Пикник Афиши 2024
МСК, СК Лужники, 3–4.08=)СПБ, Елагин остров, 10–11.08
Москва
20 сентября 2023

Новые книжки сентября для детей

Евгения Сосина
Новая порция страшилок для подростков, долгожданный финал саги о семье Игиби, первая книга детективной серии для школьников, подростковая антиутопия и многое другое. Выбрали 10 самых интересных книг для детей и подростков.

Пожалуй, больше всего эта книга напоминает «Вечера на хуторе близ Диканьки». Главный герой рассказывает множество бытовых страшилок и делает это так увлекательно, что волей-неволей зачитаешься. К концу повествования тучи сгущаются, и становится понятно, что все истории скреплены общим персонажем — дедом главного героя Власием, который в далеком прошлом часто водил внука на блошиный рынок. 

«Признаться, и сейчас, по прошествии лет, покупки деда Власия никак не объяснить коллекционированием в обычном понимании этого слова. 
Так что мои интересы и дедовы совсем не совпадали. 
Но, если он заговаривал с продавцом о той или иной вещице, я слушал разинув рот. Ничем не примечательная дверная ручка вдруг обретала совсем новый смысл, становилась чем-то бóльшим, чем элемент фурнитуры.
Например, так я в первый раз узнал, как через дверную скобу умывают от сглаза. Двое обычных взрослых мужчин абсолютно мимоходом, не заостряя внимания, оценили удобство дверной ручки именно в этом контексте.
Ключевую воду ножиком перекрестить, через скобу двери полить в ладонь, по лицу водой из ладони провести три раза и за порог отворенной входной двери стряхнуть, проговорив: „Бесовье, откуда пришло, туда и иди!“
Тогда же как бы между прочим дед Власий рассказал, что нельзя давать похлопывать себя по плечу и спине незнакомому или потенциально нехорошему человеку.
Так обычно людей и портят. В смысле порчу наводят.
Вот старуха, про которую нехорошие слухи ходили, беременную молодую соседку приобняла, по голове погладила, будто ласково. А у той как прихватило, так и до больницы не довезли. У ребенка пальцы рук, уши да затылок порча съела.
Я после этого рассказа вылупился на деда Власия в полном обалдении и ужасе, а тот как ни в чем не бывало продолжил, что, мол, когда знающий начинает с пострадавшим работать, то, если знахаря начинает одолевать рвота, это порча наведена, а если зевота, то сглазили.
Под сильным впечатлением потом у мамы переспросил, знает ли она о таком вот. Она даже не удивилась, что я задаю подобные вопросы. Да, сказала, меня твоя бабушка тоже через дверную скобу умывала как-то, у нее глазливая начальница была, черноротая. Постоянно лаялась, каждому находила, что гадкое сказать.
— И ты в это веришь? — спросил я.
Мама пожала плечами, ни секунды не задумываясь, рассмеялась и показала маленькую английскую булавку, приколотую вниз головкой на изнанку воротника своей блузки:
— Верю не верю, а пусть будет! Никто не пристанет.
И снова рассмеялась».

Девятиклассница Оля из Калининграда увлекается посткроссингом. Среди множества открыток, которые она получает со всего мира, приходит одна необычная. Странный текст на дорогой раритетной карточке оказывается приглашением в «лабиринт мертвеца». Главная героиня и ее друзья втягиваются в поиски, даже не подозревая, что именно они ищут… Но лихо закрученный сюжет — далеко не главное в книге Евгения Рудашевского. Автор мастерски воссоздает атмосферу современного Калининграда, дает множество любопытных исторических деталей и показывает, насколько красив и интересен наш, казалось бы, привычный мир.

«Посткроссеры писали друг другу обо всем на свете. Однажды одинокая канадская старушка в самых невероятных деталях описала мне свои любимые медицинские процедуры! Это было смешно и в то же время грустно. А девочка из Индонезии как-то взялась объяснить мне, каковы на вкус обычные апельсины, уверенная, что у нас в холодной России апельсинов нет. Правда, открытку она почему-то выбрала с изображением авокадо. Сегодня живописать мне эхокардиографию или „сладкие солнечные фрукты“ никто не догадался. Первая открытка оказалась рекламной, из турецкого отеля и со старательно выписанным афоризмом: „Если хочешь оставить соседа без штанов, просто скажи ему, что это нужно для всеобщего блага“. Подобные изречения приходили частенько. Вторая открытка была более интересной — фотографической, с усыпанным осенней листвой Центральным парком в Нью-Йорке и надписью: „Привет, Оля! На завтрак я съела ванильный йогурт с мюсли и выпила мятный чай. Я беспокоюсь об окружающей среде и о том, что творится в Афганистане“.
Незнакомцы делились со мной кусочками своей жизни, писали что-нибудь ободряющее, если я вдруг загрустила, заболела и не поленилась указать это в профиле. Приятно было осознавать, что на планете хватает добрых и очень даже симпатичных людей. Уверена: вспыхни где-нибудь война, посткроссеры в открытках утешат и тех, на кого напали, и тех, кто против воли стал соучастником нападения, а Паоло, основатель движения, никогда не заблокирует стра ́ны, чьих президентов или королей уличат в коварстве и жестокости. Нет, я не идеализировала, посткроссеры попадались разные, но в целом не сомневалась, что все будет именно так.
Третья сегодняшняя открытка пришла в конверте, из России. Возле обычной марки с российским цветочным виноградом на конверте расположились две сувенирные марки — с египетским стервятником из Болгарии и с Орфеем из Греции. Орфей был порван на два неравных кусочка и бережно собран воедино. Уж не знаю, нарочно отправитель его порвал или случайно. Чудаки на почте впопыхах погасили все три марки, не разбирая, где тут декор, а где знак оплаты. Сама открытка оказалась фотографической, с видом каменистого речного пляжа — репринт одной из открыток Красного Креста, популярных в начале прошлого века. Репринт замечательный, будто бы состаренный: желтизна картона смотрелась естественно, как и выцветшие краски изображения. Стоит ли удивляться, что отправитель для сохранности спрятал карточку в конверт? Сообщение он написал самое обычное, про любовь к библиотекам и старым зданиям, напоминавшим ему о детстве, а вместо имени указал: «Я таджик», — что довольно забавно. Впрочем, за два года я повидала немало странностей. Да и разве плохо, если посткроссер гордится собственным происхождением?»

Долгожданное окончание истории о детях-сокровищах. Кто такой Наг и что ему нужно от семьи Игиби? Есть ли возможность вернуть прежний вид и прежнюю жизнь юному королю Кальмару и другим расщепкам? Удастся ли героям книги достичь Анниеры и занять положенное по праву рождения место? И чем придется пожертвовать ради победы? Все тайны будут раскрыты в четвертой книге серии бестселлера, полюбившегося детям и взрослым по всему миру.

«В 435 году Четвертой эпохи, во время мирного правления Ландера Ветрокрыла и  его жены Илии Финлей из Зеленых лощин, у  венценосной четы родилась девочка. Ее старший брат Ольмер должен был стать Хранителем трона, а  она — Верховной королевой Сияющего Острова. Ей дали имя Мадия, и  слухи о  ее красоте достигли даже свободных земель Даня. Став молодой девицей, однажды летом она нанесла визит в Бан Рону, куда король Ландер и  королева Илия часто плавали в  хорошую погоду и  где, посещая Баник Дурга, немало веселились, наблюдая за играми и развлечениями лощинцев. Но из всех удовольствий Бан Роны юная Мадия предпочитала не Поле Финлея, а просторные залы Великой библиотеки. 
Там она и  познакомилась со смышленым молодым человеком по имени Бонифер Сквун.
„Анниерада, или Повесть о падении Четвертой эпохи“
Составил Оскар Н.Ритип, эсквайр, ценитель всего красивого, странного и/или вкусного, старший библиотекарь, историк и хранитель книг в Великой библиотеке Бан Роны».

Арвиль — крошечная деревушка во Франции: две булочные, один супермаркет, сельскохозяйственный лицей и пожарная служба. Шестиклассник Оливье сходит с ума от скуки: мало того что в деревне нечем заняться, так еще и лучший друг уехал на все каникулы, а родители посадили под домашний арест. Но именно эти неприятные обстоятельства подтолкнут его к разгадке тайны заброшенного дома. Что в свою очередь поможет собрать команду детективов, которая раскроет еще множество загадок в следующих книгах серии. 

«Мама встала, поставила чашку в раковину и повернулась ко мне.
— Если ты заинтересовался тамплиерами, то тебе очень повезло. Мы живем в городе тамплиеров.
— Как это?
— При тамплиерах Арвиль был городом, в нем находилось их командорство и, ными словами, что-то вроде главного штаба рыцарей-храмовников. Раз уж  ты наказан до нового папиного распоряжения и тебе захотелось узнать, кто такие тамплиеры, я могу дать тебе книгу о них. Будет совсем не вредно ее прочитать.
Мои мысли уже унесли меня в неведомые дали, и я даже как следует не расслышал последнюю мамину фразу. Застрял на Арвиле. На факте, что здесь, у нас, находилось командорство тамплиеров. Кто бы мог подумать?! Уложил неожиданный факт в голове и двинулся дальше.
— Командорство? Я, кажется, что-то такое слышал…
— Еще бы тебе не слышать! Ты же сегодня хулиганил именно там, чудище! Его как раз и купили Имберы.
Мама положила книгу мне на  постель и ушла, а я остался сидеть на полу посреди комнаты, собираясь поразмыслить обо всем, что случилось.
Если дом и участок, приобретенные Имберами, носят название «арвильское командорство», тогда сундуки, найденные в  подземелье, точно принадлежат тамплиерам.
Кто  бы сомневался! Значит, мне срочно нужно все прочитать и узнать их тайны.
Я  чуть  ли не  с  восторгом посмотрел на книгу. Наказание оказалось очень кстати. Теперь я  буду спокойно сидеть у  себя в комнате и изучать то, что меня так заинтересовало. Конечно, возникнет проблема, если понадобится вернуться и посмотреть на сундуки. Но всему свое время. Сначала надо понять, в самом ли деле знак и надписи, которые я видел, принадлежат рыцарям-храмовникам. Как же мне не терпелось рассказать о находке Тома! Но, как только он вернется, я сразу! И вполне возможно, мы с ним вместе займемся какими-нибудь еще раскопками в Арвиле».

К 90-летнему юбилею художника Эрика Булатова издательство «АСТ» представило «Большую книгу стихов, сказок и рассказов» с иллюстрациями, созданными творческим дуэтом Эрика Булатова и Олега Васильева. Эти иллюстрации мы помним с детства: художники оформляли детские книжки еще в Советском Союзе. Многие сказки запомнились читателям именно такими, какими нарисовали их Булатов и Васильев. Братья Гримм и Андерсен, Агния Барто и Борис Заходер — за 30 лет сотрудничества дуэт оформил более 100 книг, лучшие произведения вошли в новое подарочное издание. В предисловии — увлекательный рассказ о творческом тандеме. 

«Эрик Булатов и Олег Васильев по окончании знаменитого Суриковского института поначалу тоже в основном занимались живописью. Мало того: впоследствии они прославились на весь мир и лучшие музеи почитали за честь приобрести их картины. Но это — во взрослом мире. А для детей не менее популярными и любимыми были книжки, оформленные этими же художниками. На них, как принято говорить, выросло уже не одно поколение читателей нашей страны и не только нашей: книги многократно переиздавались на иностранных языках.
Конечно, Булатов и Васильев оформляли книги не в ущерб живописи: ею они занимались полгода, от весны до осени. А от осени до весны собирали материалы для будущих иллюстраций, ходили по редакциям (чаще всего в издательство „Малыш“ и журнал „Мурзилка“), а  потом поднимались в мастерскую под крышей старого московского дома на Чистых прудах и рисовали, рисовали… Причем если картины художники писали порознь, то книги иллюстрировали только вдвоем.
Почему вдвоем? Они потом и сами точно не могли вспомнить».

Дебютный роман Ангарад Уолкер с элементами магического реализма и антиутопии. Главный герой — мальчик, кочующий по больницам с неизвестной науке хворью, попадает в странную лечебницу под названием «Пепельный дом». Там нет ни врачей, ни учителей, ни поваров — только дети, которые сами себя обслуживают, следуя распоряжениям, полученным по телефону от загадочного директора. Но самое странное в этой больнице — в ней ни в коем случае нельзя болеть, иначе случится что-то ужасное. 
Ссылка на предзаказ появится до конца сентября на сайте интернет-магазина «Лабиринт».

«Новенький и Фрид стояли рядышком и смотрели, как шофер уезжает. Новенький был одет не так, как все в „Пепельном доме“. Брюки Фрида, видимо, когда-то были частью парадного костюма, но теперь покрылись пятнами, обтрепались по низу и стали ему коротки, так что не доставали до кроссовок, оставляя на виду грязные лодыжки. На новеньком были спортивные штаны без единой дырочки или пятнышка. Фрид впервые в жизни застеснялся своего вида. Больше всего на свете ему хотелось понравиться новенькому.
Он отбросил с глаз мокрую челку. Одежда — дело десятое. А вот чего жаль, так это того, что сейчас, когда новенькому предстоит впервые увидеть „Пепельный дом“, не светит солнце, что дым, поднимающийся от стен и крыши, не затмевает небо, что крошечные частицы пепла не смешиваются с пыльцой, ветер не играет ими и они не оседают на волосах и под глазами у детей. В дождь не так красиво.
Фрид открыл калитку и напомнил себе, что терпение — тоже благо. 
Он провел новенького к входу в „Пепельный дом“, украдкой косясь на него, чтобы увидеть, какое у него будет лицо, когда перед ним предстанут мягкие матовые стены, величественные трубы, блестящие окна, окаймленные черной сажей. Он хотел посмотреть, как у того округлятся глаза, как захватит дух. Вскоре калитка и подъездная дорога скрылись из виду, и между ними и „Пепельным домом“ не осталось никаких преград. Они остановились.
— Вот он, — сказал Фрид. — „Пепельный дом“».

«Ламинария» выпускает книги о морских животных, экологии, взаимоотношениях человека и природного мира. В сентябре издательство представит новую энциклопедию, посвященную китам. Умеют ли гигантские морские млекопитающие петь? Благодарят ли моряков за спасение? Почему киты выбрасываются на берег и с каждым днем их становится все меньше? Под обложкой — множество увлекательных фактов об одних из самых загадочных животных на планете. И замечательные иллюстрации художницы Натали Дион. 

«Киты... с ногами?
Древние предки китов были сухопутными млекопитающими.
У каждого было по четыре ноги, они передвигались по земле, питались рыбой и моллюсками. Размером они были с небольшую собаку. За миллионы лет их тела изменились. Ноги стали короче, морда вытянулась, ноздри переместились так, чтобы дышать под водой. В скелетах китов можно обнаружить органы, которые имелись у их наземных предков, например тазовые кости и кости передних конечностей».

Задача книги — подсказать родителям, как говорить с детьми на сложную тему смерти, а детям помочь пережить потерю близкого человека. Малышка Марта, главная героиня этой истории, очень любила свою бабулю. Им никогда не было скучно: пока родители занимались своими делами, бабушка с внучкой гоняли в футбол, играли в пиратов и кормили птиц в парке. Но однажды бабули не стало — и Марта скучала по ней день за днем. 
Ссылка на предзаказ появится в ближайшее время на сайте издательства.

«Вечерами Марте казалось, что она видит бабулю в окне. Но это были лишь тени от фонаря, и к утру они исчезали.
Мама сказала, что бабуля теперь на небе, в раю.
— А это далеко? — спросила Марта. — Давай ей туда позвоним!
Но мама объяснила, что в раю телефонов нет.
По ночам Марта вглядывалась в звездное небо. Она искала там рай, но не видела ничего, кроме звезд и мерцающих огней самолетов.
— Вернись, бабуля! — просила Марта. — Вернись, ну пожалуйста!
Папа сказал , что бабуля стала частичкой природы.
Один раз Марте даже удалось разглядеть ее лицо в листве старого дуба. Но потом подул ветер, и оно исчезло.
Раджан уверял, что душа бабули переселилась в какое-нибудь животное или птицу.
Марта начала внимательно присматриваться к зверям в зоопарке. И заметила, что многие сильно напоминают ее младшего братика.
Вот только бабули среди них не было…»

«Альпина Паблишер» представляет историю жизни создательницы муми-троллей с замечательными иллюстрациями и советами-комментариями для читателей. Сказки Туве Янссон согревают много поколений читателей, но ее жизнь и творчество выходят далеко за рамки историй о Муми-доле. Туве Янссон занималась живописью, иллюстрировала Кэрролла и Толкина, писала книги не только для детей, но и для взрослых. А еще она пережила две войны, у нее случались взлеты и падения, справляться с которыми помогала любовь к людям. 

«Контракт на комиксы о муми-троллях стал прорывом для Туве Янссон, она впервые стала получать постоянную высокую зарплату. О муми-троллях заговорил весь мир: каждый выпуск ждали миллионы читателей, книги переводились на разные языки. Благодаря подруге, театральной постановщице Вивике Бандлер, Туве Янссон вошла и в мир театра.
Вивика уговорила ее поработать с ней над пьесами о муми-троллях, и Туве впервые попробовала себя в роли художника-постановщика. Ее настолько увлек театр, что она написала о нем самую жизнерадостную из своих книг — „Опасное лето“. Постепенно муми-тролли стали занимать так много места в жизни Туве, что у нее не оставалось времени для любимой живописи. Туве продолжала писать картины, но гораздо реже, чем раньше.
К тому же всемирная слава усложняла жизнь Туве: писательница повсюду представляла своих героев, и это была еще одна полноценная работа среди других дел. Иногда у Янссон случались тяжелые периоды, когда ей не хотелось ничего делать и никого видеть. Этой болезнью страдают многие люди, даже самые талантливые и трудолюбивые, и называется она „депрессия“. Общая усталость грозила тем, что Туве совсем перестала бы писать о муми-троллях.
Совет:
Не забывай об отдыхе, не бойся поручать задачи другим, если у тебя слишком много дел. А если тебе плохо, обязательно обращайся за помощью».

Слепая курица мечтает попасть в такое место, где исполняются все желания. У нее их целых два — стать счастливой и чтобы все на свете плясали под ее дудку. Для дальнего путешествия незрячей птице нужна собака-поводырь, но курица находит лишь хромую утку. И уговаривает ввязаться в авантюру. Едва познакомившись, подруги отправляются в путь, но дорога оказывается сложнее, чем ожидалось, да и новая дружба клеится нелегко. 

«— Я и так прекрасно знаю, о чем ты мечтаешь, — усмехнулась утка. — Ты хочешь снова видеть.
— А вот и нет! — воскликнула курица. — Если я прозрею, то буду точь-в-точь как все. А я необычная курица. И мечта у меня необычная. До такого еще додуматься нужно. Я вот довольно долго думала.
— Ладно уж, — сдалась утка, которую уже мучило любопытство. — Давай выкладывай, о чем ты там мечтаешь.
— Хочу быть счастливой, — выпалила не без гордости курица. — И чтобы все плясали под мою дудку. Ну что скажешь?
Утка растерянно на нее уставилась.
И с кем она связалась? Какое дурацкое желание у этой курицы. 
— Эй, ты тут? — Курица нетерпеливо искала утку крыльями. — Как тебе мое заветное желание?
— Во-первых, это два желания, — поправила ее утка.
— Не будь занудой! — обиделась курица.
— А во-вторых, — утка повысила голос, — почему это все должны тебе подчиняться? Я лично не привыкла, чтобы мною командовали!
— Радуйся, что с тобой вообще разговаривают! И кстати, теперь твоя очередь делиться заветным желанием!
— И не подумаю!
— Но это нечестно! — возмутилась курица. — Я-то тебе все выложила!
— А кто тебя просил?
— Ну знаешь! Лучше бы я нашла себе собаку-поводыря!
— Вот и найди! — огрызнулась утка.
В таких вот утешительных беседах они коротали свой путь». 

Скидки, подарки, акции и другие новости, которые приятно узнавать первыми, — в наших социальных сетях

Подборки Афиши
Все