску в духе латиноамериканских мыльных опер. Из обаятельного испанского колорита мгновенно выдыхается очарование, когда прекрасная Пенелопа начинает неестественно завывать и лить слезы, изображая материнское горе, а главный спаситель Бардем, столкнувшись с малейшим препятствием, так пучит глаза и «пересаливает лицом», что зрителя невольно разбирает смех».

 

«Как приручить дракона-3»

Мария Терещенко, kino-teatr.ru:

«В отличие от студии Pixar, славной своими дерзновенными экспериментами, сложными идеями и нестандартным выбором персонажей, компания DreamWorks animation хороша именно в том, что касается франшиз.

Сиквелы и спиноффы «Шрэка», «Мадагаскара» и «Кунг-фу панды» зрители встречали всегда с большим энтузиазмом.

Секрет прост: если философия Pixar провозглашает «История – это король», то DreamWorks основную ставку делает на мир и персонажей. Сюжет «Как приручить дракона 3» построен незамысловато: путешествия, эпические схватки, коварные предательства, хитрости и уловки врагов, благородство и самопожертвование друзей – все, как в хорошем приключенческом романе, предсказуемость которого, впрочем, никак не умаляет его увлекательности».

 

Алиса Таежная, «The Village»:

«Как приручить дракона — 3» — заключительная часть саги со сравнительно печальными выводами и концом. Несмотря на дивный новый мир, который герои откроют для себя на западе (драконовый рай похож одновременно на парк развлечений и светящийся супермаркет), межвидовая дружба будет постоянно подвергаться испытанию, а баланс окажется слишком хрупким, чтобы оправдать идеализм первой части. Вообще это тот редкий случай, когда вторая половина фильма более захватывающая и интересная, чем первая: мультфильм разгоняется постепенно, в меру смешит и увлекает батальными сценами.

Одно но: если на первой части взрослый зритель продолжал чувствовать себя взрослым, то сейчас он скорее становится ребенком.

Упрощения, категоричность и очень условно нарисованные злодеи делают из мультфильма хорошую детскую сказку, но возвращаться к фильму вне трилогии не имеет никакого смысла».

 

Марат Шабаев, «Киноафиша»:

«Нехитрый сюжет оперирует простыми, но действенными метафорами и аналогиями – за драконами очень легко увидеть мигрантов, всеми презираемых и гонимых по миру за свою инаковость. Дом – это не клочок суши, а все мы (похожую сентенцию транслировал не так давно третий «Тор»). Мотив взросления здесь проигрывается дважды. Темноволосый Иккинг и блондинка Астрид должны пожениться и стать вождями викингов. Темнокожий Беззубик и белая Ночная Фурия обязаны спасти драконов от истребления».